09:55
USD 86.45
EUR 92.47
RUB 1.00

Вторжение в Кыргызстан. Как медики Нацгоспиталя спасали жизни пострадавших

В результате военной агрессии Таджикистана в Кыргызстане пострадали около 200 человек, погибли 59. Системе здравоохранения пришлось оперативно реагировать на очередной вызов. На помощь приграничным больницам отправились медики из Бишкека, Ошской и Джалал-Абадской областей.

Из Национального госпиталя в Баткенскую область вылетели более 30 врачей и медсестер. Некоторые из них выехали в аэропорт прямо с рабочего места, успев захватить с собой только операционную униформу.

О том, в каких условиях пришлось работать медикам 16-19 сентября и как изменился за последние годы характер ранений, 24.kg рассказал заведующий отделением нейротравмы № 1 Нацгоспиталя, заслуженный врач КР Эмилбек Эсенбаев.

24.kg
Фото 24.kg. Заслуженный врач КР Эмилбек Эсенбаев
— Врачи Нацгоспиталя постоянно на острие таких событий начиная с 1999 года. Поэтому они знают, как поступать во время массового поступления экстренных больных. Приемное отделение сразу превращается в приемно-сортировочный пункт — кого в реанимацию, кого — в операционную, кого — в палаты отделений.

Этапы оказания медицинской помощи соответствуют военной обстановке.

В нашей группе были операционные сестры, средний медперсонал и врачи почти всех профилей, узкие специалисты — нейрохирурги, реаниматологи, анестезиологи, торакальные, сосудистые и гнойные хирурги, травматологи. Специалисты сильные, с хорошей выучкой.

Эмилбека Эсенбаева
Фото Эмилбека Эсенбаева. Врачи Нацгоспиталя
Мы приехали в Лейлекскую районную больницу 16 сентября, там две операционные. Мы развернули еще одну, поставили инструменты, оборудование, наших операционных медсестер и анестезиологов, и тут же начали поступать массово раненые. Одновременно работали три операционные.

В это время там были проведены уникальные по своей сложности операции. У одного пострадавшего, к примеру, стоял вопрос об ампутации конечности из-за повреждения крупной артерии. Наши сосудистые хирурги заменили поврежденную часть артерии его же веной, примерно 12 сантиметров. Ампутации ноги удалось избежать. Даже в условиях Нацгоспиталя это серьезная операция, не говоря уже о районных больницах.

— Как сейчас себя чувствуют прооперированные?

— Их транспортировали в Бишкек. Они стабильны, получают лечение. Хоть и тяжелые, но шанс на выздоровление кратно повысился из-за вовремя проведенной оперативной реанимационной помощи. Без этого судьба многих раненых была бы под вопросом.

— С какими травмами поступали раненые?

— Природа травм кардинально изменилась.

Если раньше, во время баткенских событий 1999-2000 годов, было много пулевых ранений, то сейчас стало много минно-взрывных повреждений, которые характеризуются обширностью травм.

Пострадавшие изначально сразу тяжелые, с сочетанными травмами, в травматическом шоке, с дыхательной, сосудистой недостаточностью. Тело повреждается большим количеством осколков. На первый план выходят повреждения крупных сосудов, брюшной, грудной полости, конечностей. Это требует участия большого числа хирургов нескольких профилей одновременно.

Один работает на шее, другой — на грудной клетке, третий — на брюшной полости, четвертый занимается сосудами. Это накладывает определенную специфику. В условиях районной больницы силами местных врачей делать такие операции практически невозможно. Поэтому помощь головных учреждений очень нужна. В развитых странах в этом плане большие возможности у оборонных ведомств, военных госпиталей.

Сразу после ранения пострадавших транспортировать в Бишкек нельзя. Им нужно оказать первую помощь, довести до стабильного состояния, а потом уже в сопровождении медиков перевозить на военно-транспортных самолетах. Что и было сделано. Сейчас один больной (с резекцией кишечника) остался в Лейлекской больнице под наблюдением врачей из-за тяжести состояния. По мере стабилизации его лучше транспортировать в столицу.

Учитывая тяжесть травм, пострадавшим потребуется длительная реабилитация.

