14:01
USD 69.84
EUR 79.25
RUB 1.06

В поисках Эвиана Пейтса

В 1979 году 25 мая по дороге домой из школы в одном из американских городов пропал шестилетний мальчик по имени Эвиан Пейтс. Масштаб поисковых работ был настолько грандиозным, что фотографию пропавшего клеили даже на бутылки из-под молока. Но, увы, ребенок так и не нашелся. Спустя четыре года президент Рейган предложил учредить в эту дату День поиска пропавших детей, и вскоре его стали отмечать во всем мире. Проблема, имеющая глобальный характер, актуальна также и для Кыргызстана, где только за 2015 год в розыске числилось 787 несовершеннолетних.    

Истории со счастливым концом

 

Эксперты отмечают четыре основные причины пропажи детей: добровольный побег из дома в связи с навалившимися проблемами или жажда приключений; похищение, спланированное кем-то из родителей, находящихся в ссоре; неожиданно вспыхнувшая любовь и уход с предметом страсти и, наконец, самое страшное – похищение работорговцами, насильниками, садистами, торговцами органами.

В начале мая 2016-го в городе Токмаке пропала девочка восьми лет. Родители сразу же забили тревогу и сообщили в милицию. Как рассказал отец девочки, в школе отменили последний урок, и первоклассница, сев в маршрутку, поехала в Бишкек, чтобы поиграть в одном из торговых центров на автоматах. Самое интересное, водитель бусика даже не обратил внимания, что малышка одна села в междугородную маршрутку и поехала в сторону столицы. Лишь на автовокзале ее заметили милиционеры, которые и вернули «маленькую туристку» обеспокоенным родителям.

Другой подросток, паренек 14 лет, тоже заставил понервничать несколько дней отца и мать. По словам матери, юноша «попал в дурную компанию своих же ровесников, которые промышляли мелкими кражами из автомобилей». Как рассказала мать беспечного школьника, помогли социальные сети. Официант одного из кафе узнал мальчика и позвонил родителям.  

Не думают, что их могут искать родители, не только маленькие дети. К примеру, 17-летняя студентка Адинай, чтобы помочь своему больному братишке, устроилась работать в швейный цех и так увлеклась зарабатыванием денег для родного человека, что совершенно забыла, что есть еще родители, которые беспокоятся о ней, звонят. Не дозвонившись до нее, отец с матерью забили тревогу. Сообщили в милицию, развесили объявления, прошла информация по соцсетям. И только через 12 дней удалось выяснить ее местонахождение.

Истории с печальным концом

Как рассказала одна из бывших сотрудников НПО Эльнура Матраимова, которая занималась поиском пропавших без вести детей, в селе Новопокровка Ысык-Атинского района как-то потерялись два мальчика.

«Это было в сельской местности, и вполне можно было подключить к поиску собаку. Но милиция почему-то этого не делала, и мы сами привлекли кинолога. Но, увы, было поздно. Мальчики утонули в БЧК», - рассказала она.

По ее словам, женщины пытались создать организованное общественное движение по поиску пропавших детей.

«Однажды летом пропала девочка. Откликнулись волонтеры, правда, всего шесть человек, ребенка удалось найти, и зародилась идея сделать так, чтобы госорганы сотрудничали с волонтерами. Мы инициировали заключение договора, чтобы наладить сотрудничество для моментального реагирования, мобильные компании, по информации милиции, обещали рассылку объявлений о пропаже и так далее, но почему-то идея так и осталась идеей, насколько я знаю», - говорит она.

Общественное движение по поиску людей по аналогии российских, западных организаций не смогло сформироваться в республике, и причину этого Эльнура Матраимова видит в том, что, к счастью, у нас масштабы проблемы не столь велики, чтобы поднимать ее на государственный уровень.

По ее словам, в базе данных МВД «ненайденными» числятся около 60 человек, среди которых значатся пропавшие еще с 90-х годов.

И такое бывает  

Оказалось, что пропадают не только дети. В начале 2015 года жительницу Бишкека соседка попросила на пару часов присмотреть за ребенком пяти лет и была такова. На звонки не отвечала. Позже зацепка появилась в Алматы (Казахстан), но пока тоже безрезультатно. Как сообщила инспектор ИДН Бишкека Зухра Саметова, в настоящее время ребенок пропавшей матери находится в детском доме.

В другом случае в 2012 году пропала пятилетняя Алена. Но ее искали не мама с папой, а соседи, милиция и общественность. Девочку нашли. Но не откликнулась ее мама. Сейчас ребенок также определен в детский дом.

Истории без конца

Говорят, что один из самых больших страхов – страх от незнания, неведения.

В 2011 году в Нарынской области прямо со двора пропал малыш полутора лет.  

«Бабушка с внуком находились на зимовке у моего старшего брата, там было много людей, которые приходили пить кобылье молоко, были маленькие дети, мой сын уже ходил, но, естественно, не мог еще бегать или лазить куда-то. Пока он был во дворе, бабушка зашла домой, подогреть для него молоко, а когда вышла, малыша и след простыл», - вспоминает тот страшный день мама пропавшего ребенка Гульнур Сулайманова.

