02:50
-7
USD 69.75
EUR 82.48
RUB 1.19
Общество

«Мои 24». Один день в психбольнице

«Ой, а это кто? Моя Светочка? Так на сестру Светочку похожа! А у меня 26 сентября день рождения... Я Хюррем Султан...»

Худощавая женщина быстрыми шагами пересекала больничную палату мне навстречу. От одной мысли оказаться в крепких объятьях новоявленной «родственницы», признаюсь честно, стало не по себе. Спасибо медсестрам, прикрывшим дверь.

У возомнившей себя главной героиней популярного турецкого сериала — шизофрения. Причем без ремиссии. Женщина с десятками других пациентов находится на лечении в Республиканской психиатрической больнице в селе Чым-Коргон.

Сюда я приехала в преддверии Всемирного дня психического здоровья. 

«Посторонним вход воспрещен»

Так гласит вывеска на воротах, но водитель беспрепятственно заехал на территорию. «Однако в отделения больницы вас просто так никто не пропустит», — скажут позже сотрудники медучреждения.

Участок больницы огромный (12 гектаров), кругом разбиты цветочные клумбы. Густые зеленые посадки заглушают шум машин. Непривычная тишина кругом и пение птиц в солнечный день создают ощущение того, что ты находишься не в специализированной больнице, а в каком-нибудь стареньком уютном санатории. Но не дай бог никому здесь оказаться...

В нескольких двухэтажных корпусах разместилось девять отделений (женские, мужские и одно туберкулезное). В больнице, рассчитанной на 600 мест, сегодня лечится около 360 больных в возрасте от 18 до 80 лет. Иногда их число доходит до 400. На принудительном лечении — около 40 пациентов.

«Я здоров и буду жаловаться прокурору»

«Принудительно лечат тех, кто совершил правонарушение в состоянии психического расстройства или аффекта. Поступают они к нам только по постановлению суда. Суд определяет режим содержания», — рассказала главный врач больницы Гульжамал Каргабаева.

Чаще всего наши больные на фоне психических заболеваний, галлюцинаторных переживаний нападают на детей, жен, родственников. Совершают двойные, тройные убийства.

Гульжамал Каргабаева

«При этом зачастую психически больные не считают себя таковыми и отказываются лечиться, хотя при активной симптоматике они представляют угрозу для окружающих. Часто это наши бывшие пациенты, истории болезни которых хранятся в нашем архиве. Мы все знаем про каждого из них, но они угрожают, что будут обращаться к прокурору, в суд», — добавляет она.

«После выписки из больницы бывает, что пациенты снова совершают противоправные поступки. Нет гарантии, что психически больные полностью излечатся. Да, бывает ремиссия, улучшение на год-два, у некоторых может лишь на месяц», — поясняет она.

В памяти всплыли сюжеты из фильмов, где с буйными пациентами обходятся довольно жестоко. На каком уровне сейчас оказывается помощь?

«В основном применяется медикаментозное лечение, купирующие препараты, таблетированные. Жестоких случаев обращения нет. Конечно, существует и метод фиксации, но применяется он в исключительных случаях: если пациент представляет угрозу себе или окружающим. Он может, к примеру, разбить стекло и пораниться. Меры физического стеснения применяют только на время — на 15-20 минут. Все фиксируется в листе назначения, с этим у нас очень строго, потому что это ущемление прав человека. С целью наказания такой метод не используют», — заверяет главврач больницы.

«Наши пациенты очень грамотные, знают все свои права, в том числе право на адвоката, право на жалобу. Даже слова «сейчас сделаем тебе укол» порой расценивают как меру стеснения», — добавляет Гульжамал Каргабаева.

После завтрака пациенты вышли на прогулку: под присмотром медработников за металлической сеткой. Посетители, особенно с фотоаппаратом, им не по нраву. Спешу пройти мимо, поскольку слабенькое ограждение не внушает доверия.

Особенно неприятно идти мимо прогулочного двора для больных, которые лежат в отделении принудительного лечения. Сетка тут выше, три метра высотой, скамейки замурованы, двери бронированные. Внутри дворика среди довольно крепких мужчин-пациентов «прогуливается» и медсестра.

Бесстрашная! Какую же силу духа надо иметь, чтобы приглядывать за пациентами в таких условиях и даже намеком не дать понять им, что ты, может, и побаиваешься их?

Специализированной охраны в психбольнице нет с 2009 года. Сотрудники учреждения, большая часть которых женщины, охраняют его сами, хоть это и не относится к их профессиональным обязанностям. Задача медиков — в первую очередь лечить пациентов.

«Страшно. В любой момент больной может напасть, мы же не знаем, что у него происходит в голове. Может, он слышит какие-то приказывающие голоса... Но это наша работа», — признаются психиатры.

Многие из сотрудников до сих пор помнят случай убийства больным их коллеги. И уже несколько лет просят правительство страны решить вопрос с охраной. Это, по их словам, компетенция ГСИН и Минюста. Но вопрос по-прежнему висит в воздухе.

С тех пор как охрану убрали, происшествий в Чым-Коргонской больнице не было. Однако от побегов пациентов никто не застрахован.

А тем временем продолжается мое знакомство с отделениями.

В помещение запрещается проносить острые и колющие предметы, спиртное, чай, быстро портящиеся продукты. Все передачи сотрудники тщательно проверяют. Были случаи, когда в бутылку из-под минеральной воды родные пациента наливали спиртное. А его некоторые больные требуют от родственников, иначе грозятся наказать их, как выйдут. Длинные батоны разрезают. Вдруг в мякише что-то спрятали?!

