13:33
USD 69.85
EUR 79.72
RUB 1.05

В борьбе с влиянием Атамбаева. Итоги первого года Сооронбая Жээнбекова

Фото «Азаттыка». Директор Центра политико-правовых исследований Тамерлан Ибраимов

Завтра, 24 ноября, год со дня вступления в должность президента Кыргызской Республики Сооронбая Жээнбекова. Директор Центра политико-правовых исследований Тамерлан Ибраимов по просьбе 24.kg подвел итоги работы главы государства.

Опасения оказались напрасными

У каждого президента есть свой специфический общественно-политический фон, на котором начиналась его работа. У Сооронбая Жээнбекова — сильное присутствие предыдущего президента Алмазбека Атамбаева как во время избирательной кампании, так и в последующие месяцы.

В силу этого были опасения, что двоевластие могло надолго утвердиться в политической повестке дня Кыргызстана.

Другой фактор — существенный раскол политической элиты страны. Экс-президент отличался эксцентричным характером и не сдержан на язык. За шесть лет его правления сложилась ситуация, когда политические группы страны серьезно рассорились друг с другом.

Часть из них оказалась за решеткой, часть, не желая терпеть оскорбления, ушла в тихую внутреннюю оппозицию, а третьи попытались подстроиться, в любую минуту рискуя попасть под непредсказуемый гнев.

Третьим важным фактором в начале президентства Жээнбекова являлся глубоко укоренившийся в обществе нигилизм по отношению ко всему, что исходит от власти. Люди давно перестали верить словам государственной власти, во всем видят подвох и лишь желание чиновников украсть побольше.

Эффект превзойденных ожиданий и опрокинутое двоевластие

Ожидания от нового президента как публичного политика были не очень большими, поскольку, даже будучи на таких высоких постах, как депутат парламента, глава Ошской области, премьер-министр, Сооронбай Жээнбеков держался весьма скромно и не стремился получить политические дивиденды от своего положения. Поэтому у общественности были опасения по поводу его умения хорошо выступать на публике и представлять страну на международной арене.

Здесь президент — в определенной степени неожиданно — показал себя вполне адекватным высокой должности, умеющим публично выступать и достойно представлять страну за рубежом.

Получилось, что Сооронбай Жээнбеков существенно превзошел ожидания многих и, что очень важно, быстро преодолел их опасения. Общество, что называется, было приятно удивлено.

Что касается двоевластия, то оно недолго довлело над политической системой страны. Президент достаточно быстро заявил о своем намерении работать без какого-либо менторства со стороны предшественника.

Формально это было оформлено на февральском заседании Совета безопасности, где в известном выступлении глава государства раскритиковал соответствующие госорганы и заявил о необходимости жесткой борьбы с коррупцией. После этого последовала быстрая замена кадров из команды Алмазбека Атамбаева на всех ключевых позициях.

Потепление

В международной сфере политику Сооронбая Жээнбекова можно охарактеризовать такими словами, как «последовательность» и «доброжелательность». В заслугу ему ставится то, что он быстро наладил испорченные отношения с лидерами Казахстана и Турции.

В общественно-политической сфере Сооронбай Жээнбеков почти сразу начал позиционировать себя как президент-объединитель.

Его личностные характеристики — спокойный, неконфликтный, рассудительный — хорошо гармонировали с выбранной стратегией. Но самое главное — это соответствовало действительным нуждам общества.

Кыргызстану, как никогда, нужна консолидация. Годы распрей, взаимных оскорблений и недоверия ничего хорошего не принесли. В расколотом, фрагментированном обществе практически невозможно проводить никакие реформы.

Тамерлан Ибраимов
Поэтому консолидация общественных групп — важный компонент для движения вперед.

Образ врага с НПО сняли

Встречи с молодежью, политическими группами и политиками, представителями различных социальных сфер, многочисленные поездки в регионы логично укладывались в канву работы общенационального лидера, нацеленного на консолидацию.

Особо позитивно прошла встреча президента с неправительственными организациями. Долго насаждаемый стереотип о том, что НПО — это враги общества, был серьезно поколеблен.

Очевидно, создание образа врага из НПО выгодно авторитарным правителям, которые не терпят критики и предпочитают стигматизировать гражданских активистов.

