08:39
USD 87.96
EUR 95.21
RUB 0.97

Фантомные боли. Почему Россия не оставляет попыток диктовать Центральной Азии

Комментарий министра иностранных дел Российской Федерации Сергея Лаврова в связи с принятием Закона «О государственном языке Кыргызской Республики» вызвал в соцсетях зоны kg активное обсуждение.

Некоторые пользователи кыргызского сегмента интернета назвали высказывания про «не вполне демократичный жест» и про «предупреждали кыргызских друзей» шовинистскими.

Президент страны тоже выступил с комментарием. Он ответил Сергею Лаврову, однако был не столь категоричен в оценках. Садыр Жапаров считает, что подписанный документ не дискриминирует русский язык. По его словам, в законе отмечается официальный статус русского языка, а учителей и врачей его нормы не коснутся.

Стоит отметить, что на официальном сайте главы Кыргызской Республики этот документ размещен. В опубликованном законе о госязыке приводится уточненный список тех, кто обязан владеть государственным языком и использовать его при исполнении служебных обязанностей.

В перечне указаны работники учебных заведений всех форм собственности, педагогические и медицинские кадры.

То есть президент, отвечая на заявление Сергея Лаврова, ошибся. Намеренно или забыл, непонятно. Суть в другом. Независимому суверенному Кыргызстану в очередной раз демонстрируют неуважение.

Почему?

Есть вопрос и к Министерству иностранных дел Кыргызской Республики. Чиновники ведомства с завидной скоростью отреагировали на резолюцию Европарламента, назвав ее «однобокой и поверхностной», а в этот раз молчат.

Политологи ничего удивительного в том, что во внешнеполитическом ведомстве КР «не заметили» нравоучительную реплику российского дипломата, не видят.

Эксперт Эмиль Джураев напомнил, что взаимоотношения Кыргызстана с Россией никогда не были равноправными. Несмотря на то что власти показывают свою лояльность, высылая из КР российских активистов, выступающих против войны в Украине и лоббируя списанные слово в слово с российских аналогов дискриминационные законопроекты «О СМИ» и «О НКО», Садыр Жапаров своим для Кремля не стал. Отсюда и непозволительная риторика Москвы, и заискивание Старой площади.

«Хотелось бы, конечно, чтобы Кыргызстан одинаково резко и быстро отвечал и дипломатичным, культурным партнерам, и не очень дипломатичным и грубым. Но в реальности именно такие ситуации и показывают, насколько сложен путь становления действительного суверенитета. Но сам факт того, что в Кыргызстане принят закон, который доставил серьезное неудовольствие Лаврову, и что страна будет этот документ реализовывать, — это и есть, думаю, шаг к отстаиванию своей позиции в отношениях с РФ», — полагает Эмиль Джураев.

По мнению юриста Таттубубу Эргешбаевой, причина столь полярной реакции МИД Кыргызстана на попытки повлиять на внутреннюю политику, как со стороны Запада, так и со стороны России, кроется в том, что дипломатические отношения между КР и РФ являются очень важными для нашей республики в контексте поддержания региональной безопасности.

«Российская Федерация остается партнером для Кыргызстана в рамках различных интеграционных проектов, таких как Евразийский экономический союз и Организация Договора о коллективной безопасности. Вероятно, МИД КР стремится избежать открытых дипломатических столкновений, чтобы сохранить конструктивные отношения с Кремлем и добиваться отстаивания своих национальных интересов в дипломатическом ключе, не вступая в открытую конфронтацию», — уточнила она.

Разумеется, важно продвигать суверенную политику Кыргызстана. Но нельзя сбрасывать со счетов зависимость от России. В части обеспечения региональной безопасности и обороны, продовольственной безопасности, социально-экономической деятельности. Власть проявляет наглядную конъюнктурную политику.

