08:18
+5
USD 69.12
EUR 73.10
RUB 1.19
Люди и судьбы

Закаленная блокадой

В смутное время, когда в некоторых бывших советских республиках фашизм поднимает голову, сохранение правды о Великой Отечественной войне становится важнейшей задачей. На фронтах ВОВ солдаты многонационального государства бок о бок воевали с общим врагом. В тылу трудились для нужд армии, принимали раненых и эвакуированных. В ту пору не смотрели на национальность человека.

Валентина Степанова (по мужу – Ащеулова) сполна ощутила тяготы военного и послевоенного времени. Приехала на землю Манаса из блокадного Ленинграда и осталась здесь навсегда. Кыргызстан для нее стал второй Родиной.

Жемчужина жизни

«Знаю точно, что родилась в Ленинграде, - начинает Валентина Ивановна. – А вот с годом рождения вышла неразбериха. Дело в том, что в детском доме, где я росла, однажды случился пожар, и мои документы сгорели. Я была крупной девочкой, и поэтому при восстановлении бумаг мне написали, что я 1935 года рождения. Так всю жизнь и прожила. Лишь недавно, отыскав архивные документы, выяснила, что родилась в 1937-м.

В детдоме оказалась во время войны, когда меня в числе многих других маленьких ленинградцев эвакуировали из осажденного города. На тот момент я осталась сиротой. Отец был военным и во время ВОВ находился на фронте. Я его совсем не помню. Мы с мамой ютились в коммунальной квартире. Бедно жили: стол, стулья, шифоньер и железная кровать. Несколько раз прятались в бомбоубежище. Был голод, и мама умерла. Трое суток я сидела у окна и плакала. Потом меня увидела какая-то женщина, вызвала машину, и меня отвезли на железную дорогу. Людей сажали в телячьи вагоны. Целый состав – коровы. А рядом мы стоим.

Привезли в Кыргызстан. Детдом имени Крупской был переполнен, и ленинградцев отправили на Иссык-Куль - в село Курменты. Постелили солому, отправили в баню. Потом стали определять в детдома. Я оказалась в Чон-Саруу. Было очень тяжело. Мы голодные, худые. Кормили нас ячменной затирухой. Наберут в лопухи и подают. А оно течет! Питались огрызками, травой, одуванчиками, лопухами. Носили лохмотья, - вспоминает Валентина Ивановна. – А вообще воспитатели к детям относились неплохо. Не били. Когда война кончилась, стали одевать. Привозили хлеб, варили супы. Так прожила 10 лет - до 1952 года».

Две судьбы

«Настало время покинуть детдом. Вот я тогда настрадалась! Жить было негде, денег не было. Даже не могла купить себе обувь. Однажды сдала кровь и, выйдя на улицу, упала без сил. Лежу под кустом, вижу – идет незнакомая женщина. Говорю: «Помогите мне! Я вам полы помою. Дайте немножко денег. А то я босиком, надеть нечего». Она согласилась и приютила меня. Я работала у нее по дому и жила в беседке.   

Поступила в училище во Фрунзе, закончив которое, стала работать на кенафной фабрике. Вышла замуж и родила сына. Жили на квартире. Супруг тоже был сиротой. Он грамотный, написал письмо в Москву с просьбой выделить нам жилье. Через неделю пришли из горкома партии смотреть условия нашего обитания. Вскоре выделили двухкомнатную квартиру, в которой живу по сей день.

Некоторые ленинградцы, попавшие во время войны в Кыргызстан, после развала Союза вернулись на Родину. И я предложила мужу уехать. Он даже летал в Ленинград знакомиться с городом. «Не могу, - признался, вернувшись. – Климат там для меня тяжелый». У него была сердечная недостаточность. Рано умер – в 52 года. Я без него с 1992-го».

Свой человек

«Из-за сгоревших давным-давно документов я до сих пор не имею полноценного статуса блокадницы. Хотелось бы восстановить справедливость и получить его, - говорит Валентина Ивановна. - Я честно отработала 36 лет на фабрике. Ездила по Союзу, не раз была в Ленинграде. Но никто тогда не подсказал восстановить документы и оформить статус, а теперь сложно. Нас здесь таких 3 человека. В Кыргызстане блокадники по льготам приравнены к участникам ВОВ. Каждый дополнительно получает по 3 тысячи сомов. А я нет, хотя Кыргызское общество блокадников Ленинграда, возглавляемое Анной Кутановой, признает меня и поддерживает. Приглашают в рестораны, дают подарки. Руководители организации - большие молодцы, хорошо относятся к членам общества.

Живу терпимо. Единственное – крыша течет. Дом-то старый. Откладываю деньги на ремонт. Пенсия – 8 тысяч сомов. Не голодаю. Еще недавно подрабатывала техничкой на одном предприятии. На днях сократили. Говорят, пора мне на отдых. 25 января в составе кыргызской делегации полечу в Санкт-Петербург на торжества в честь очередной годовщины снятия блокады Ленинграда. Здоровье пока позволяет. Наверное, в молодости закалилась, и нынешние трудности не так уж страшны».

Бизнес