Сооронбай Жээнбеков поступил по-другому. На встрече состоялся не только обмен мнениями, но и были запланированы конкретные совместные проекты, например, по вопросам системы детских домов, религиозного образования и реформы ГАИ.

Как укротить коррупцию

Сам президент красной линией в своей работе прочертил борьбу с коррупцией и судебно-правовую реформу. Здесь есть как позитивные сдвиги, так и негатив. Начались многочисленные «посадки». Масштабы арестов сопоставимы с таковыми в нынешней Армении, где премьер Николо Пашинян также массово начал привлекать к уголовной ответственности бывших и действующих чиновников. Однако реакция общественности на такие процессы в Армении и Кыргызстане оказалась различной.

По поводу арестов в Кыргызстане давно сложилась парадоксальная ситуация. Все требуют сажать коррупционеров, но когда начинаются реальные аресты, многие воспринимают их негативно.

Понятно, почему это происходит. Основная причина — недоверие к правоохранительной и судебной системам Кыргызстана. Поэтому многие коррупционные дела сразу после возбуждения получают окраску политических. В Армении, кстати, тоже большинство арестов произвели в отношении олигархов и родственников из противоборствующего Пашиняну политического лагеря. Но там на волне высокой популярности политического лидера отношение народа к этому больше позитивное.

Что видно из наших кыргызстанских реалий в судебной реформе? Телефонное право, как бывало прежде, вроде бы перестало использоваться. По крайней мере, широко известных фактов и обвинений со стороны гражданского общества в последнее время не слышно.

Пожалуй, только при разбирательствах вокруг громких уголовных дел (в отношении Сапара Исакова, Кубанычбека Кулматова, Жанторо Сатыбалдиева, Икрамжана Илмиянова, Албека Ибраимова) их адвокаты поднимают вопросы о предвзятости следствия.

Здесь обществу еще только предстоит увидеть и оценить, будет ли судебное разбирательство объективным и всесторонним или все пойдет, как и прежде, под жесткую диктовку сверху и вопреки законам.

Будет ли Фемида справедливой?

Периодически появляется информация о том, что снят с должности тот или иной судья. Это показатель того, что система начала очищаться, или всего лишь исключение из правил, где правило то, что судьи продолжают брать взятки?

Главный показатель здесь — доверие или недоверие граждан к судебной системе. Судя по настроениям общественности, коррупция в судах далеко еще не изжита.

Для поднятия доверия кыргызстанцев к судебной системе предстоит еще очень многое сделать. В этой связи, например, Сооронбай Жээнбеков совершенно правильно сделал акцент на создании эффективной системы проверки деклараций о доходах и расходах чиновников. И вроде бы уже есть первые результаты в отношении двух десятков судей, которые не стали соблюдать требования о раскрытии информации в своих декларациях. Однако до по-настоящему эффективной системы проверок деклараций, видимо, еще далеко.

Есть вопросы по законодательству, методике проверок и, самое главное, политической воле. Действительно ли она будет настолько твердой, чтобы довести реформу в этой сфере до логического результата, который будет ясно виден и принят обществом?

Как нам развивать регионы

Вторым приоритетом своей политики президент Сооронбай Жээнбеков указал развитие регионов. Здесь проводится много рутинной работы. Результаты ее, позитивные или негативные, пока явно не видны. Очевидно одно — развитие регионов неразрывно связано с общей политикой по проведению судебно-правовой реформы и экономическими проектами в стране.

Формально экономический блок находится в ведении правительства. Однако на практике все сколько-нибудь значимые вопросы в глазах общества имеют отношение к президенту, в том числе и по экономике.

Низкие темпы роста, недостаточный уровень иностранных инвестиций — комплекс проблем, который на протяжении вот уже второго десятилетия сопровождает Кыргызстан. Прорыва на экономическом фронте пока не произошло.

Озвучиваются планы относительно целого ряда крупных инфраструктурных и инвестиционных проектов, но будут ли они реализованы на практике, никто сейчас поручиться не может.

