15:53
USD 68.81
EUR 81.15
RUB 1.04

Тюрьма – лицо страны

Почти сорок лет назад, в 1978 году, исправительная колония №27 была «зоной», где отбывали наказание осужденные за незначительные преступления. Однако после реструктуризации это учреждение стало лечебным. Заключенных, больных туберкулезом, практически со всех уголков Кыргызстана переводили на лечение сюда. В конце прошлого года руководство ГСИН приняло решение вновь изменить режим и создать здесь колонию усиленного режима.

Сейчас осужденных из 19-й исправительной колонии перевозят в 27-ю. В ближайшие месяцы ИК-19 будет пустовать, там продолжат строительство корпусов для лиц, пожизненно лишенных свободы.

Согласно правилам

По словам начальника Главного оперативно-режимного управления ГСИН Саламата Абдиева, заключенных из исправительной колонии №19 уже перевезли.

«В 27-й колонии уже отбывают наказание около 100 осужденных, а лимит наполняемости - 800 человек. Думаю, до конца месяца перевезем остальных. Но цифра плавающая, кто-то освобождается, кто-то, наоборот, только осужден»,- рассказал он.


В уже бывшей «тубзоне» сейчас полностью укомплектованы штат, войсковой наряд и охрана. Все без исключения осужденные будут отбывать наказание в так называемых отрядах, и в скором будущем 25 заключенных планируют привлечь к труду - открыть на территории производство по сборке банно-прачечного оборудования.

Кроме того, здесь уже подготовлен специальный корпус для тех, кто на воле работал в системе правоохранительных органов. По словам Саламата Абдиева, они никак не будут пересекаться с другими заключенными, территорию «красной» зоны полностью огородят и изолируют.

Еще одно новшество – спецодежда для осужденных. Хотя некоторые зэки, привыкшие чувствовать себя вольно, с нежеланием отнеслись к таким мерам.

«Во многих странах, в том числе в России и Казахстане, заключенные ходят в специальной одежде. У нас это применялось только в двух колониях. Сейчас мы хотим, чтобы и здесь был порядок. Не носить спецодежду – нарушение. На этой форме у каждого есть специальный номер», - продолжил он.

Впрочем, есть в колонии и нерешенные вопросы - не установлены  телефонные «заглушки».

«Пока на это нет денег, но мы изыскиваем такую возможность, изучаем предложения и, думаю, в скором времени купим их»,- заключил Саламат Абдиев.

Туберкулеза нет, все обработано!

А вот родственники осужденных, которых перевезли или планируют перевезти в бывшую «тубзону», обеспокоены тем, что их родные и близкие могут заразиться туберкулезом. Начальник медицинского управления ГСИН Акылбек Асанов признался, что ожидал подобной реакции.

«В настоящее время вопросов о заражении туберкулезом от источника, то есть зданий и территории, не должно возникать. Сразу после перевозки больных в другое учреждение мы обратились в департамент профилактики заболеваний и государственного санитарно-эпидемиологического надзора при Минздраве с просьбой провести обработку. Ей подверглось порядка 3 тысяч квадратных метров: это все здания и территория колонии. В середине прошлого года дважды провели обеззараживание»,- проинформировал он. 

Заразиться туберкулезом можно где угодно, утверждают медики. Сейчас все, кто попадает в уже бывшую «тубзону», проходят через современный рентген-аппарат, и в случае обнаружения заболевания осужденного отправляют в больницу, расположенную в 31-й колонии. Такие факты уже есть.

«Есть случаи, когда больные туберкулезом попадали в колонию прямо из зала суда. Но это не значит, что они заболели или заразились от почвы или стен колонии. Сам туберкулез - это тюремный бич. У нас такие проблемы бывают и в других учреждениях, в том числе в СИЗО. Среди около 100 осужденных, переведенных в 27-ю колонию, у троих обнаружен туберкулез»,- заключил Акылбек Асанов.

Условия не для всех

С момента обретения независимости в системе ГСИН сменился не один руководитель, однако серьезных изменений за этим не последовало. К примеру, приговоренные к пожизненному лишению свободы отбывают наказание с религиозными экстремистами и террористами. Бывшие сотрудники правоохранительных органов также сидят не в определенном месте, а «раскиданы» по спецучреждениям Кыргызстана.

Спецкомплекс камерного типа в селе Джаны-Джер для осужденных за религиозный экстремизм и терроризм начали строить еще в 2007 году, но он до сих пор не готов. Средств нет, но риск повторения ЧП на территориях колоний сохраняется. Одна из причин - отсутствие необходимых мест и условий содержания особо опасных преступников. Побег девятерых заключенных из СИЗО-50 вынудил руководство ГСИН идти на кардинальные меры, чтобы впредь не допускать подобных ситуаций.

Не зря говорят, «тюрьма - лицо страны».

Фото предоставлено пресс-службой ГСИН 

Бизнес