Светлые палаты, в которых ничего лишнего, вернее, ничего, кроме кроватей. Новое чистое постельное белье, в коридорах — ковровые дорожки, повсюду комнатные цветы. И никакого тошнотворного больничного запаха!

«Условия работы значительно улучшились за несколько лет. Налажено своевременное финансирование, качественное питание, задержек с медикаментами тоже нет. Обновили пищеблок, установили новые котлы, приобрели сковородки, мясорубку, овощерезку. В прачечную завезли стиральные машины-автомат. А ведь было время, когда у нас была всего одна машинка «Киргизия» и все белье приходилось замачивать и стирать вручную. Сейчас даже один автомат в запасе», — не без гордости говорит Гульжамал Каргабаева.

«Мягкий инвентарь, постельные принадлежности также заменили. Один пациент признался, что даже дома не спал на таких белых простынях. Часто сотрудники берут инициативу в свои руки и что-то обновляют. Из благородных побуждений, да и потому что сами круглыми сутками тут работают», — отмечает она.

«Голоса приказали»

...Молодая симпатичная приветливая женщина в палате одна. Услышав ее приятный голос, никогда бы даже не предположила того, по какой причине она здесь оказалась. Убила двух своих малолетних сыновей: «голоса приказали».

«Как дела, красавица? Мама приезжает?» — спрашивает ее главврач.

«Она скоро к выписке готовится, у нее стойкая ремиссия. А была очень тяжелая несколько лет назад при поступлении, трижды пыталась покончить с собой, лежа в постели, простыни рвала. Уничижала себя за то, что убила детей. Не могла представить, как будет жить дальше, поэтому накладывала на себя руки. Долго проводили психотерапию, объяснили, что виновата болезнь», — рассказывают врачи.

Сейчас состояние женщины улучшилось, ее постоянно навещает мать, которая собирается забрать ее, помогает дочери строить планы на будущее. «Начнут все с чистого листа. Отношения родственников для наших больных очень важны, если они приезжают, поддерживают, подбадривают их, это хорошая помощь в лечении», — объясняют медики.

Оставьте у себя или убейте

Но так бывает далеко не всегда, не все забирают своих родственников из Чым-Коргона. Некоторые даже не приезжают навещать или вовсе переезжают за границу.

«Бывает, что у человека нет ни паспорта, ни прописки, мы никуда не можем его определить, даже в интернат. Поэтому некоторым больным сами помогаем восстановить документы, пенсионное удостоверение, чтобы при выписке он мог как-то содержать себя. Бывает, прописываем прямо в больнице, чтобы люди получали пенсию», — рассказывают медработники.

Случается, что пациента родственники не хотят забирать домой и все время предъявляют сотрудникам какие-то претензии. Другие и вовсе говорят: «Здесь оставляйте больного или убейте». Разве гуманная профессия позволяет совершить такое?

Во время обхода понимаю, что пациенты любят врачей. «Некоторые называют нас мамами, от нас уходят благодарные родственники и пациенты», — говорит заведующая женским отделением Бурул Бешкемпирова, которая работает в больнице уже 30 лет.

Как это получается, откуда они каждый день черпают силы, чтобы быть терпимым к пациенту, который может быть агрессивен? «Наша доброта нам же и помогает. Как мы к пациентам, так и они к нам», — улыбается завотделением.

Впрочем, не все так безоблачно, проблема в медучреждении есть — отсутствие молодых кадров. Самый молодой врач — 50-летний, самому старшему — 70. Молодые специалисты не хотят ехать в регионы за весьма скромный оклад (базовый — всего 5 тысяч сомов) и работать в нелегких условиях. Руководство даже боится подумать, что будет с больницей через 5-10 лет, если ситуация кардинально не изменится.

От сумы и тюрьмы не зарекайся. И от болезни тоже

По данным Всемирной организации здравоохранения, каждый четвертый-пятый житель Земли страдает тем или иным психическим расстройством, а каждый второй имеет шанс им заболеть в течение жизни. Самое распространенное психическое заболевание — это депрессия.

В Кыргызстане на учете по психическим расстройствам находится около 70 тысяч больных, из них почти 6 тысяч — дети. Ежегодно в психиатрических стационарах получают лечение более 11 тысяч пациентов.

«Кому-то недуги передаются по наследству, у других они приобретенные — после травмы, шоковых состояний, перенесенных на войне. Случаются и послеродовые психозы. Лечатся тут и пострадавшие в апрельских событиях, и бывшие разведчики, и дети высокопоставленных чиновников. Болезнь не выбирает ни семью, ни возраст. Ни один человек от нее не застрахован», — констатируют психиатры.

Когда-то в Чым-Коргонской больнице лечился от шизофрении сын архитектора, который спроектировал этот самый объект. Отец плакал, что построил здание для собственного сына, вспоминают врачи...

Есть среди пациентов и дети медиков. Жестокая судьба: родители — оба врачи, до сих пор работают по профессии, а их единственный сын страдает шизофренией.

Берегите нервы!

«Все заболевания, как известно, от нервов, семейные драмы, катастрофы, дорожно-транспортные происшествия, травмы — все это имеет отдаленные последствия. Наркомания, алкоголизм тоже сказываются на состоянии здоровья. Поэтому берегите нервы.

Нужно избегать конфликтов, негативных новостей, отказаться от вредных привычек, соблюдать режим бодрствования и сна, не забывать о психологической разгрузке: спортом заниматься, выезжать на пикники, на природу, чаще бывать на свежем воздухе», — советуют напоследок психиатры.

И не стесняйтесь обращаться к психологам за помощью!

Популярные новости
Бизнес