05:00
USD 87.70
EUR 94.85
RUB 0.98

Насилие в семье. Дешевле предотвратить, чем бороться с последствиями. Часть 2

Мы продолжаем рассказывать о насилии в семье и какие экономические последствия это влечет. Напомним, в первой части нашего исследования мы рассказывали, что расчеты показали — прямые затраты государства и общества на один случай убийства женщины в семье составляют более 1,6 миллиона сомов.

В то же время, по оценкам Ассоциации кризисных центров, содержание одного убежища на 10 мест в год для женщин, пострадавших от насилия, в среднем обходится в 2 миллиона сомов.

Безопасность женщин = экономический рост в стране

Директор кризисного центра «Сезим» Бюбюсара Рыскулова считает, что государству выгоднее предотвращать случаи насилия, нежели бороться с их последствиями.

«Пострадавшие нуждаются в лечении, причем не только медицинском, но и в психологической реабилитации. Элементарно, когда женщина подвергается насилию, она перестает выходить на работу, дети тоже в школу могут перестать ходить. Часто женщине приходится уходить из семьи, снимать квартиру, чтобы скрыться от насильника. Это все надо считать. Уходят большие деньги», — подчеркнула она.

Бюбюсара Рыскулова напомнила о вопиющем случае с 36-летней Асель Ногойбаевой, которой бывший муж отрезал уши и нос. «Для восстановления женщине требовалась огромная сумма денег. Собирали все неравнодушные. Это ведь тоже экономические потери. И таких случаев много», — говорит она.

Внедрить превентивные механизмы не так дорого, полагает директор общественного фонда «Лига защитников прав ребенка» Назгуль Турдубекова.

«Если говорить о материальной стороне, то женщина теряет трудоспособность, она перестает ходить на работу. У нее очень много времени и денег уходит на лечение. И это только физическое состояние. А ведь психологическое здоровье тоже тяжело восстанавливается, на это уходят годы. Нужен хороший, квалифицированный психолог для реабилитации», — сказала она.

Те страны, в которых женщины подвергаются насилию и дискриминации, значительно отстают по экономическим показателям.

Назгуль Турдубекова

«Как показывают мировые исследования, в тех государствах, где высокий уровень насилия, это прямо сказывается на экономическом развитии. В этих странах экономического процветания не происходит. Благополучие государства прямо взаимосвязано с ситуацией соблюдения прав человека, защиты прав самых уязвимых — женщин, детей и лиц с инвалидностью. Стране намного эффективнее заложить превентивные меры для того, чтобы насилия вообще не случалось. Лучше создать сильный, эффективный механизм, чем нежели потом реагировать на последствия насилия», — подчеркнула она.

По словам гендерного эксперта Жанны Араевой, больше затрат у государства уходит на работу следователей, судов и медработников. Инвестирование в профилактику насилия, отметила она, сэкономило бы много ресурсов и повысило бы продуктивность рабочей силы.

«Исследователи посчитали, что сокращение насилия в отношении женщин в странах Африки, например, на 23 процента может привести к росту ВВП на 30 процентов. Мне кажется, корреляция примерно такая же и у нас: если мы снизим уровень насилия в отношении женщин и девочек, то, учитывая, что в среднем 30 процентов женщин переживают домашнее насилие и 80 процентов ограничены в выборе профессии и экономической активности из-за рисков насилия, то и рост экономических показателей вырастет не менее чем на 30 процентов, если будет больше свободы выбора и передвижения», — считает эксперт.

В Кыргызстане женщины живут в постоянной ситуации системного насилия, и ни одна из них не защищена от домогательств и другого вида сексуального насилия.

Жанна Араева

«Например, женщины в политике часто подвергаются насилию со стороны политических оппонентов и даже однопартийцев. Домашнее насилие очень плохо сказывается на благосостоянии женщины и ее детей, так как абьюзеры могут запрещать работать, держать в ситуации экономического насилия. Это пагубно влияет на психологическое состояние и лишает мотивации, высасывает силы. К этому всему добавляются еще вторая и третья смены: на женщин накладывается обязанность по уходу за семьей, домашний неоплачиваемый труд и необходимость соответствовать стандартам красоты», — рассказала она.

Жанна Араева заметила, что для развития экономики нужно создавать комфортную и безопасную атмосферу для женщин.

«Надо, чтобы женщины могли принимать решения за себя и на уровне управления страной. Необходимо больше женщин-руководителей, надо бороться с насилием в отношении женщин на национальном и местном уровнях», — полагает она.

Кто виноват и что делать?

Борьба с насилием включает комплекс мер, направленных на его предотвращение. Это работа в разных направлениях: от просветительских программ и тренингов до изменения законодательной сферы.

МВД второй год пытается запустить мобильное приложение KADES, которое должно помочь в опасных ситуациях. Но пока безуспешно.

Сократить количество случаев гендерного насилия также намерены путем внедрения электронных браслетов. В Министерстве юстиции сообщили, что они будут использоваться для того, чтобы отслеживать местоположение подозреваемых, их перемещение и действия. Технология может стать обязательным элементом контроля за гражданами, в отношении которых проводятся оперативно-следственные мероприятия.

Проблемой насилия в семье озаботились и депутаты Жогорку Кенеша. Динара Ашимова совместно с коллегами инициировала поправки в Закон «Об охране и защите от семейного насилия». Одним из основных новшеств в документе является то, что покинуть жилищное помещение должна не пострадавшая, а насильник, до разрешения конфликтной ситуации. Кроме того, ежегодно в Кыргызстане проходит кампания «16 дней активизма против гендерного насилия». Она направлена на привлечение внимания к проблеме насилия в отношении женщин и девочек.

«Сама виновата!»

Сложность экономических подсчетов обусловлена также нехваткой данных о масштабах насилия в отношении женщин и девушек. Эксперты говорят, что стоимость насилия можно подсчитать только тогда, когда возбуждаются уголовные дела. Однако сегодня, как известно, далеко не каждая пострадавшая подает заявление в правоохранительные органы.

Женщинам трудно рассказывать о пережитом сексуальном насилии, и это связано не только с самой травмирующей ситуацией, но и со стигматизацией, которая мешает пострадавшим обращаться в милицию. Им внушают, что говорить о случившемся не надо, что это своеобразная порча, о которой надо молчать. В итоге абьюз, побои и преступления остаются невидимыми.

Согласно обзору Нацстаткома, число пострадавших от семейного насилия за последние шесть лет увеличилось почти в три раза, 96 процентов из них — женщины. Число мужчин, ставших жертвами семейного насилия, составило чуть больше 5 процентов. Из зарегистрированных случаев семейного насилия лишь 2,5 процента завершаются возбуждением уголовных дел.

Отметим, Кыргызстан второй год подряд признается наиболее опасной страной для женщин из количества государств Центральной Азии согласно отчету WPS (Индекс мира и безопасности для женщин). В соответствии с этим рейтингом 13 процентов кыргызстанок подвергаются насилию со стороны близких.

Насилие в отношении женщин и девочек — это не только вопрос прав человека или здоровья людей, но и вопрос экономики и развития. Оно замедляет экономический рост страны и подрывает усилия по сокращению масштабов бедности. Сегодня, по словам специалистов, решение проблемы гендерного насилия и его экономических последствий требует проведения комплексной политики, программ и мероприятий, в которых приоритетное внимание должно уделяться профилактике, защите и поддержке пострадавших.

Популярные новости
Бизнес