18:10
0
USD 67.94
EUR 83.42
RUB 1.20

Азамат Абдрахманов: Все дети замечательные, даже правонарушители

Когда у начальника Инспекции по делам несовершеннолетних (ИДН) Главного управления общественной безопасности МВД Азамата Абдрахманова спрашивают, сколько у него детей, он, шутя, отвечает: «Три с половиной тысячи!» Именно столько сегодня по республике состоит несовершеннолетних на учете ИДН.

С начала года подростки совершили более 900 преступлений. Кражи, грабежи, вымогательства, избиения. Все шишки за слабую профилактическую работу зачастую летят в адрес ИДН, и главе инспекции становится обидно. О проблемах службы, о сложностях работы с детьми, кадровой текучке и другом подполковник милиции рассказал в интервью ИА «24.kg».

- В республике проживает 2 миллиона 145 тысяч несовершеннолетних, а инспекторов у нас – чуть больше 500. За счет перераспределения внутренних резервов МВД в 2015 году ввели 133 дополнительных единицы ИДН. Но и этого недостаточно. Сегодня нам необходимо еще 250 инспекторов. В городской местности один инспектор должен обслуживать 4 тысячи несовершеннолетних, в сельской – 3 тысячи. В России, к примеру, на одного полицейского по делам несовершеннолетних приходится всего 1,5 тысячи детей. В среднем в каждой школе учится около тысячи детей, самое большее - 3,5 тысячи. Вы придите в школу, проведите профработу с каждым ребенком, и чтобы ни один не совершил ничего противоправного. И не забывайте: учатся дети в одной школе, а живут по всему городу. Дополнительно за инспекторами ИДН закреплены административные участки, они должны обойти все места концентрации несовершеннолетних, места их времяпрепровождения и успеть переговорить с родителями. Получится? Можно ли морально потом спрашивать: «А ты успеваешь с работой?»

В городской местности с горем пополам мы закрепили за каждой школой одного идээнщика, а в сельской на него приходится по 5-6 школ, расположенных в разных айыльных округах. В неделю нужно приехать и провести работу хотя бы один раз в каждой школе. Иногда нужно проехать 90-120 километров. А служебных машин у нас нет ни одной.

Нельзя забывать и то, что приходят к нам на службу выпускники гражданских вузов, курсанты, которые в милиции еще не прошли практику. Я их обучаю уму-разуму, а они потом уходят в другие подразделения – следователями, участковыми. У меня получается кузница кадров и постоянная их текучка. Непрестижно работать идээнщиком. Хотя приняли все меры для мотивации, даже звание повысили до подполковников милиции. Даже девушки приходят, но от силы год поработают и уходят. Некоторые инспектора не могут выступать публично перед детьми, убеждать и рассказывать им об ответственности в жизни. Я себе поставил план: каждый месяц писать по методичке - рекомендации сотрудникам ИДН. Не читают! Я уже карманные, тоненькие буклетики готовлю, чтобы хоть как-то заставить их читать.

- Какой человек должен работать с детьми?

- В первую очередь – педагог. Конечно, юридическое образование нужно как базовое. Я всю жизнь работал в ОВД, около девяти лет назад пригласили в инспекцию, тогда и понял, что нужно педагогическое образование. Работал и бегал в университет на заочку, окончил вуз по специальности психолог.

У нас очень специфическая работа. Когда человек носит милицейскую форму, он становится несколько строже. А дети все чувствуют, найти с ними общий язык нелегко. Это со взрослыми легко договориться. А детей надо любить, знать, чем они живут, чем интересуются. С ними надо работать честно. Нужна мотивация – им понравиться. Если будете отталкивать ребят, нагрубите или хоть один раз оступитесь, потеряете авторитет. Инспектор ИДН должен быть лидером и идеалом. К каждому ребенку нужно найти свой подход. Они все замечательные, классные дети, понимаете, даже правонарушители. Просто они ошибаются, иногда неправильно воспитаны или переживают переходный возраст, хотят выделиться, проявить себя.

Когда еду на проверку, изучаю дела, смотрю фотографии ребят. За каждой - судьба. Инспекторам говорю: «Представьте, что это ваша дочь или сын». Есть сотрудники ИДН, которые одевают своих подопечных, обувают, иногда на ночь домой берут, пока оформляют документы.

- Расскажите о ваших подопечных. Всех ли можно направить на путь истинный, или все-таки есть неисправимые?

- Из 3,5 тысячи, состоящих на учете, всего 15 процентов девочек, остальные – мальчишки. На повторные преступления идут лишь 2 процента. И один процент попадает в места лишения свободы. Считается, что правонарушители - только из неблагополучных семей, но есть и из вполне благополучных. Дети чиновников, например. От этого никто не застрахован. Есть школьные лидеры, которые хотят себя проявить, они диктуют моду, как разговаривать, как себя вести, какие-то другие правила. В каждой школе есть это противостояние. Нужно работать с ребятами. У них столько энергии! И ее надо куда-то направлять, показать подросткам их хорошие качества.

