01:35
USD 69.46
EUR 79.16
RUB 1.04

Беженцы.kg: кто откроет двери?

Весь мир с тревогой говорит о европейском кризисе из-за беспрецедентного наплыва на континент беженцев из стран Ближнего Востока. Казалось бы, в странах, где толерантность и демократия - практически наивысшие ценности, должны с радостью принимать беженцев. Но нет, часть общества выступает резко против и устраивает демонстрации протеста.

Центральная Азия еще не сталкивалась с таким наплывом людей. Однако у Кыргызстана нет уверенности, что удастся избежать подобной проблемы: в какой-то степени она уже есть. После июньских событий 2010 года из соседних республик, в частности из Узбекистана и Таджикистана, в КР устремились жители сопредельных стран в надежде обрести новую жизнь.

На сентябрь 2015 года, по официальным данным, в республике насчитывается 183 человека, имеющих статус беженца. ИА «24.kg» решило узнать у своих респондентов, сможет ли страна принять значительно больше людей, а также чем граждане готовы пожертвовать ради них и какую могут оказать помощь.

Людмила Рыкова, бухгалтер:

- Могла бы сделать единичный денежный взнос, жильем поделиться нет возможности, скромно живу. Сами понимаете, какая сейчас зарплата у людей, самая большая сумма, которую способна выделить, – 500 сомов. Только так могу помочь, рада бы больше дать, но не в силах.

Мы не знаем целей беженцев, у большинства нет документов, они могут посеять хаос в нашем маленьком государстве. Мы, конечно, люди гуманные и гостям рады, но только если гости добрые и с хорошими намерениями. В случае с беженцами большую роль играет еще и временной фактор, надолго оставить у себя мы их тоже не можем.

Кубатбек Боронов, министр чрезвычайных ситуаций:

- Даже не знаю, не задумывался об этом. Во всяком случае, я не останусь в стороне, буду помогать, чем смогу. Кроме гражданского долга, я, как руководитель ведомства, которое будет заниматься этим вопросом, то есть размещением беженцев, тоже буду всячески содействовать разрешению ситуации.

- Сколько человек может вместить Кыргызстан?

- На сегодня до 15 тысяч. Если мобилизовать еще и другие силы гражданской защиты, то, думаю, сможем принять 30-40 тысяч человек. 

Мария Энграф, директор магазина:

- Я считаю, что правительство должно брать подобные ситуации под особый контроль. Помощь и содействие надо оказывать на месте бедствия, чтобы обстановка улучшилась там и людям не приходилось бежать из своей страны в чужие края. Чем мы здесь можем пожертвовать – это уже вопрос второй, потому что я не могу сейчас что-то конкретное пообещать, как и многие другие. Могу, конечно, оказать материальную помощь, но точную сумму назвать затрудняюсь, может быть, 5 тысяч сомов, а может, $500 или еще больше, все зависит от уровня организации сбора средств. Я должна быть уверена, что все деньги действительно пойдут на содержание и нужды беженцев.

- Вы смогли бы предоставить свободную комнату в вашей квартире или часть земельного участка под их нужды?

- Нет, у меня нет такой возможности. Думаю, мало кто распахнет свои объятия беженцам, никто такую ответственность на себя не возьмет.

Ирина Селезнева, учитель:

- Людям помогать нужно, только если это действительно беженцы. Меня лично настораживает, что на фотографиях, которые публикуют СМИ, видны в основном взрослые мужчины, способные взять оружие в руки и защищать свою страну, но они выбрали бегство, уход от проблемы. Так почему кто-то должен содержать чужих, незнакомых людей за свой счет? Это несправедливо.

- Какую помощь смогли бы оказать беженцам лично вы?

- Их можно принять на какое-то время или помочь финансово, только в меру своих возможностей. У меня двое детей, они быстро растут, и все вещи, из которых они вырастают, я отдаю либо в детские дома, либо в фонды, сообщества, которые раздают их нуждающимся.

Я бы могла отдать одну комнату в своем доме для кого-то из них, но только на время, не на постоянной основе. Важно то, чтобы эти люди отдавали дань уважения той стране, которая их приняла. Никак недопустимо положение, в котором беженцы ничего не делают, а их кормят и поят за деньги, вычитаемые из налогов граждан республики.

Руслан Абдрахманов, начальник Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба ВС КР:

-Это деликатный вопрос, я не могу высказывать свое мнение, потому что оно будет восприниматься как позиция всей армии республики.

Фурхатжон Мавлянов, спортивный тренер:

- Небольшое число беженцев мы смогли бы принять - 500 или 1 тысячу человек, почему нет? Правительство могло бы раздать землю, которую не используют сейчас и в будущем не планируют что-либо делать с ней.

Война есть война, люди бегут, и их мотивы вполне понятны: все хотят жить. Но сможем ли помочь всем – это другой вопрос. Я сам человек толерантный, я за то, чтобы принять какую-то часть из них, но смотря на наше экономическое положение, понимаешь, что многим не сможем оказать содействие.

