14:34
USD 84.76
EUR 100.89
RUB 1.16

Ситуация на границе. Кто и как восстанавливает разрушенные в Баткене дома

В конце апреля в районе пункта распределения воды «Головной» в Баткенском районе произошел вооруженный конфликт между пограничниками Кыргызстана и Таджикистана. Столкновения переросли в военные действия с использованием армейских подразделений и тяжелой техники. Таджикская сторона обстреляла несколько сел КР в приграничной зоне.

В событиях пострадали 189 кыргызстанцев, 36 человек погибли, среди них дети. Более 40 тысяч людей были эвакуированы из зоны конфликта.

С момента инцидента прошло почти два месяца. Журналисты 24.kg посетили Баткенскую область и посмотрели, как восстанавливаются пострадавшие села.

В нескольких селах Кыргызстана в результате обстрела полностью разрушены или частично пострадали дома, школы, детские сады, магазины и другие объекты.

Группа активистов во главе с юристом Санией Токтогазиевой направила обращение в Международный уголовный суд по факту вооруженного конфликта на границе и агрессии со стороны Таджикистана в отношении мирных граждан КР. Администрация президента Садыра Жапарова это раскритиковала.

Обещания властей

Сразу после конфликта глава ГКНБ Камчыбек Ташиев гордо заявил, что у Кыргызстана хватит сил восстановить дома пострадавших в ходе обстрела. Он озвучил позицию государства: страна не будет требовать возмещения ущерба у соседнего государства.

«Мы не будем обращаться к Таджикистану с просьбой восстановить часть разрушенных домов. У нас хватит своих сил. Мы сами построим дома для нашего народа», — заявил тогда глава спецслужб.

Но даже строительство военного городка в селе Маргун Лейлекского района, которое помпезно начали с участием Садыра Жапарова, заложившего капсулу в фундамент дома, приостановили.

Большинство жителей села Максат, наиболее пострадавшего во время обстрела военными соседнего государства, до сих пор живут на улице. Их дома еще не начали восстанавливать.

В селе Максат Лейлекского района разрушено и сгорело более 80 домов, еще около 60 разграблены.

Дома в селе обещали восстановить за счет Турции в рамках двусторонних соглашений. Частично стройка началась. Но дальше фундамента дело пока не двинулось. Помочь также обещают частные компании.

Глава Кулундинского айыл окмоту Кудайберген Тажибаев уверяет, что совсем скоро жители заселятся в новые дома. «Их площадь составляет 126 квадратных метров. Там будут все условия. Внутри санузлы, отдельная кухня, три спальни, гостиная», — говорит чиновник.

Ночуют на улице

Пока же пострадавшие живут на улице. Семья Рустамовых больше месяца ночует в беседке. Ждут, когда достоят их дом. Стройка бойко началась, но вскоре заморозилась. Возвели только фундамент.

«Дом почти полностью сгорел. Спасибо народу, собрали для нас одежду, тошоки, одеяла, посуду. Даже холодильник дали», — говорит жительница села Максат Кумуш Рустамова.

Ее супруг получил ранение в конфликте в 2019 году, сейчас по инвалидности получает мизерную пенсию, работать не может. Сын тоже с ограниченными возможностями.

«Сын постоянно просит переехать. Но куда мы поедем? У нас нет такой возможности», — сетует женщина.

Кумуш Рустамова признается: сельчане живут в Максате на свой страх и риск. Местное население чувствует себя брошенным властями.

Другой житель села Максат Фахреддин Шайбеков также остался без крыши над головой. У него был большой и благоустроенный дом. Он работал в России на стройке и копил на него 20 лет. Теперь от него остались лишь обугленные стены.

«В доме были все условия для жизни. Восемь комнат, навес, летняя и зимняя кухни, мебель... Когда начали стрелять, мы все оставили и убежали. Через три дня приехали, дом, машины сгорели, ничего не осталось, все обокрали и сожгли», — вспоминает Фахреддин Шайбеков.

