16:01
USD 84.75
EUR 102.96
RUB 1.14

Трагедия в Дачи Су. 39 жизней, не ставшие уроком

Ровно четыре года назад, ранним утром 16 января 2017 года близ аэропорта «Манас» потерпел крушение транспортно-грузовой «Боинг-747». Самолет, летевший из Гонконга в Стамбул, хотел приземлиться в Бишкеке на дозаправку. Борт с грузом около 80 тонн буквально рухнул на спящих жителей дачного поселка Дачи Су: погибли 35 кыргызстанцев и 4 члена экипажа — граждане Турции. Разрушено несколько десятков домов.

Причиной авиакатастрофы назвали ошибку экипажа самолета.

Журналист 24.kg встретилась с выжившими в той страшной трагедии, чтобы узнать, как изменилась их жизнь.

Раны не зажили

Несмотря на то что со дня происшествия прошло четыре года, раны все еще не зажили.

 Гулайым Бектемирова в то утро потеряла дочь и внуков.

«Я с мужем была в Москве, работали там. В то утро нам позвонили из села, рассказали о произошедшем. Стала сразу звонить соседу, чтобы уточнить, куда именно упал самолет. Он коротко ответил: «Срочно прилетайте». Пыталась расспросить, все ли нормально с моими детьми, он сказал, что узнаю по приезде», — вспоминает женщина, вытирая слезы на глазах.

Самолет рухнул прямо на дом, где проживала семья 32-летней дочери Гулайым Бектемировой. Погибли трое внуков женщины, зять и дочь, которая была на последних месяцах беременности.

  Шесть жизней. Все погибли. Я увидела своих детей только в морге.

 Гулайым Бектемирова

Многие сельчане, отмечает женщина, остались разочарованными действиями властей, в частности недоумение вызвал тогдашний президент Алмазбек Атамбаев. «Ответственность за оборванные жизни именно на нем, так как груз перевозивший самолет, как говорят, принадлежал его семье», — заявила Гулайым Бектемирова.

Однако официальных подтверждений, что груз принадлежал Атамбаеву или его близким, нет. Следствие это тоже не доказало.

«Переложили ответственность на пилотов. Ведь они сами погибли. Но вина в том числе и хозяина груза. Говорят же, самолет был перегружен, что половину товаров должны были выгрузить в Бишкеке. Владельца до сих пор не могут найти. Если бы вели объективное расследование, то выяснилось, что груз принадлежит чиновникам. Если простого гражданина — его сразу арестовали бы», — считает Гулайым Бектемирова.

«Глава государства тогда не приехал на место трагедии, не спросил о состоянии людей, потерявших родных и близких. Только спустя 10 дней Алмазбек Атамбаев пригласил нас к себе и выразил свои соболезнования. Почему он не пришел в день катастрофы или на следующий день, когда была суматоха?» — задается вопросом женщина.

Погибли всей семьей

Каждый год 16 января семья Заары Умаралиевой приезжает из Лейлека, чтобы почтить память погибших в авиакатастрофе. Ее дочери было 25 лет.

«Моя дочь второй месяц со своей семьей жила в Дачи Су. За день до страшной трагедии мы с дочерью и ее двумя детьми гостили у моего младшего сына в селе Озерном. В ту ночь я не хотела отпускать ее домой, просила остаться. Но она сказала, что у братишки дома холодно, и вернулась в поселок. Утром ее семьи не стало. Под обломками самолета остались она сама, ее муж и двое детей. Дочь была на восьмом месяце беременности», — рассказывает женщина.

Семья сына Айтбубу Исабаевой тоже в то утро не проснулась.

«Утром в 7.15 мне позвонили, сказали, что самолет потерпел крушение возле дома моего сына. Я приехала сразу на место происшествия. Самолет, падая, сравнял дома с землей. Сына забрали на скорой. Тела внуков сложили в черный пакет и оставили. От увиденного я упала в обморк. Когда пришла в себя, поняла, что нахожусь в юрте. Все вокруг пытались успокоить. В катастрофе я потеряла сына, двух внуков четырех и шести лет и беременную невестку, которая вот-вот должна была родить девочку», — рассказывает Айтбубу Исабаева.

Близких женщина похоронила в родном селе — в Ноокене. Ее сыну было 30 лет.

пострадавшей
Фото пострадавшей. Семья сына Айтбубу Исабаевой

Полное безразличие от властей

Сегодня Дачи Су — это поселок из более чем 400 участков. Каждый из них поделен на несколько семей. По словам главы поселка Туратбека Токторбаева, сейчас в населенном пункте проживает 9 тысяч 300 человек.

В день трагедии, по официальным данным, в поселке полностью было разрушено 19 домов, еще 7 — признали аварийными. Частично разрушения получили 12 домов.

