23:20
USD 77.51
EUR 87.98
RUB 1.09

Золотые мифы, или Какими фейками кормят нас экономисты в карантине

Руководство Кыргызстана сегодня лихорадочно ищет способы удержать республику на плаву. Пандемия, к счастью, пока задевшая страну по касательной, убедила многих в том, что успешное развитие возможно только тогда, когда есть средняя и тяжелая промышленность, производящая не условный, а реальный товар, который пользуется высоким спросом, несмотря на кризисы. Одним из таких продуктов было и остается золото.

Стоит ли удивляться, что задолго до испытания коронавирусом международные финансовые институты, включая Евразийский банк развития, признавали очевидное: экономическое развитие в КР сейчас, как и в обозримом будущем, напрямую зависит от горнодобывающей отрасли.

Для определенных групп в республике, конечно, это звучит обидно, но от фактов не убежишь.

Добыча ценных ископаемых — тот сектор экономики, который существует благодаря иностранным инвестициям и вопреки желаниям ультрапатриотов, требующих либо закрытия, либо национализации рудников.

В итоге, сколько бы ни призывали с высоких трибун беречь инвесторов, золотодобыча остается предметом спекуляций и дискуссий. Или, иными словами, той сферой, в которой поднаторели местные эксперты. С другой стороны, о чем же еще говорить, если больше, по сути, не о чем? И здесь подойдет любой повод.

Когда цифры возбуждают фантазию

Такой предлог недавно местным экспертам подарила компания «Центерра». Сначала сообщением о предстоящей выплате дивидендов, а Кыргызстан как крупнейший держатель ее акций может рассчитывать на получение $2,2 миллиона в квартал (около 160 миллионов сомов).

Чуть позже предприятие опубликовало итоги работы в 2019-м. Результаты, признаться, впечатляющие. За год на руднике «Кумтор» добыли свыше 18,6 тонны золота, а общая выручка от реализации драгметалла составила $827,5 миллиона.

Тут, собственно, все и закрутилось...

Сейчас сложно сказать, какой шальной голове захотелось задаться резонным, казалось бы, вопросом: отчего при столь ошеломляющих цифрах республика не купается в миллиардах сомов?

Выручка же — ого-го! И вот уже очумелые головы складывают цифры, которые никак не сходятся. Ну и ладно. Главный вопрос ведь не в том, чтобы составить уравнение правильно, а в другом — почему дивиденды маленькие? Логично же, не правда ли?

Не правда. Хотя бы потому, что только в виде различных платежей и налогов компания за тот же год внесла в кыргызский бюджет не менее $210 миллионов. Если же считать оплату товаров и услуг на территории страны в целом, включая отчисления на охрану природы и прочее, выясняется, что вклад в экономику КР в прошлом году оценивается уже в $366,9 миллиона.

Удивительно, что в плясках вокруг дивидендов замечены вполне, казалось бы, адекватные господа. Не иначе причиной тому стала магия больших чисел. В конце концов кого не пленяют цифры, публикуемые той же «Центеррой»?

Когда фантазии сталкиваются с реальностью

Но и это далеко не все. Если вникать в суть происходящего, возникает резонный вопрос уже к так называемым экспертам по дивидендам: почему при подсчете потенциальной прибыли никто не учитывает расходы на добычу? Или в горах Ала-Тоо золото рождается прямо в слитках, а затем выдавливается силами природы на поверхность? Подходи, понимаешь, и бери!

Возможно, у определенной части населения золотодобыча выглядит именно так. И, если продолжать в том же духе, особых усилий прикладывать к освоению Кумтора не требуется. Всего и надо раз в квартал отправлять в горы грузовик с парой рабочих, которые быстро наполнят кузов разбросанными тут и там брусками драгоценного металла. Отчего же никто до коварного иностранного инвестора этим не занимался?

Наверное, потому что золотодобыча в условиях вечной мерзлоты кыргызского высокогорья — на самом деле дорогой и технологически сложный процесс. Было бы иначе, республика давно сама бы извлекала на свет золото из десятка известных месторождений. Однако нет у нее таких возможностей, да и никогда не было.

Пока же лобастых экспертов по дивидендам в Кыргызстане в избытке, а вот технологий и ресурсов, увы, нет.

Вот несколько интересных цифр о работах на Кумторе из открытых источников. Только в течение 2019-го на месторождении пришлось переместить 156,4 миллиона тонн горной породы и руды. Чтобы это сделать, нужна техника — специальные экскаваторы и грузовики, которые надо содержать, ремонтировать и заправлять. Это десятки миллионов долларов. Тогда как только расходы на горные работы в прошлом году оцениваются в $197,6 миллиона.

Добытую руду надо доставить на переработку. В ней, кстати, содержание золота оценивалось геологами в 3 грамма на тонну! Представьте себе, чтобы извлечь 18,6 тонны драгоценного металла, требуется переработать миллионы тонн руды. В столь непростом деле задействована фабрика с огромными машинами, которые также требуют ухода и ремонта. В целом расходы на переработку руды в 2019-м составили на Кумторе $71,6 миллиона.

Содержать необходимо и сам рудник. И не только инфраструктуру, но и работающих на нем людей.

Сотрудников нужно кормить, обеспечивать специальной одеждой и медобслуживанием. Расходы на содержание рудника в высокогорье также влетают в копеечку. В прошлом году они составили $49 миллионов.

Чтобы рудник продолжал работать, необходимо заниматься геологоразведочными работами. Только в последнем квартале 2019-го золотодобытчики пробурили 72 новые скважины общей протяженностью свыше 17,7 километра. Расходы на это исчисляются восьмизначными суммами. В прошлом году, для сведения скептиков, они достигли $11,3 миллиона.

Если суммировать все расходы, связанные с работой рудника, можно убедиться: затраты на добычу золота на Кумторе составляют значительную часть его рыночной стоимости.

В цифрах это выглядит так: в 2019-м совокупные расходы на поддержание основных фондов составили $358,9 миллиона, а включая налоги — $475,4 миллиона. При этом в совокупные расходы на поддержание основных фондов не входят капитальные затраты на развитие и другие нетипичные операционные расходы. Не включены и единовременные платежи в Фонд развития природы и Фонд социального партнерства по развитию регионов по стратегическому соглашению, которые в прошлом году составили $55 миллионов.

Что же получается? Реальная прибыль золотодобытчиков вовсе не такая, как ее рисует воображение впечатлительного обывателя. И, конечно, никак не соответствует тому, что может показаться на первый взгляд, особенно если «экспертный» глаз цепляется за первые строки сухих отчетов, а слова «общая выручка» просто выбрасывают за ненадобностью. С другой стороны, вполне понятно, что в противном случае сенсации не раздуешь и дивидендами не возмутишься. А ведь так хочется...

Популярные новости
Бизнес