Таттубубу Эргешбаева

Сотрудник Берлинского центра «Карнеги» Темур Умаров напомнил, что во всех странах Центральной Азии, включая Кыргызстан, авторитарно-политические режимы. Их носители смотрят на президента РФ Владимира Путина как на пример для подражания и стараются выстраивать свои отношения с Кремлем, опираясь на прагматизм. Плюс объективная экономическая зависимость от России.

«Ее нельзя отменить, даже несмотря на активность Китая. Тем более что в регионе очень комфортно чувствуют себя представители российского энергобизнеса. Люди, которые находятся у власти, советской закалки и говорят по-русски. Есть зависимость и миграционная. В 2022 году около 10 миллионов мигрантов из Центральной Азии приехали в РФ. Этот ком и является клеем, который держит регион близко к России, и даже война в Украине не изменила существенно расстановку сил и не сможет изменить, пока в этих государствах авторитаризм. Поэтому в ближайшие годы не стоит ожидать, что регион отвернется от Москвы и будет против нее выступать», — сказал Темур Умаров.

Последствия реваншизма

Эксперты считают, что все последние события — вооруженное противостояние на востоке Европы, мятеж основателя ЧВК «Вагнер» Евгения Пригожина, реакция Кремля на это — пока не заставили политические элиты региона пересмотреть свое отношение к России как к модели устойчивого авторитаризма.

По словам Эмиля Джураева, попытка уйти из-под чужого влияния напрямую соответствует способности каждой страны в регионе видеть и преследовать свои, национальные, суверенные, цели, а не лавировать между имперскими амбициями.

«Очевидно, наиболее реальный и серьезный шанс у государств Центральной Азии как раз сейчас, на фоне войны России в Украине, войны, которую ни одна страна в ЦА никоим образом не поддерживает и не приемлет, хоть по понятным причинам столь резко и не выражает этого», — добавил он.

По мнению Таттубубу Эргешбаевой, чтобы стать самостоятельными, следует в первую очередь, помимо укрепления экономических и торговых связей на международной арене с другими акторами, развивать внутренние институты гражданского общества, поддерживать свободу слова и медиа, конкурентную выборную систему. Эти компоненты обеспечат политическую открытость и ответственность.

«Важно укрепить собственную национальную идентичность и культуру, чтобы поддерживать и развивать свои национальные ценности и традиции. В конечном счете странам Центральной Азии необходимо принимать собственные решения, основываясь на интересах своих народов и национальных приоритетах. Важно системно пошагово внедрять принцип суверенитета в ведении государственной, региональной политики», — заметила юрист.

Но было бы наивно полагать, что Москва в ближайшем будущем оставит покровительственный тон в общении с бывшими советскими республиками.

Травма истории

В современной России причины имперскости обычно ищут в процессе распада СССР и восточного блока. В конце 90-х некоторые исследователи даже сравнивали РФ и Веймарскую Германию, называя страну «униженным, нестабильным гигантом, способным легко сбросить политические и моральные ограничения внутреннего и международного либерализма».

Но дальнейшая эволюция российского политического режима показала: на внешнюю и внутреннюю политику повлияли требования восстановить «историческую справедливость», а также обида на «русофобствующий» коллективный Запад и его гегемона США, который так и не признал РФ частью первого мира.

Очевидно, поэтому распад СССР был интерпретирован не как избавление от тоталитаризма, а как утрата величия и поражение. Отсюда и стремление контролировать постсоветское пространство, общаясь со странами СНГ с позиции сюзерена.

Эксперты прогнозируют, что ситуация может измениться после окончания войны в Украине. Когда в самой РФ найдутся политические силы, которые попытаются заработать политический капитал на «утраченном величии России» вне зависимости от итогов войны.

Насколько такая позиция жертвы окажется привлекательной для нынешних партнеров РФ по интеграционным объединениям, судить пока не представляется возможным.

Популярные новости
Бизнес
26 мая, воскресенье
25 мая, суббота