00:51
USD 69.40
EUR 81.11
RUB 1.02

Война и мир Анны Кутановой

Блокада Ленинграда – одна из самых трагических страниц Великой Отечественной войны. Она продолжалась 872 дня. 18 января 1943 года прорвано блокадное кольцо, а 27 января 1944-го – день полного освобождения города от фашистской блокады. ИА «24.kg» регулярно отмечает эти даты (материалы за 2013-й, 2014-й, 2015-й, 2016-й), встречаясь с членами Кыргызского общества блокадников Ленинграда. В этот раз свою историю рассказывает его председатель Анна Кутанова.

Несмотря на преклонный возраст (87 лет), наша героиня бодра и жизнерадостна. Пользуется авторитетом у представителей власти, известна далеко за пределами республики. Ее оптимизм и трудолюбие – пример для всех.

 

Ад на земле

 

«Хочу начать рассказ строками одного из ленинградских поэтов, - говорит Анна Алексеевна. – Они точно отражают ощущения жителей города, оказавшихся в блокаде.

 

«Сорок первый, сентябрь, восьмое число,

В этот день нас блокады огнем обожгло.

Мы тогда и не знали, что сомкнулось кольцо,

И что смерть нам уже заглянула в лицо.

 

Что в огне на Бадаевских не рафинад,

Не мука, а блокадников жизни горят.

Мы тогда не могли и предположить,

Как нам долго терпеть и как мало нам жить.

 

Ну а если б и знали, какой нас ждет ад,

Все равно бы не сдали врагу Ленинград».

 

Подвоза продуктов почти не было, и едва началась блокада, в городе ввели карточную систему. В основном давали хлеб. Нормы выдачи несколько раз снижались. Одно время рабочие получали 250 граммов в сутки, остальные - лишь 125.

 

Мы жили вчетвером: папа, мама, старшая сестра и я.

Запаса продуктов не было. Порой мама приносила домой что-то наподобие творога. Делала пирожки и грела на буржуйке. Отец, которого по состоянию здоровья в армию не взяли, служил в рядах противовоздушной обороны. Всегда старался принести домой дополнительный кусок хлеба.

 

В Ленинграде съели всех кошек, и расплодились крысы. Однако спустя какое-то время оголодавшие грызуны большими стаями стали покидать город.

 

Не было света и воды, не работала канализация. Воду брали в Неве или на Черной речке. Ее надо донести, а сил нет!

Носили в том, что могли поднять – в чайниках и бутылках.

 

Весной появилась трава. Люди собирали ее и даже покупали в магазинах и варили суп. Однако до теплых дней дотянули далеко не все. Зима 1941-1942 годов была на редкость холодной: температура опускалась до -40. Одни умирали дома. Другие, собираясь на улицу, надевали все, что было, и сверху набрасывали одеяло. Идет человек и вдруг падает замертво. Трупов было так много, что дружинники не успевали их собирать.

 

Жили мы на четвертом этаже в здании, где раньше находился полицейский участок. Бомбоубежища не было. Едва начинался обстрел, выбегали из дома к остальным людям. Бомбежки были обычным делом и чаще происходили в темное время суток. Иногда бомбили до десяти раз за ночь. Бывало, налеты длились 8-10 часов, а отдельные и 13. Гул немецких самолетов, летят бомбы, а ты думаешь: упадут на твой дом или рядом? Стоишь на земле, а она шевелится, как живая».

 

Без чувств

 

«Ленинград был красивейшим, экономически развитым городом. Когда началась война, одну часть промышленных предприятий эвакуировали, но другая работала и производила вооружение. В городе работал театр музыкальной комедии. Артисты выезжали с концертами на фронт.

 

Мужчин забрали воевать, а женщины трудились на предприятиях и зачастую там же ночевали. Важную роль стали играть подростки. Ребята 12-14 лет уже считались взрослыми.

 

Я была активной девочкой. Работала связисткой: сидела у телефона, принимала донесения из других районов и под обстрелами и бомбежками носила в штаб. Создала свой отряд, и домоуправ каждый день давала нам с ребятами задания. Убирали в подвалах и на чердаках, устанавливали бочки с водой и ящики с песком, дежурили на крышах, чтобы гасить зажигательные бомбы. Трудились в госпитале, помогали солдатам рыть траншеи, весной очищали улицы от нечистот, скопившихся за зиму. В общем, не сидели без дела. Может, потому и выжили.