Риски и опасения в отношении президента

В отношении президента Жээнбекова с самого начала было несколько ключевых стереотипов и одновременно опасений:

— недостаток харизмы и ораторского мастерства;

— несамостоятельность и ведомость со стороны экс-президента Атамбаева;

— риск регионализма и возрождения семейного правления;

— религиозность президента, которая может привести к росту радикализма.

Первые два пункта были очень быстро опровергнуты и, как уже отмечалось выше, даже хорошо сыграли на руку президенту в плане формирования его положительного имиджа на фоне эффекта превзойденных ожиданий.

Пока нет никаких оснований обвинять президента в регионализме. Кадровая политика строится таким образом, что как на верхнем, так и на всех других управленческих уровнях есть представители из всех регионов страны.

С опасениями по поводу риска семейного правления сложнее. На сегодня нет заслуживающих доверия фактов, говорящих о том, что, например, Асылбек Жээнбеков или кто-то из близких родственников вмешивается в политику президента или занимается рейдерством.

Разговоры есть, но фактов пока нет. В отношении, например, Максима Бакиева такие факты и свидетельства со стороны бизнесменов стали появляться чуть ли не в первые дни президентства Бакиева. Про Жээнбековых такого не скажешь. Тем не менее опасения относительно семейного правления продолжают оставаться на высоком уровне. Достаточно вспомнить, сколько было критики по поводу выборов на пост мэра Каракола зятя одного из братьев Сооронбая Жээнбекова.

Пожалуй, с такими опасениями со стороны общества и, соответственно, внимательным отслеживанием ситуации по риску семейного правления Сооронбаю Жээнбекову придется иметь дело на протяжении всего президентского срока. Но это и хорошо. Общественный контроль будет служить дополнительным сдерживающим фактором от такого рода рисков.

Что касается религиозности президента и связанного с этим риска радикализации, то с этим тоже не все так просто. Религия и верования относятся к сфере эмоционального, а не рационального. То есть здесь большую роль играют эмоции и чувства людей, а не факты и способность рационально оценивать ситуацию.

Если бы все можно было оценить рационально, то недавнее выступление президента на конференции по исламу расставило бы точки над «i». Там президент достаточно четко высказался о том, что вера — это сугубо личное дело каждого человека и никто никому не должен ничего навязывать. Он подчеркнул важность поддержки и развития традиционного ислама в Кыргызстане и необходимость улучшения уровня образованности религиозных деятелей. То есть ни о каком радикализме не идет и речи. Наоборот, президент подтвердил приверженность принципам светского государства, закрепленным в Конституции.

Заключение

Первый год президентства Сооронбая Жээнбекова можно оценить как относительно успешный. Президент оказался более прогрессивным и продвинутым, чем изначально предполагалось. В целом его ключевые шаги и инициативы общественность восприняла позитивно. Нацеленность на консолидацию общества и антикоррупционные меры получили особую поддержку.

Следующий политический год будет другим. Теперь все проблемы и неудачи в стране почти полностью будут ассоциироваться с действующим президентом, а не с теми ошибками, которые допустил его предшественник.

Необходимо показывать первые результаты реформ в судебно-правовой сфере, МВД, в цифровизации бизнес-процессов и прочем.

Очень важен экономический блок, который в итоге влияет на благосостояние граждан. Без прорывов, хотя бы на отдельных участках, сложно поддерживать позитивную репутацию власти, которая сложилась в первый год президентства.

Следует еще раз сказать о важном моменте, который наложил отпечаток на весь первый год работы президента и, возможно, будет оказывать влияние еще какое-то время.

Речь о рисках, связанных с желанием Алмазбека Атамбаева вернуть себе утраченное влияние. Значительная часть политической борьбы в 2018 году проходила именно под этим флагом.

С одной стороны, пожалуй, это хорошо, поскольку заставляет президента и его команду быть в тонусе и стараться не допускать ошибок. С другой — общественность тратит на это время и энергию, как будто в стране нет других проблем, кроме как обсуждать обиды экс-президента и его прожекты отмщения «неблагодарным».

Кыргызстан нуждается в обсуждении и, если надо, критике стратегических вопросов по развитию, а не в бесконечном копании вокруг местечкового вопроса, кто и кому должен, кто и кого больше обидел.

Популярные новости
Бизнес