Азирет Асан уулу, программист:

- Я часто делаю денежные взносы в различные пункты сбора, например, отправил 4 тысячи сомов в Японию, когда случилась авария на АЭС Фукусима-1, или просто нуждающимся людям по различным программам высылаю деньги, передаю через точки сбора. Но я всегда делаю взносы проверенным людям, я бы не хотел, чтобы мои деньги стали кирпичиком в доме какого-нибудь депутата или еще кого-нибудь. Если будут организованы официальные пункты сбора, то я помогу бедствующим людям, по возможности отдам ненужную одежду и другие вещи.

- А смогли бы поделиться земельным участком под палатки или жилплощадью?

- К сожалению, нет. Квартира однокомнатная, была бы больше, то предоставил бы в пользование какой-нибудь семье, а так не могу - слишком тесно будет.

Майрамбек Бейшенов, начальник управления по работе с кайрылманами и беженцами Минтруда, миграции и молодежи:

- Иностранные граждане, которые хотят получить статус беженца, обращаются в наше министерство с ходатайством, которое мы рассматриваем в течение 6 месяцев. В случае если беженцы не имеют постоянного места жительства, то мы предоставляем им место в центре временного размещения, там они могут жить вплоть до получения статуса беженца или до тех пор, пока сами не найдут жилье. Центр вмещает до 40-50 человек.

Анара Дауталиева, правозащитник:

- Считаю, что в XXI веке мир оказался в трудной ситуации во многих аспектах. Одним из таких является проблема беженцев. Мы стоим перед большими вызовами. Положение, в котором сейчас находятся беженцы в Европе, является сложным и требует неотлагательного адекватного решения. Не дай бог, чтобы Кыргызстан столкнулся с подобной ситуацией. Если произойдет такое, то, как гражданин, я готова оказать посильную поддержку, в стороне не останусь.

- В чем будет выражаться ваше содействие?

- Первоначально я бы их приняла, то есть предоставила жилье (комнату) только для одной семьи - в рамках возможностей. И относилась бы к ним гуманно. Потому что подобная ситуация может произойти с каждым человеком, никто от этого не застрахован, ведь политика - непредсказуемая вещь, не знаешь, что будет завтра и кто будет править страной. Затем я бы участвовала в благоустройстве их жизни – в поиске работы, жилья и так далее, подключились бы мои друзья и родственники.

- В случае если страна столкнется с подобным наплывом, как поведут себя кыргызстанцы?

- У нас великая нация, которая имеет долгую историю. В основе нашей ментальности и культуры лежит гостеприимство и великодушие. Думаю, что мы не утратили эти качества и в современном мире, наш народ принял бы людей, попавших в трудную жизненную ситуацию.

Лично для меня нет разницы, какой это человек (какие у него цвет кожи, разрез глаз). Недавно канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что они будут принимать исключительно христиан, а для меня религия не имеет значения. Кто бы ни постучался в мои двери, я не останусь равнодушной.

Курсан Асанов, замминистра внутренних дел КР:

- Это очень актуальный вопрос, хотя, думаю, что Кыргызстану такая проблема в ближайшее время не грозит. Но если все-таки произойдет такая ситуация, то, как рядовой гражданин, я не останусь в стороне, окажу посильную помощь - продуктами, финансово и так далее.

Эрнест Абдыжапаров, режиссер:

- Вопрос очень трудный, потому что Кыргызстан находится в сложном экономическом положении. Но у нашего народа есть опыт в подобной ситуации: в середине прошлого столетия у нас был большой наплыв людей, это были не беженцы, но тем не менее тогда население их тепло приняло. И в случае если мы столкнемся с такой же проблемой, как в Европе, то мы, безусловно, отзовемся на призывы о помощи, и я в том числе.

- Вы бы смогли предоставить свободную комнату в вашей квартире или часть земельного участка?

- У меня, к сожалению, нет возможности предоставить участок или жилье. Но, как говорится, чем богаты - тем и рады, поэтому одеждой, продуктами или финансово поможем.

К примеру, когда произошли июньские события на юге страны в 2010 году, мы собрали группу людей и поехали туда, оказывали психологическую и моральную поддержку. Показывали фильмы, разговаривали с местными жителями, все это мы делали по собственному желанию, никто не указывал. В стране нет равнодушных людей. В подобной сложной ситуации беженцы, скорее, нуждаются в моральной помощи, нежели в деньгах, ведь они бегут из своей страны не от лучшей жизни.

Санжар Казакбаев, директор кафе:

- Это сложный вопрос, учитывая, что в Кыргызстане не было случаев массового нашествия беженцев. Если это случится, то мы готовы помогать им, например, в первые дни могли бы кормить. Но главное, на что мы готовы пойти, - это предоставить рабочие места. Думаю, это как раз то, в чем беженцы нуждаются острее всего. И это то немногое, что мы в состоянии предоставить нуждающимся. Но мы не можем тянуть лямку в одиночку, возникнет необходимость в кооперировании, в разделении обязанностей, нужно будет вести учет беженцев, я не думаю, что это наша обязанность и забота. В этом плане нам нужна будет помощь государства. Только вместе мы сможем преодолеть подобные трудности.

Бизнес