 

У нас не осталось чувств. Мы были как камни. Папа умер в пункте выдачи питания, и дружинники увезли его на Пискаревское кладбище. Мы не видели, как его хоронили, но даже слезинки не проронили. Не могли! За время блокады у нас в Ленинграде умерло около тридцати родственников.

 

Период до прорыва блокады самый тяжелый. То, как ленинградцы себя проявляли, это что-то удивительное! Обыкновенные люди, дети делали все во имя жизни на земле и в своем городе. Патриотический дух был исключительный! Подобного героизма в мировой практике, наверное, не было.

 

Массовая эвакуация началась в 1942 году. Прежде всех вывозили детей. В Киргизии их принимали детские дома Иссык-Кульской и Ошской областей. Широко известно имя Токтогон Алтыбасаровой из села Курменты, которая заменила мать 150 маленьким ленинградцам. Наша семья могла эвакуироваться, но мама решила не уезжать, сказав, что останемся в Ленинграде до последнего.

 

В январе 1943-го по радио объявили о прорыве блокады. Это было такое счастье! Те, кто мог, высыпали на улицу и ликовали, - вспоминает Анна Кутанова. - В 13 лет меня наградили медалью «За оборону Ленинграда». Ее обладатели считаются участниками Великой Отечественной войны».

 

Мирная миссия

 

«По специальности я преподаватель. В 1953-м окончила Ленинградский финансово-экономический институт, вышла замуж за парня из Киргизии и приехала во Фрунзе. Отработала год в Министерстве финансов, а затем 38 лет преподавала банковское дело в техникуме. Муж умер рано, и я осталась с тремя сыновьями», - говорит Анна Алексеевна.

 

 

«В 1994-м создали Кыргызское общество блокадников Ленинграда, и я в него вошла. Вначале работала председателем по Ленинскому району, а в 2002-м меня выбрали главой общества. За прошедшие годы добилась улучшения жизни блокадников: в 2006-м приравняла к участникам войны, и у них выросла пенсия. Некоторые благодаря новому статусу получили квартиру. Кроме того, по распоряжению президента блокадникам установили дополнительные пожизненные выплаты. Сегодня они в несколько лучшем положении, чем труженики тыла.

 

 

Поздравляем членов нашего общества с праздниками. Когда есть возможность, помогаем материально. Своих средств общество не имеет. Однако мир не без добрых людей. «Газпромнефть Азия» и «Газпром Кыргызстан» регулярно нас поддерживают.

 

На сегодня в КОБЛ 30 членов. Многие уже не ходят, и постепенно наши ряды редеют. Грустно, что в мирное время хороним соратников… Уделяем внимание воспитанию молодого поколения: ходим в учебные заведения и рассказываем о пережитом в годы войны. В школе №13 есть музей блокадников.

 

Нужно жить в мире и согласии и не допускать того, что творится сейчас в некоторых странах. Глядя на это, нам, свидетелям ВОВ, хочется кричать: остановитесь!» - вспоминает собеседница.

 

Память, высеченная в камне

 

«Однажды решила построить в Бишкеке мемориал блокадникам. Ведь у детей, эвакуированных из осажденного Ленинграда в Кыргызстан и оставшихся здесь навсегда, не было возможности посетить могилу родителей. На реализацию идеи нам с сыном Маратом потребовалось 4,5 года. Мне пришлось обойти все инстанции, включая президента.

 

Попросили родственников, живущих в Ленинградской области, наполнить капсулу землей с Пискаревки и отправить нам. Когда строили памятник, закопали ее у основания. Так в Бишкеке появилась частичка наших родителей, и мы можем преклонить перед ними колени», - говорит Анна Кутанова.

 

 

 

«Памятник открыли в 2012-м, - с гордостью рассказывает блокадница. - Это наше детище, о котором мы заботимся. Иногда смотришь, а по нему бегают подростки. Отношение не лучшее. Хотели организовать телеэфир на тему сохранения памятников, но не получилось. И тогда мои бывшие ученики - ныне крупные, влиятельные банкиры, взяли шефство над мемориалом и стали за ним ухаживать. Инициативу Таалая Таткулова уже подхватили шесть банков. Ухаживают не только за нашим памятником, но и за другими - Ормон Хану, Курманджан датке, Константину Юдахину, за аллеей Героев. Банкиры выходят на субботники сами, привлекают детей. Мы очень благодарны. Вот пример, как молодое поколение не на словах, а на деле чтит свою историю».

 

Бизнес