Каждое лето мы находим спонсоров и отправляем детей, состоящих на учете ИДН (в основном малоимущих, из неблагополучных семей, находящихся в конфликте с законом), на побережье озера Иссык-Куль. По возможности с их инспекторами. Я их провожаю на автобус. Они как в концлагерь едут! Грустные лица. Ни с кем не разговаривают. В летней школе их ждет очень насыщенная программа: там они учатся играть на гитаре, изучают приемы самбо, проводят вечера у костра. И возвращаются оттуда совсем другими, это по лицу, по глазам видно. Прощаясь, девочки и мальчики плачут, и самое главное – обнимают своего инспектора ИДН. Они понимают, что есть доброта, доверие и правильное отношение.

Подростки совершают правонарушения, оказываются на улице и уходят из дома не от хорошей жизни. Они никогда не уйдут оттуда, где тепло, где к ним хорошо относятся, где их кормят, они уходят оттуда, где пьют, бьют, издеваются над ними. По долгу службы встречал таких родителей, которых самих посадить надо. Детей жалко.

Как-то на Ошском рынке в ходе рейда нашли пятилетнего мальчика, который жил в колодце. Милый такой, и что поразительно, чистенький, следил за собой. Жил один целый месяц. Отец умер, мать с ним приехала на заработки в Бишкек из южного региона. Работала тут, а через несколько месяцев вышла замуж. Привела ребенка сама на Ошский рынок и говорит: «Ты пойми меня правильно, я должна свою судьбу устроить». Новый муж такое условие поставил, и мамаша бросила своего ребенка. Составили протокол, отправили мальчишку в Центр профилактики правонарушений несовершеннолетними (ЦППН).

Его история легла в основу документального фильма, снятого для служебного пользования, чтобы инспектора прочувствовали проблему. Когда показывал фильм, 30-40 процентов сотрудников ИДН плакали. Один инспектор, у которого было пять своих дочерей, после семинара решил усыновить мальчишку. Приехал в ЦППН, но оказалось, что тетя уже забрала ребенка…

- Сколько у нас уличных детей?

- За один рейд по Бишкеку за день собираем до 100 несовершеннолетних. Потом отвозим родственникам в Баткен, Ош, Джалал-Абад. Подростки слышат, что родители едут на заработки в Бишкек или Россию, находят какую-то возможность доехать до столицы: добрых людей много, подвозят. А здесь попрошайничают, подрабатывают, совершают правонарушения. Недавно провели подворовый обход и установили более 6 тысяч детей, которые проживают без родителей - у родственников, у соседей. И какое воспитание они получат? Мы своих-то детей, родных, толком не успеваем воспитывать, а тут чужие. И кем они вырастут? Одну 17-летнюю девушку выявили на рынке «Дордой», а она писать-читать не умеет, но деньги считает хорошо.

- Как заставить родителей исполнять свои прямые обязанности по воспитанию детей? Административные штрафы, насколько известно, сегодня небольшие.

- У меня четверо детей. Я целый день на работе, уезжаю – дети еще спят, приезжаю – уже спят. Супруга шутит: «Фотографию повесь, чтобы детям напоминать». Сотрудники правоохранительных органов любят дисциплину. Раньше, бывало, я детей по углам строил, чтобы тишина в доме была. После изучения психологии понял, что это неправильно. Нужно разговаривать с детьми, объяснять, что такое хорошо, а что - плохо. Говорят, самое хорошее капиталовложение – в детей. В их воспитание нужно вкладывать любовь, душу и философию. Нужно интересоваться жизнью ребенка. Недавно был на родительском собрании. Некоторые взрослые только после первой четверти узнали, во сколько заканчиваются занятия у их отпрысков. До этого дети где-то болтались по городу несколько часов!

Нужно знать, о чем мечтают дети. Бывает, что у них искаженные ценности. В Иссык-Кульской области как-то спросил у подростка, кем он хочет быть, сказал – бандитом, мол, машина будет, дом, пистолет… И это мне говорит 12-летний мальчик! И никто ему не сказал, что члены ОПГ живут не больше 30 лет. Выпускники школы не знают, кем хотят быть, какую профессию приобрести. Я уже в пятом классе погоны рисовал. Часто взрослые ограничиваются тем, что говорят: «Куплю тебе дом, машину, должность». Не делайте медвежьей услуги.

Нельзя детей и бить. От воспитания больше эффекта, чем от насилия.

- Иногда взрослые оправдывают свою жестокость, говоря, что их же тоже били в детстве, но они выросли хорошими людьми.

- Ни в коем случае бить детей нельзя. Рано или поздно дети вырастут и станут физически сильнее вас. Надо их воспитывать.

Популярные новости
Бизнес