В большинстве своем проживающие в Дачи Су — приезжие из регионов. Купить участок здесь в свое время можно было относительно дешево. Многие скупали земли, чтобы перепродавать. В начале 2000-х поселок массово заселили, увеличилось число тех, кто построил себе дома и остался на постоянное проживание.

По словам местного жителя Жаангира Жамшитова, 80 процентов сельчан живут за чертой бедности.

«Причина, по которой народ сюда заселяется, это дешевизна земель. Большинство здесь живут с достатком ниже среднего. В городе участки стоят от $7 до 10 тысяч. А здесь за эти деньги можно дом купить», — говорит Жаангир Жамшитов.

После трагедии, рассказывает мужчина, некоторые переехали. Но в большинстве людям некуда идти. Они продолжают жить в поселке с риском для жизни.

«Авиакатастрофа вселила страх в сердца жителей», — говорят сельчане.

С первых дней трагедии они требуют решить вопрос с переселением в более безопасное место. Однако местная власть и руководство страны отмахиваются от пострадавших в Дачи Су, как от назойливых мух.

Выживаем своими силами

Без прописки и документов на дом — таковы реалии жителей поселка Дачи Су.

«В этих дачах с советских времен живут люди. С тех времен таким поселкам не выдают ни статуса, ни рассматривают вопрос присоединения к айыл окмоту», — говорит глава Дачи Су Туратбек Токторбаев.

Другая жительница села рассказала, что во время вспышки коронавируса власти не помогали жителям Дачи Су. Люди буквально умирали без доступа к больницам, даже поликлиники в поселке нет.

«Летом во время карантина с активистами села бегали, просили журналистов о помощи. Народ решал все свои проблемы сам. Ни один чиновник, ни представитель правительства не пришел, не поинтересовался, как мы боремся с вирусом. Нигде нет учета, сколько людей умерло в поселке от коронавируса, нас не регистрируют. Нас никто не принимает. Сколько жещин рожают дома... Для властей судьба 10 тысяч жителей Дачи Су — ничто», — сетует местная жительница Нуриза Ниякеева.

По словам жителей, они, не дождавшись помощи от государства, сами построили ФАП. Однако в правительстве не выдают разрешительных документов для его функционирования.

«Народ просит садовую книжку изменить на Красную книгу. Пусть, если даже не присваивают статус, хотя бы дадут разрешение состоять на учете. На даче «Беш-Кунгей» именно таким образом решили этот вопрос», — рассказал Жаангир Жамшитов.

«Справедливость — это не когда место трагедии отгораживают бетонными заборами и пишут на камнях имена погибших. Справедливость — это решение проблем во избежание новых катастроф», — считает другой житель Базаркул Ормонбеков.

Переселение невозможно

Вопрос переселения жителей Дачи Су поднимался не раз. По словам акима Сокулукского района Аманкана Кенжебаева, где расположены указанные дачные участки, статус дачного участка меняется только постановлением Жогорку Кенеша. В Минюсте эти земли указаны как Садоводческое общество.

Только по решению парламента дачные участки могут перейти в айыл окмоту.

«Этим вопросом занимался депутат Экмат Байбакпаев. Он создавал комиссию. Не знаю, как вышли итоги. По-моему, она так и осталась нерешенной. На сегодня и из других участков обращаются. Но без решения парламента мы не имеем права принять на баланс. По Сокулукскому району — у 62 участков, по Кыргызстану — у 380 участков такие же проблемы. На сегодня ни один вопрос не решился по дачным участкам», — заключил аким района Аманкан Кенжебаев.

«Меняются премьер-министры, президенты, но никто не сделал ничего. Нам говорят, статус не дадут. Мы спрашиваем, почему? Говорят, опасно. Тогда говорим, вынесите такое решение официально. Они не хотят. Когда Сооронбай Жээнбеков был президентом, вышел указ о решении проблем людей, проживающих вблизи аэропорта. Я год бегал за комиссией, реализующей этот указ. Спрашиваю у представителей министерств, вы заседали по этому вопросу. Ничего не отвечают, не знают, сидят, жуют жвачки», — заключил Базаркул Ормонбеков.

Отметим, ущерб, нанесенный крушением самолета 35 пострадавшим, в полном объеме возместила турецкая компания, осуществлявшая рейс. Тогдашний глава комиссии Мухаммедкалый Абылгазиев так и не озвучил конкретных сумм компенсаций. Он сослался на то, что по просьбе самих пострадавших, из этических соображений и в целях безопасности, эту информацию не разглашают.

Для детей, оставшихся сиротами и полусиротами, денежные средства перечислили на депозитные счета в национальной и иностранной валюте. Они будут им доступны по достижении 18 лет.

На месте трагедии построен памятный мемориал в память о погибших.

Остальные же местные жители, у которых пострадали дома, получили от 10 до 25 тысяч сомов в качестве компенсации.

Популярные новости
Бизнес
27 февраля, суббота