22:06
USD 69.85
EUR 79.60
RUB 1.05

Алик Орозов о прошлом, настоящем и будущем спецслужб

Сегодня отечественные чекисты отмечают 96-ю годовщину образования органов национальной безопасности. О прошлом, настоящем и будущем кыргызских спецслужб ИА «24.kg» беседует с ветераном-чекистом, прослужившим во всех структурах КГБ - ГКНБ, экс-секретарем Совета безопасности, экс-послом КР в Пакистане Аликом Орозовым.

- Алик Карыбаевич, примите поздравления по случаю профессионального праздника. Общеизвестно, что ГКНБ является правопреемником печально знаменитого советского КГБ, деятельность которого нагоняла страх на людей, порождала различные слухи и кривотолки. Упоминание об этом ведомстве неизменно ассоциировалось с политическими репрессиями и преследованием инакомыслящих. Да и в недавнем прошлом при Акаеве и при Бакиеве спецслужбы проявили себя не лучшим образом. Не случайно после бегства президентов из страны на ГКНБ обрушился шквал критики и негодования. Отдельные депутаты Жогорку Кенеша прямо-таки добивались упразднения спецслужб как бесполезных, вредных и опасных для общества. Согласны ли вы с такой оценкой деятельности ГКНБ?

- Спасибо за поздравления и за «горькую пилюлю» в виде вашего вопроса, хотя на праздники и не принято дарить лекарства. Многое из прошлой деятельности КГБ, особенно репрессии, конечно же, восторга ни у кого не вызывает. Но давайте все же взглянем на вещи в ином ракурсе - не с высоты сегодняшнего дня. Все, что произошло в истории, это уже данность. Органы ВЧК-ГПУ-ОГПУ-МГБ-КГБ, рожденные в огне революции, прошедшие через горнило гражданской, отечественной, «холодной» войн и изнуряющее противоборство двух мировых систем – продукт своей эпохи, которая и предопределила им роль карательно-репрессивного аппарата для подавления всего, что угрожало единству и целостности СССР. Спецслужбы в тех условиях априори не могли быть другими. Перегибов, конечно же, было много - у тогдашних советских руководителей другого понимания и представления о спецслужбах не существовало. Я не почитатель Сталина и не оправдываю его действий. Вместе с тем не трудно представить, что стало бы с Советским Союзом, если бы в свое время вместо него к власти пришел человек с горбачевским «перестроечным» мышлением.

- Прошла почти четверть века с момента обретения Кыргызстаном суверенитета, однако наши граждане все еще имеют смутное представление о роли, месте и предназначении спецслужб в системе государственных органов. Деятельность ГКНБ все еще остается для всех табу?

- Скажу больше: не только простые граждане, но и высшее руководство государства плохо представляет, что такое спецслужбы, какова их роль в обществе и чем конкретно они должны заниматься. В сознании наших вчерашних правителей органы нацбезопасности - все тот же репрессивно-карательный аппарат, но уже отживший свой век. Одно из первых громогласных заявлений тунгуч-президента Акаева «КГБ – топор, зависший над шеей народа!» и предрешило дальнейшую судьбу спецслужб. После августовского путча ГКЧП 1991 года он отправил в отставку председателя КГБ республики генерала Д.Асанкулова, а вместо него назначил вице-президента Германа Кузнецова, «крышевавшего» ОПГ. В «конторе» снова заполыхали печи - оторопевшие чекисты поспешно уничтожали компромат на нового шефа спецслужб. Затем последовала череда быстро сменяющихся новоиспеченных генералов – руководителей спецслужб, среди которых почти не было толковых профессионалов. Один из них позорно ретировался с пресс-конференции, запутавшись в ответах на элементарнейшие вопросы, другой привел с собой и назначил на все руководящие должности милицейских работников, третий, тоже когда-то начинавший карьеру в органах милиции, – потихоньку выяснял, за сколько можно продать ту или иную должность…

Власти в центре и на местах не знали, чем занять спецслужбы. Поэтому время от времени использовали их для решения задач, весьма отдаленных от проблем обеспечения национальной безопасности, например, направляли чекистов совершать подворный обход населения для снятия показаний электросчетчиков. Аким района мог запросто гневным окриком запретить районному начальнику ГКНБ поездку в область на служебно-оперативное совещание и отправить его в какое-нибудь хозяйство подсчитывать поголовье овец в стадах. В акаевские времена навсегда была похоронена такая важная линия деятельности ГКНБ, как контроль над процессами, происходящими в среде мусульманского духовенства. Тезис «Религия отделена от государства» понимался буквально, как полное невмешательство в религиозную среду, даже если там будет происходить подготовка к антигосударственному выступлению. В республике легализовало свою деятельность несметное количество всевозможных организаций и религиозных течений, в том числе и вредного толка. Что творится в наших мечетях и что там проповедуют самозваные муллы, известно было только одному аллаху. ГКНБ ни во что не ставили, по общественно-социальному статусу чекистов приравняли к постовым милиционерам, военнослужащим–контрактникам, а может, и к дворникам, подметающим улицы. Труд последних, судя по зарплате, ценился выше, чем такая специфическая и архиважная деятельность, как обеспечение государственной безопасности, требующая недюжинных способностей и высочайшей квалификации. Бедные чекисты обедали в столовых и стриглись в парикмахерских под запись в долговых журналах. Существует ли на свете государство, которое так наплевательски относилось к своим спецслужбам?!

