17:34
USD 84.80
EUR 101.16
RUB 1.14

Больное место мэрии, или Почему свалка дымить не перестанет

Бишкекский санитарный полигон в последние месяцы в центре внимания. Активисты требуют от городских властей потушить дымящую свалку, а муниципалитет снова и снова меняет там руководителей. Кресло начальника занял уже третий человек за последние два с небольшим месяца. И назначение это вызвало неоднозначную реакцию.

Главой стал Адиль Назаров, известный тем, что 26 октября на митинге против Наримана Тюлеева пытался ворваться в здание муниципалитета. Он требовал отставки тогда еще и. о. градоначальника. А в 2012 году Адиля Назарова обвиняли в изнасиловании несовершеннолетней девочки.

Новый глава заверил 24.kg, что ему прекрасно известны проблемы свалки, и даже есть план действий. Например, построить мусоросжигающий завод, организовать сортировку мусора еще у баков, раздельную утилизацию пищевых отходов и листьев — на самом полигоне.

— Расскажите о ваших первых шагах в решении проблем мусорного полигона.

— Это самый сложный участок, самое больное место мэрии Бишкека.

Первым делом после назначения направил письмо в ГАООСиЛХ. Глава агентства Динара Кутманова проработала руководителем БСП три недели, писала и. о. мэра Балбаку Тулобаеву о проблемах полигона. Раз она знакома с проблемами, я обратился к ней, чтобы агентство выработало для нас комплекс мер и рекомендаций по управлению санитарным полигоном.

Накануне встречались с представителями ЕБРР, чтобы заручиться поддержкой в ускорении проекта по управлению твердыми бытовыми отходами. Бишкек отказался от предыдущего тендера по строительству мусоросортировочного завода, потому что не все соответствовало и по ценам, и по условиям. Сейчас будем проводить новый.

Основная проблема на полигоне — проблема метана. Поэтому предлагаю начать раздельную утилизацию пищевых отходов и листьев, для компостирования и переработки для производства органических удобрений. Это основная задача. И второе — мы должны выработать в положении определение ТБО. Потому что сейчас город вывозит не только твердые бытовые отходы, но и те виды мусора, которые не относятся к нашей компетенции: зола, строительный мусор, отходы швейного производства, шины. Он де-факто существует, а де-юре — не должны его завозить. Эти вопросы будут остро стоять, поэтому предлагаю начать сортировку мусора у баков, хотя бы поделить на два вида: на пищевые отходы и твердо-бытовые.

— Активисты не первый год требуют от мэрии потушить мусорный полигон. У вас есть какие-то реальные предложения, как это сделать?

— Говорить о горении полигона не совсем корректно. Так как мусор не сортируется, он идет с органическими отходами, то в любом случае будет выделение свалочного газа.

Многие ошибочно полагают, что это горение.

Возможно, когда старатели жгут на полигоне резину для обогрева, кажется, что полигон горит. В первую очередь я запретил жечь там что-либо.

— А с ядовитым озером инфильтрата что будете делать?

— Инфильтрат — он органический. Сейчас ведем переговоры с российскими инвесторами, что при постройке мусоросжигающего завода, который по технологии будет без сжигания кислорода, попутно будет использоваться свалочный газ, и инфильтрат нужен для увлажнения.

Я сразу сказал, что просто сортировка не решит ни сейчас, ни в будущем проблемы мусора. Она должна не только в городе решаться, но и в граничащих районах. И ни для кого не секрет, что с этих районов мусор подкидывается в наши мусорные баки.

Поэтому мы должны предвидеть проблемы и сейчас закладывать постройку мусоросжигающего завода. Наших коллег из ЕБРР тоже ввели в заблуждение, что из-за постройки такого завода будут опасные выбросы. Но технологии российских коллег не подразумевают каких-либо выбросов.

— Как долго вы занимались вопросом мусора до своего назначения в Бишкекский санитарный полигон?

— До этого я работал замдиректора по развитию «Тазалыка» два месяца, но проблемы экологии — моя стихия. Много лет со своим другом и коллегой, бывшим преподавателем АУЦА, голландцем Мартином Осеварде разрабатывал книгу, она написана на английском. Так что проблема мусора для меня не новая.

— Против вас возбуждали уголовное дело за попытку изнасилования несовершеннолетней...

— Это дело десятилетней давности. Ничего не было, это всего лишь политический заказ, когда я встал в противостояние с лидером партии «Ата Мекен». Просто попытались оклеветать, но все закончилось ничем. У вас еще вопросы по полигону есть?

Популярные новости
Бизнес
7 марта, воскресенье