11:50
USD 88.85
EUR 94.92
RUB 0.96
Сюжет: Экспаты

Буда Мунхоев о независимости Бурятии, родном языке и впечатлениях от Кыргызстана

В сентябре 2022 года бывший журналист Буда Мунхоев переехал с другом Владимиром Поповым в Кыргызстан из Бурятии. Причиной стала объявленная мобилизация в России.

Молодые люди живут в Бишкеке уже четыре месяца. Они успели снять три выпуска про столицу Кыргызстана, местную культуру и национальную игру «Кок бору» для YouTube. Ребята признаются, что это их не основное занятие. Они стали делать развлекательный контент, чтобы «не уйти в тлен от тоски по родине».

Впечатления от Кыргызстана, отношение к ситуации в Украине, независимость Бурятии и роль бурятского языка — это и многое другое они обсудили с журналистом 24.kg.

— Почему вы выбрали Кыргызстан для переезда?

— В плане переезда мне было проще, быстрее и дешевле уехать в Монголию. Тем более бурятский язык похож на монгольский, и я прекрасно себя чувствовал бы. Но у меня не было загранпаспорта. Почему не Казахстан и другие страны? Потому что здесь тепло. В Казахстане гораздо сложнее было с квартирами. Там была настоящая бойня. Поэтому мы решили, что приедем именно сюда. Просто приехали, сняли однокомнатную квартиру за 30 тысяч сомов в месяц, живем, работаем. По сути дела я живу так же, как и у себя дома. Работаю, не выходя из квартиры. Вот и весь мой досуг.

Сравниваю с Новосибирском, где гулял и был единственным азиатом. В Казахстане и Кыргызстане все, как свои. Люди подобрее, чем в России.Буда Мунхоев

— В чем проявляется доброта кыргызстанцев?

— В первую очередь в открытости. Люди охотно идут на диалог, если что-то попросишь или нужна помощь — подскажут, помогут. От кыргызского гостеприимства вообще нельзя отказываться. Пару раз с местными ребятами встречались и невозможно было разделить счет, мне говорили «Нет, ты — гость, платить не будешь».

Был случай: вышел во двор, ко мне подходит парень и просит сигарету на кыргызском. Я сказал: «Извини, брат, я бурят, из России приехал. К сожалению, не понимаю кыргызский. Могу на бурятском ответить, но ты меня тоже не поймешь». Потом тот начинает меня расспрашивать, как я здесь оказался, как у меня дела. Потом мы отошли, подошли к его друзьям. Еще минут 40 или час поговорили. И я так вышел просто во двор, и у меня появилось пять друзей. В России такое невозможно.

 — Вы работали журналистом на родине. Как вы оцениваете свободу слова в регионе?

— Со свободой слова и печати что в Бурятии, что в России тяжело. Ты либо оппозиционный, либо провластный. Нет четкой середины и никогда не было. У оппозиционных СМИ дела похуже. Их достаточно жестко гоняют. Законов, ограничивающих свободу слова, достаточно много. Что-то не так сказал — получил статус иноагента.

— Как вам местная кухня?

— Национальная кухня прекрасна. Потому что во многом похожа на бурятскую. Очень много мяса. Почти всем вашим блюдам есть бурятские аналоги. Лагман — цуйван, манты — бузы, шорпо — бухлеор, даже бешбармак похож на наш — шулен. Единственное, что в Улан-Удэ больше никогда не буду есть, — самсы, потому что ваша тандырная самса просто в сердечко мне ударила. Я не понимаю, зачем здесь открывать какие-то KFC. С кухней у вас все в порядке, особенно на рынках.

Популярные новости
Бизнес