А в бакиевское правление вообще было что-то страшное. Во все коридоры власти мутным потоком хлынули элементы с криминальным прошлым. Братья президента и его сыновья целенаправленно выстраивали какое-то бандитское государство. Президенту – Главкому ВС КР некогда было заниматься силовым блоком, и он назначил родного брата Жаныша «смотрящим» над всей правоохранительной системой, включая суды, прокуратуру и спецслужбы. Именно тогда появилась матрешка с героином, подложенная в сумку депутату Омурбеку Текебаеву, новогодняя посылка руководителю президентской администрации Медетбеку Садыркулову с отрезанными человеческими ухом и пальцем, в последующем зверски замученному и сожженному в машине, тогда же происходила расправа и физическое устранение неугодных журналистов.

Любое цивилизованное государство, по определению, должно вести беспощадную войну с ОПГ, либо уничтожая ее, либо загоняя в глубокое подполье, не позволяя им высунуться. У нас же президент Бакиев лично выходил на поклон к криминальному авторитету Рыспеку.

Так что критика в адрес ГКНБ и возмущения депутатов, требующих упразднения этого государственного органа, кажутся вполне обоснованными, но все же они носят огульный и абстрактный характер. Это все равно, что ругать машину за то, что та съехала в кювет, и бить ее палкой по капоту. Ясное дело, что машина здесь абсолютно ни при чем. Кто же тогда виноват? Водитель, не обладающий навыками вождения, или его инструктор, сидящий за рулем, но уже государственной машины? Ни тот, ни другой. Виноваты мы сами – граждане республики, идущие к избирательным урнам.

- Что вы предлагаете, чтобы всего этого с нашими спецслужбами не происходило, и кто должен определять и регулировать их деятельность?

- Только закон. Удивительно, но фактически такого закона нет, следовательно, мы живем в условиях беззакония деятельности ГКНБ?! Мне могут возразить – есть «Закон об органах национальной безопасности» от 1994 года.

Смею утверждать, что он не работает, потому что ему изначально было суждено появиться на свет мертворожденным. Проект этого бездействующего закона разрабатывался самими чекистами, причем в то время, когда разработчики находились в плену «совкового» мышления и вкладывали в документ морально изжившие принципы и понятия. Никто тогда не предполагал, какие угрозы и вызовы тысячелетия нас ждут, какие механизмы закон должен включать, чтобы не допустить прихода к власти в республике антинародных авторитарных режимов правления.

У нас правительство не находит ничего лучшего, как поручить разработку проекта самим сотрудникам того или иного ведомства, полагая, что им виднее. Заблуждается наше правительство. Закон создается в интересах общества, а не чиновников. Последние будут с высоты своей колокольни закладывать в документ те положения, которые удобны для них самих. В итоге мы получим облаченную в мантию закона ведомственную инструкцию, действие которой будет распространяться на все общество.

Граждане республики, содержащие за счет своего кармана армию чиновников, должны сами, создавая экспертные комиссии, определять контуры, параметры и содержательную часть того или иного министерства. Не «слуги народа» должны держать в узде своего господина-работодателя.

Закон об органах национальной безопасности должен быть открытым и понятным для всех граждан, в противном случае общество вновь окажется заложником спецслужб. Но общество осознанно должно делегировать им право на использование специфичных средств и тайных методов деятельности, без применения которых ее сотрудники не смогут выполнять поставленные перед ними задачи. И вся эта специфичная деятельность должна быть прописана в отдельном, совершено секретном «Законе об оперативно-служебной деятельности ГКНБ».

- Как вы прокомментируете череду шпионских скандалов в республике?

- Ловить шпионов – это весьма специфическая деятельность, требующая высокого профессионализма. Это кропотливая работа по анализу и сопоставлению фактов, расчету, моделированию и прогнозированию поведения субъекта. Ведь передать информацию теперь можно, не выходя из кабинета, щелкнув мышкой компьютера. Поэтому мне отрадно за своих коллег. Это свидетельствует о том, что чекистский генофонд удалось спасти.

Судя по роду деятельности арестованных, могу предположить, что они передавали упреждающие сведения о планах и намерениях правительства по тому или иному вопросу на международных переговорах. То есть преждевременно раскрывали карты оппонирующей стороне, тем самым сводя на нет усилия правительства.

Чтобы предупредить подобные явления, следует ужесточить режим секретности в госучреждениях, повышать бдительность сотрудников, организовать проверку личных и деловых качеств при назначении на ответственные посты.

- Какими вы видите спецслужбы завтрашнего дня?

- Спецслужбы будут существовать столько, сколько будет существовать государство, безопасность которого они обеспечивают. Для успешного выполнения этой сложнейшей задачи ее сотрудники должны быть возведены в ранг особой категории государственных служащих. В спецслужбах должны работать выдающиеся личности. Такие требования обусловлены современными рисками и угрозами, надвигающимися на нашу республику.

Популярные новости
Бизнес