Абибилла Эркебаев 29 апреля тоже был дома. «Ранили парня, который с нами был. Мы в маленьком арыке ползли 2-4 километра. Сверху стреляли из автоматов. У меня не было надежды на жизнь. Я думал, что умру. До сих пор переживаю стресс. Супруга тоже заболела. Дети убежали и не вернулись», — рассказывает сельчанин.

Абибилла Эркебаев взял кредит, чтобы завести хозяйство, купить корову и начать свое дело. Пока он прятался от пуль, из дома угнали скот. Власти заявили, что ущерб ему восстанавливать не будут. Долг по кредиту на сегодня — 300 тысяч сомов.

Палаточная пытка

Кайринисе Эрматовой 51 год. Всю жизнь она прожила в этом селе. Здесь родились ее дети, растут внуки... «Дом сгорел. Он был из шести комнат. Я там жила с тремя внуками и двумя детьми. Сейчас ночуем в палатке. Здесь очень жарко днем, поэтому хожу в свой огород, готовлю еду на очаге в казане, сижу под деревом. А вечером возвращаемся в палатку», — рассказывает женщина.

Палаточный лагерь установили сотрудники МЧС. Под палящим солнцем брезент нагревается. В палатках невыносимо жарко и нечем дышать. В селе пыльно.

«Младшему внуку три года. Он инвалид: ходить и сидеть не может. Здесь из-за пыли и жары он чихал, заболел. Поэтому отправила детей на лечение в Бишкек», — говорит Кайриниса Эрматова.

На 30 палаток один медпункт. «Люди обращаются с температурой, кашлем, но в основном из-за аллергии. Здесь пыльно и грязно», — сетует фельдшер Айымгул Алымкулова.

Содержать в чистоте медпункт удается с трудом. Но в лекарствах, как уверяет медик, дефицита нет. «У нас все есть, антисептиков и лекарств хватает. Две коробки привезли из Бишкека», — отметила Айымгул Алымкулова.

Фельдшеру помогает молодая студентка-волонтер Бермет. Девушка родилась и выросла в селе Максат. После школы поступила в медицинский колледж в Кара-Балте. Учится на втором курсе.

«Приехала по собственному желанию в качестве волонтера.

С 24 мая работаю. Здесь условий нет, как в больнице. Сложно держать в чистоте помещение. Сколько бы мы ни старались, очень пыльно. В палатке жарко. Даже здоровым людям тяжело», — говорит девушка.

А что государство?

В селе Максат уже началось строительство детского сада на средства частных предпринимателей. Новое дошкольное учреждение рассчитано на 100 мест. На стройку выделено 45 миллионов сомов.

Началось и восстановление здания школы. Это единственный объект, который ремонтируется за счет средств государства.

У жительницы села Арка Гулайым Турдалиевой был продуктовый магазин в приграничной зоне. Он полностью разрушен. И до сих пор его не восстанавливают.

«У меня шестеро детей. Я арендовала помещение. Содержала семью от выручки в магазине. Внутри было пять холодильников, заполненных продуктами. Все сгорело. Прошло уже больше месяца, но даже завалы не разобрали. Хорошо бы, если правительство поддержало финансово. Все ведь деньгами решается сейчас», — надеется Гулайым Турдалиева.

Не дождавшись обещанной помощи от властей, женщина поставила прилавок прямо во дворе своего дома. Худо-бедно удается заработать на хлеб.

«Нужно работать, кормить шестерых детей. У мужа сахарный диабет. Он не может выполнять тяжелую физическую работу», — говорит женщина.

В Жаны-Жерском айыл окмоту Лейлекского района пострадали 5 домов, 22 АЗС, 54 объекта (торговые точки, аптеки, столовые и тойкана). Из них на сегодня восстановили только два за счет личных средств предпринимателей.

Популярные новости
Бизнес
1 августа, воскресенье