20:56
USD 87.90
EUR 95.55
RUB 0.99

Много зарабатывают, или Как государство пытается иностранную охоту забрать

Охота в Кыргызстане для иностранцев удовольствие дорогое, изысканное и эксклюзивное. Из разных стран мира в сезон в кыргызские горы приезжают любители охоты, чтобы увезти с собой трофейных горных козлов или баранов Марко Поло.

Отлаженная схема

Государственный бюджет от иностранных охотников получает ежегодно более 100 миллионов сомов. Так, в 2023 году, по данным Министерства природы, экологии и технического надзора, поступило более 105,4 миллиона сомов, в 2022-м — более 146 миллионов.

И это только поступления за разрешения на отстрел животных, а есть еще налоговые отчисления и другие платежи. Сегодня весь процесс организации охоты для иностранцев отдан частному бизнесу, этим занято более 50 охотничьих хозяйств. До последнего времени к ним претензий как со стороны государства, так и иностранных охотников не было.

Система, когда охотой по утвержденным правилам занимается частный сектор, работает во многих странах мира.

Она оправдала себя со всех сторон. Частники заинтересованы, чтобы клиент в лице иностранного охотника был полностью удовлетворен, и, следовательно, захотел приехать еще не раз, а государство своевременно получало прибыль.

Однако последние новости заставляют всерьез беспокоиться бизнесменов от охоты. Недавно в администрации президента прошло совещание, на котором Министерству природных ресурсов, экологии и технического надзора поручили изучить возможность создания государственного предприятия. По замыслу инициаторов, оно объединит все охотничьи хозяйства страны и будет напрямую работать с иностранными структурами по организации охоты.

Охотпользователи (юридические лица независимо от формы собственности, имеющее лицензию на право
осуществления деятельности по охотничьему промыслу и ловле птиц, ведущее охотничье хозяйство, охрану, использование и воспроизводство охотничьих ресурсов на предоставленных ему в пользование охотничьих угодьях. — Прим. 24.kg) опасаются, что эта инициатива может навредить налаженному процессу охоты для иностранцев, охотнее сотрудничающих с частными структурами, чем с государственными.

Кроме того, для собственников охотничьих хозяйств, вложивших средства и силы в развитие бизнеса, — это верный шаг к разорению. Ситуация вынудила их обратиться с открытым письмом к президенту Садыру Жапарову. По мнению подписантов, разрушить сложившуюся систему ведения любого хозяйства нетрудно, но нужны годы и серьезные средства, чтобы создать эффективно работающую структуру.

Три месяца год кормят

Председатель Чуй-Бишкекского охотничьего общества Евгений Катулевский отметил, что идею создания госпредприятия аргументировали тем, что якобы деньги, которые берут за охоту с иностранных охотников, идут мимо казны.

«Это не так. Возьмем, к примеру, стоимость охоты на барана Марко Поло — $25 тысяч. Половина этих денег сразу идет государству, так как квота на добычу барана стоит 1 миллион сомов — примерно $12 тысяч. На оставшиеся деньги охотпользователь должен сделать все остальное: начиная от заключения контракта с иностранным клиентом до отправки его обратно с трофеем. Охотничий сезон длится около трех месяцев, однако в остальное время охотугодья тоже надо содержать: платить егерям, охотоведам, вкладывать в инфраструктуру», — отметил он.

Кроме того, в Кыргызстане охотхозяйства уже были государственными. Тогда руководство страны увидело, что это дело невыгодное, и отдало в аренду охотпользователям.

Сегодня оно осуществляет лишь надзор, следит за исполнением договоров и получает финансы: и налоги, и сбор за выкупленную дичь, и аренду животного мира, и другие. При этом не тратит на это ни сома.

В обращении на имя президента охотпользователи отметили: «Инициаторы создания госпредприятия предполагают, что иностранные организации с радостью будут заключать договоры с ГП. Но иностранцы очень щепетильны в анализе услуг, которые предлагают им охотпользователи. Заключение договоров сопровождается длительными согласованиями, тщательным изучением возможностей партнера, требованием высокого уровня обслуживания, профессионализма и менеджеров хозяйств, и егерей, вплоть до знания иностранных языков».

Сможет ли все это предоставить госорганизация? Кыргызстанцы не раз становились свидетелями, как перешедшие в госсобственность объекты быстро приходили в упадок.

Пока закон не разрешает

Заведующий отделом животного мира Министерства природы, экологии и технического надзора Адис Мадиев подтвердил, что ведомству поручили изучить вопрос о передаче всех охотничьих хозяйств в ведение государства с открытием госпредприятия.

Пока в Минприроды не могут сказать, чем будет заниматься госпредприятие, если его вообще создадут. По действующему законодательству сегодня у госоргана нет права открывать такого рода организацию.

«Деятельность охотничьих хозяйств регулируется Законом «Об охоте и охотничьих хозяйствах», который принят в 2014 году. В нем четко прописано, что охотхозяйственная деятельность предоставляется юридическим лицам на конкурсной основе. С ними заключаются договоры на срок 15 лет. На основании закона принято постановление 440 — положение о предоставлении охотничьих угодий. Сейчас заключены договоры с более 55 охотхозяйствами. Они могут быть расторгнуты только по решению суда, если прописанные в них условия не выполняются. Также надо отметить, что если все охотугодья заберем, госпредприятию потребуется дополнительное финансирование, увеличение штата. Надо изучить, имеет ли право госпредприятие заключать договоры с иностранными юридическими лицами напрямую. Все эти все процедуры надо рассмотреть», — заключил Адис Мадиев.

Популярные новости
Бизнес