03:33
USD 69.11
EUR 81.33
RUB 1.04

Спонсор, донор, бизнесмен. Почему эти слова стали в Кыргызстане синонимами?

Исследователи подвели печальные итоги реальной инвестиционной политики Кыргызстана. В течение последних недель в Бишкеке прошло несколько круглых столов и конференций, посвященных участию иностранного капитала в развитии экономики страны. Местные эксперты твердо ответили на вопрос, почему при богатстве недр, либеральном законодательстве и продвижении в различных рейтингах международных финансовых институтов стране практически не удается привлечь крупный бизнес к реализации выгодных, на первых взгляд, проектов.

Разбаловали? Возможно...

«Неблагоприятный фон формируется еще на начальной стадии, - утверждает глава аналитического центра «Полис Азия» Эльмира Ногойбаева. – В Кыргызстане тиражируется образ инвестора как «пришлого капиталиста». Этот стереотип остался в КР в наследство от социалистической культуры. Другой предпосылкой является социальное иждивенчество, которое является порождением значительного числа гуманитарных проектов в разных областях, поддерживаемых за счет международных доноров. Последние часто оказывают населению безвозмездную помощь или предоставляют поддержку инициативам, выполнение которых требует от общин незначительных усилий».

По этой причине, полагают в «Полис Азия», нередко происходит банальная подмена понятий. «Инвестор часто воспринимается жителями регионов не как представитель частного бизнеса, чье присутствие и работа выгодны для государства и местного населения, а как донор, - подчеркивает Эльмира Ногойбаева. – В свою очередь иностранный предприниматель в случае возникновения конфликтных ситуаций воспринимает местное население как нечто иррациональное и не понимающее своей выгоды».

«Социалистические» стереотипы проявляются на местах и в «патерналистских ожиданиях» населения. Жители Кыргызстана, по данным исследователей, нередко стремятся переложить ответственность за развитие регионов, городов или сел на государство. При этом местные сообщества, как правило, предпринимать со своей стороны какие-то усилия, чтобы улучшить уровень жизни или инфраструктуру, не хотят, как не пытаются и сделать посильный вклад.

Впрочем, стоит ли винить в происходящем исключительно население?

Переложили на других

Если верить исследователям, люди нередко ведут себя так, как указано выше, отчаявшись решить проблемы иным способом. Это касается и развития так называемой социальной инфраструктуры, и непосредственно конфликтных ситуаций между кыргызстанцами и иностранными гражданами, и «экологических» акций. Здесь показателен пример ряда отдаленных районов, в которых отмечалось противостояние между инвесторами и местным населением. Как выяснялось практически в каждом из известных случаев, прежде чем перейти к радикальным формам протеста, сельчане неоднократно обращались к представителям государственных администраций или госорганов.

Что же чиновники? Последние, по мнению экспертов, нередко сами обостряют конфликты на местах. Причин тому несколько. Во-первых, на инвестора часто пытаются переложить миссию государства. Если в других странах власти стремятся создать благоприятные условия для бизнеса, решая инфраструктурные проблемы или устанавливая льготный налоговый режим, в Кыргызстане все наоборот.

На инвестора возлагают обязательства, которые, по идее, должно выполнять либо правительство, либо муниципалитеты: ремонт или прокладку дорог, строительство социально значимых объектов, поддержку кредитных линий для малого и среднего бизнеса. При этом нередко еще до запуска проекта и получения прибыли иностранных предпринимателей заставляют выплачивать «дивиденды на будущее» - налоги за несколько месяцев вперед. Эта странная практика касается даже таких крупных проектов, как «Кумтор», «выхлоп» которого зависит от крайне нестабильных факторов – цен на золото на мировых рынках, содержания драгоценного металла в руде.

Не менее важная причина – отсутствие прозрачности в действиях властей. Споры на местах, как оказалось, нередко возникают даже из-за того, что чиновники не потрудились вовремя оценить состояние экологии или установить права собственности на земельные участки. Примеров масса, причем не только в отдаленных регионах, но и под Бишкеком, где уже вспыхивали скандалы между местными общинами и инвесторами, которым власти выделяли территории, которые, как выяснялось позже, уже пребывали в частной собственности.

Однако самой важной причиной бед, видимо, все же остается отсутствие доверия к властям. Чиновникам в Кыргызстане давно не верят, полагая, что практически каждый из госслужащих замешан в коррупции. Немудрено, что подобный шлейф распространяется даже на представителей общественности, которые пытаются включиться в решение проблем, связанных с инвесторами.

«Конфликты, которые возникали между иностранным бизнесом и местным населением в Баткенской или Таласской областях, показали, что местные власти не всегда могут урегулировать подобные споры, - говорит эксперт Национального института стратегических исследований КР Асель Доолоткельдиева. - Органы местного самоуправления на данный момент настолько слабые, что у инвестора будут большие проблемы. Был опыт создания дискуссионных групп, в которые включали представителей всех сторон конфликта. Однако он оказался плачевен. Села выдвигали представителей, однако через некоторое время земляки обвиняли их же в коррупции. Возможно, ситуацию могло бы исправить создание публичных общественных площадок, где как можно большее число жителей того или иного села могло бы узнать результаты работы как компании-инвестора, так и госорганов».

Что в сухом остатке?

На основании исследовательских данных можно констатировать, что единственным инвестором, который четко понимает разницу между благотворительностью и социальной ответственностью бизнеса, остается компания «Кумтор». За годы работы в неспокойной республике ей удалось нормализовать отношения с населением Джети-Огузского района, поддержать устойчивое развитие региона и местного бизнеса. Однако и этот инвестор сталкивается с проблемами – правда, скорее, не регионального характера.

Так называемая проблема «Кумтора», о которой в Кыргызстане не знают разве что малые дети, имеет чисто политический окрас. И как все, что связано с политикой в стране, часто извращено в угоду правящим кругам и конкурирующим с ней группам. Несмотря на неоднократные призывы высшего руководства страны, вопрос «Кумтора» используется в кампаниях, целью которых является одно – борьба за власть. Инвестор, невольно включенный в странную для него игру, вынужден смириться с отведенной ему ролью – неблагодарной и порицаемой. Что также отпугивает представителей иностранного бизнеса от Кыргызстана. Уж если власти так обращаются с представителями столь значимого для экономики проекта, что говорить о предпринимателях помельче?

Те же эксперты полагают, что изменить ситуацию хоть и сложно, но возможно. В «Полис Азия», к примеру, убеждены, что госорганам необходимо разработать единую политику в области освоения природных ресурсов, создать устойчивую и эффективную систему мониторинга ситуации в «тревожных» районах страны, обеспечить регионы независимыми центрами экологической экспертизы. Органам местного самоуправления рекомендуется ввести кадастровые паспорта земельных участков, организовать сбалансированное и прозрачное распределение налогов от поступления инвестиционных проектов, сформировать фонды развития сельских управ, а у местных жителей - понимание, что частные капиталовложения - это, прежде всего, бизнес, а не благотворительность. О том же неоднократно говорили и другие исследователи. Вот только пока к рекомендациям экспертов в Кыргызстане не прислушались. Не выгодно?

Популярные новости
Бизнес