18:18
USD 77.42
EUR 91.14
RUB 1.05

Бьет — не молчи! Когда безнаказанность порождает насилие

После первой драки я собрала вещи, схватила сына в охапку и ушла от мужа. Потому что ударил раз, ударит и второй. Не стерпится и не слюбится. А сколько наших женщин наивно прощают обиды, обманываются, годами терпят побои и унижения? Причин тому много, но однажды все может закончиться. Смертью.

Вопросов больше, чем ответов

Для 36-летней жительницы Нарынской области эта новогодняя ночь стала последней. Когда медики приехали 1 января по вызову, им оставалось только констатировать смерть. Женщина умерла от побоев. Супруг погибшей признался, что между ними произошла ссора, и он дважды ударил ее кулаком по лицу и пинал по голове. Сиротами остались двое детей.

26-летняя Нурсулуу из Баткена тоже свое отстрадала. Молодую маму троих детей зверски избил муж. Чтобы скрыть свое преступление, он вылил на тело молодой женщины кипяток. С многочисленными гематомами, ссадинами и ожогами она попала в отделение реанимации областной больницы, где скончалась 4 января.

В 2018 году, по данным фонда «Женская демократическая сеть», от домашнего насилия погибли 62 женщины, еще 288 получили травмы.

Это только по официальным сведениям. А сколько случаев остается неизвестными, сколько женщин продолжают страдать от семейного насилия? Обе убитые женщины подвергались жестокому семейному насилию регулярно. Почему не ушли от тиранов? Родственники обо всем знали. И молчали? Почему не уберегли? Вопросов в обществе возникло много.

От первой пощечины до убийства

У психологов и работников кризисных центров есть свой ответ: «Это традиционная культура — не вмешиваться в семьи. Родственники не обращают внимания, закрывают глаза, считая, что это муж и жена, сегодня ругаются, а завтра мирятся».

Все еще остается актуальным терпеть, скрывать, не выносить сор из избы: «Стыдно. Что люди скажут?!»

Люди посудачат и забудут через какое-то время, а жертва стереотипов и дальше будет терпеть в ущерб себе.

«Очень многие женщины терпят домашних насильников из-за экономической зависимости. Трое-четверо детей, жилья и работы нет, без профессии, а иногда и среднего образования, если это был ранний брак. И ситуация по семейному насилию будет ухудшаться. Прогноз у меня неутешительный», — поделилась своим мнением с 24.kg исполнительный директор Ассоциации кризисных центров Толкун Тюлекова.

Семейное насилие — это не просто пощечина или удар, от которого остался синяк. Это уже поломанные руки, ноги, ребра.

Толкун Тюлекова

Семейное насилие, по ее словам, стало агрессивнее, иметь тяжкие последствия для здоровья. Пострадавшие большей частью обращаются в стационар и судебно-медицинскую экспертизу.

Неадекватное наказание

Основной причиной проблемы Толкун Тюлекова считает неэффективность государственных мер. «Да, законодательство есть (в 2017-м в Кыргызстане приняли закон об охране и защите от семейного насилия), но сама правоприменительная практика, к сожалению, очень плоха. И ситуация патовая. Меры, предусмотренные в Кодексе о проступках, неадекватны», — отмечает глава АКЦ.

Наказание за домашнее насилие — исправительные или общественные работы либо штраф от 30 тысяч до 60 тысяч сомов. Какая женщина согласится заявить в милицию, чтобы ее супруг выплачивал такой штраф?

Многие женщины, которые пришли в кризисные центры, обращались и в милицию. Однако там, по их словам, ничего не сделали.

«У сотрудников правоохранительных органов сегодня связаны руки, больше трех часов задерживать домашнего насильника они не могут. Дознаватели завалены делами, причем сроков рассмотрения таких дел нет. Но в любом случае мы просим жертв обращаться в милицию: безнаказанный человек будет и дальше совершать насилие», — подчеркнула Толкун Тюлекова.

В семьях, где совершается домашняя тирания, страдают и дети. Им нужна помощь детского психолога. Часто они переносят в будущем такую модель поведения и в свои семьи.

В настоящее время рабочая группа разрабатывает поправки в Кодекс о проступках, предусматривающие арест за семейное насилие.

Закон есть, убежищ нет

Действующий закон предполагает выдачу охранных ордеров, запрещающих насилие, прямые и косвенные контакты с пострадавшим. Любой свидетель домашнего насилия может обратиться в органы внутренних дел и сообщить об этом. Но делают ли так люди? В таких случаях, кстати, нужно быть готовым к тому, что вместо благодарности о помощи жертва обвинит во вмешательстве в личную жизнь. Что отбивает какое-либо желание реагировать вновь.

Пострадавшие по закону имеют право на помещение в государственное или муниципальное убежище для безопасного временного проживания. Пребывание бесплатное. Однако проблема в том, что таких госприютов в республике до сих пор нет, а существующие благодаря неправительственному сектору всегда забиты.

Несколько лет назад в Кыргызстане провели оценку последствиям семейного насилия.

Один случай убийства государству обходится более чем в 2 миллиона сомов.

Это только прямые расходы (работа следствия, судов, судмедэкспертов, ГСИН). Дальнейшие выплаты государства на детей или пособия по инвалидности не входят в эту сумму.

Искоренить проблему очень сложно, признает Толкун Тюлекова. Но снизить ее последствия и масштабы возможно.

«Что нужно сделать сегодня? Государству очень важно заявлять на высоком политическом уровне о нетерпимости к семейному насилию. Государственные меры по отношению к насильникам должны быть эффективными. Не продвигать культуру насилия среди детей через фильмы и компьютерные игры. Женщины не должны молчать», — резюмировала она.

Популярные новости
Бизнес
11 августа, вторник