По ее словам, они потеряли драгоценное время, всем скопом ища малыша в реке Нарын.

«Река была неблизко, к тому же берег был огорожен для безопасности, и полуторагодовалый ребенок не мог бы пройти ограду», - говорит она.

Из воспоминаний тех дней, когда милиция начала опрашивать людей, нашлись мальчик 10 лет и женщина, приехавшая попить кымыз, которые видели похожего малыша. Они видели, как в день пропажи мимо них проскакала женщина верхом на лошади с ребенком на руках, по описанию похожим на ее сына.

В итоге отсутствие опыта в организованном поиске пропавших сыграло свою негативную роль. Малочисленность привлеченных людей не позволила оперативно провести масштабный поиск по всей территории района, а поздний опрос свидетелей и отсутствие служебных собак не дали возможности выйти на след всадницы с ребенком. И даже когда на мобильный телефон дедушки поступил подозрительный звонок от незнакомой женщины, милиционеры не смогли выйти на ее след, потому как, по словам матери малыша, мобильный оператор предоставлял распечатку звонка только по открытии уголовного дела, которое было заведено уже после потери драгоценного времени.

Не прошло и года, как скончался брат женщины, в доме которого пропал малыш, она сама перенесла две операции. Но и по сей день мама маленького Шабдана не теряет надежды на возвращение сына. По ее словам, ей все время кажется, что сына украл кто-то бездетный, и в один из дней ребенок обязательно появится. Отец малыша рассказал, что за рубежом есть программа, которая может спроецировать лицо ребенка по мере его предполагаемого взросления, и просит власти помочь привезти в Кыргызстан это достижение науки.

«Прошло 5 лет, и лицо его изменилось, но если бы в республике была программа, мы могли бы распечатать фото предположительно 6-летнего Шабдана и разместить в школах, может, кто-нибудь да узнал бы его», - размышляет с грустью отец.     

В 2016-м Шабдану должно исполниться 6 лет.

Не менее трагична история Айнуры Кошалиевой.

По ее словам, дядя и тетя мужа, проживающие в одном из сел Нарынской области, долго упрашивали ее отдать им ребенка, объясняя это тем, что пока родители будут зарабатывать, они присмотрят за их сыном.

Но 17 мая 2011 года - буквально через пару дней, как она оставила у родственников сынишку - поступил звонок от дяди мужа, который сообщил страшную новость о пропаже ее ребенка.

Поиски ничего не дали. МЧС даже перекрывало речку, приток реки Кокомерен. После тщетных попыток найти его госорганы дали предварительное заключение, что ее сын утонул, хотя ни тела, ни фрагментов его одежды найдено не было.

«Уголовное дело о пропаже еще не закрыто, в основном поисками сына занимаемся мы с мужем, потому что не верим, что он умер. Дядя с тетей просят, чтобы мы прекратили поиски, говоря, что должны смириться со смертью ребенка, но как можно считать, что он умер, когда даже тела не нашли? После его пропажи в той реке утонули дети, их тела нашли, нашли даже тех, кто утонул в Кокомерене с его бурными водами», - говорит Айнура.

Как и Гульнур, Айнура верит, что ее сына украл кто-то бездетный, чтобы усыновить.

Один в поле не воин  

Верит и ждет своих детей, сына и дочь, Бакыт Эгембердиев.

«Дочери Диане уже должно быть 12 лет, сыну Акбару - 10», - говорит о своих пропавших много лет назад детях их отец.

   

Потратив годы на тщетные поиски, он пришел к выводу, что без государственной политики проблему пропажи детей не решить, она будет только усугубляться.

Опечаленный отец так же говорит о программе, которая позволяет воссоздать лицо человека. Ее, утверждает он, широко используют в США. Подобное достижение науки можно привести и к нам, но отсутствие ответственного госоргана, который мог бы содержать данное оборудование, исключает всякую возможность вывести поиск пропавших людей на более высокий уровень.

Как считает Бакыт Эгембердиев, и ответственные госорганы в лице отдела по делам несовершеннолетних МВД, и неправительственные организации, занимающиеся поиском детей, имеют серьезные недостатки в выполнении своих миссий.

«В ОДН МВД любой сотрудник максимум через полгода уходит на повышение, на сайте Министерства внутренних дел рубрика розыска людей не актуализируется, там нет подробностей, она примитивна. Что касается НПО, они работают, но зависимы от своих спонсоров и вынуждены порой действовать в разрез с интересами нашей страны», - говорит он.   

  

Большую помощь в разрешении данной проблемы он видит в том, чтобы должностное лицо на высшем уровне координировало всю работу, контролировало весь процесс поиска, потому как по отдельности ни госорганы, ни НПО не способны эффективно искать человека.

Единственным достижением в этой области Бакыт Эгембердиев считает помощь СМИ, которые в последние годы начали публиковать объявления, чаще писать о проблеме.

P.S. Пока готовился материал, на страничке в соцсетях один из горожан разместил пост с фотографией маленького мальчика, где указал, что нашел малыша, и попросил помочь найти его родителей. Через пару часов родители нашлись.  

Популярные новости
Бизнес