Наш мир не становится лучше, гуманнее. Период мира закончился. Мы это видим повсеместно, поэтому должны быть готовы ко всему. Врачи должны быть готовы к оказанию экстренной, неотложной помощи.

Проблема в том, что врачи наши в основной массе повышают свои профессиональные навыки и умения за свой счет, отправляясь за рубеж в ведущие клиники мира. Было бы классно, если Минздрав и Минобороны, учитывая эту необходимость, отправляли наших врачей на курсы — если не полностью бесплатно, то хотя бы со скидкой. Это не очень дорого. Один месячный курс в России может стоить около 80-100 тысяч рублей.

Да, опыт наработан у нас большой, но кто не учится, тот уже отстал. Почему даже сотовый телефон люди обновляют каждый год, а врачи должны довольствоваться знаниями, полученными когда-то в Медакадемии? Медицина меняется очень быстро и надо, чтобы наши медики обладали этими знаниями и применяли их. Они должны быть на высоком уровне, чтобы потом не искать, куда отправить больного — в Турцию или в Россию и платить за лечение миллионы сомов. Не нужно бояться высокой стоимости оборудования, оснащения, если это спасет даже одного нашего жителя, военнослужащего, значит, оно того стоило.

— По словам экспертов, это, к сожалению, не последний конфликт. Что нужно сделать на будущее?

— Создать в приграничных больницах определенный запас лекарств и медтехники. Врачи любой специальности в любой момент через 40 минут на самолете будут уже там.

Важно, чтобы законсервированное оборудование было в рабочем состоянии, чтобы кто-то курировал этот вопрос на месте. Чтобы мы не везли все с собой. А то каждый раз приезжаем и начинаем все сначала. В советское время лекарства с длинным сроком годности хранились на местах на случай необходимости для гражданской обороны, а потом по мере сокращения срока годности передавались общественному здравоохранению. Все знали свое место и зону ответственности. Так и должно быть.

Нужно обучать кадры на местах, оснастить их мобильным передвижным инструментарием. Кроме того, нужно обучать солдат. Иногда военный один на один остается со своей раной. Его ранило, он уполз в темноту и там спрятался. В это время он должен вытащить индивидуальный пакет, наложить жгут, сделать себе обезболивающее. Как в зарубежных фильмах. Боевой товарищ может сделать даже трахеостому.

Вовремя наложенная давящая повязка может спасти человеку жизнь. Наши военнослужащие должны уметь это делать.

— В соцсетях появилась информация, что врачей отвезли на юг на военных самолетах, те работали несколько дней, спасали жизни, а потом им сказали добираться своим ходом в Бишкек. Как вы возвращались?

— Туда нас перебросили силами Минобороны военными самолетами, а возвращать пришлось Министерству здравоохранения, у которого таких средств нет, поэтому и возникают такие ситуации.

Даже у бизнесменов сегодня есть свои самолеты, Минздраву хоть бы один самолет или вертолет купили.

Для Минобороны возвращение медиков уже не первоочередная задача, нужно было вывозить раненых, доставлять груз 200, эвакуировать гемодиализных больных, рожениц и так далее.

Обычно возвращение врачей перекладывают на Минздрав. Так было всегда. Наверное, где-то и был сбой. Но врачей не оставили на улице голодными. Мы добрались из Лейлека в Ош своим ходом на маршрутке, а оттуда нас уже забрал самолет до Бишкека. Мы ехали не на курорт в Турцию, это не сравнится со страданиями народа и пострадавших.

Нас очень тронули радушие и доброта простого народа, нам приносили поесть, просто делали врачам горячий чай, кофе.

Большое спасибо за помощь и содействие в работе среднему и младшему медперсоналу Лейлекской больницы, врачам Ошской городской больницы, отдельное спасибо Минздраву в лице замминистра Улана Садыкова. Он мог бы просто руководить, но он участвовал в операциях — он сам травматолог; позаботился о нашем расположении, питании, обеспечении лекарствами, был вместе с нами, курировал больных. Минздрав на этот раз хорошо обеспечил шовным материалом, лекарствами. Мы не почувствовали дефицита в чем-либо.

Популярные новости
Бизнес
25 июля, четверг
24 июля, среда