00:08
USD 84.80
EUR 100.28
RUB 1.16
Сюжет: COVID-19

Черный июль 2.0. Почему в Кыргызстане повторяется прошлогодний сценарий

Почти месяц в Кыргызстане ежедневно регистрируется более тысячи новых случаев заражения COVID-19 и внебольничной пневмонией и около десятка смертей. А Минздрав и республиканский штаб повторяют ошибки, которые привели к «черному июлю» в прошлом году.

Также не всегда больных удается госпитализировать оперативно, также появляются в соцсетях объявления о поиске препаратов и кислородных концентраторов, также пациенты с другими заболеваниями не всегда могут получить необходимую медицинскую помощь, а программу вакцинации населения практически завалили в самом начале. В то же время о третьей волне чиновников от здравоохранения предупреждали еще в начале года и даже давали рекомендации, как сдержать рост заболеваемости. Но к выводам межведомственной комиссии по противодействию COVID-19 не прислушались. Более того, результаты ее работы оказались под сукном. Почему так произошло и кто в этом заинтересован, 24.kg рассказала экс-вице-премьер-министр Эльвира Сурабалдиева.

— Эльвира Жыргалбековна, а зачем, вообще, создавалась эта межведомственная комиссия?

— Меня назначили вице-премьер-министром в конце октября прошлого года. Тогда Садыр Жапаров был премьер-министром и поставил вопрос о руководстве Республиканским штабом по борьбе с коронавирусной инфекцией. Это было поручено мне. Таким образом, передо мной стояла задача — не допустить распространения заболевания. Но для этого, в частности, необходимо было провести работу над ошибками, которые привели к «черному июлю».

Все мы помним те хаос и бардак, которые были в сфере здравоохранения: полное отсутствие менеджмента, неорганизованность, паника, отсутствие лекарств, руководства по лечению.

Эльвира Сурабалдиева

Было важно не повторить этот сценарий. Основная цель создания комиссии — выработать рекомендации, чтобы повысить эффективность борьбы государства с пандемией. Проанализировать, как государственные и муниципальные органы реагировали во время первой волны.

Кроме того, еще когда я была депутатом парламента, с коллегами неоднократно запрашивали у правительства, Минздрава информацию о распределении гуманитарной помощи. Но ответа так и не получили. Этот же вопрос мне уже как вице-премьеру задавали международные доноры. И когда республика запрашивала очередную помощь, то они резонно интересовались, как была распределена предыдущая. Ни население, ни организации, ни волонтеры не знали, куда уходили передаваемое ими оборудование, медикаменты, СИЗ, финансы. И это стало второй причиной создания комиссии.

— И к каким выводам пришла комиссия?

— Первое, что третья версия клинического протокола по лечению COVID-19, в которую, в частности, уже было включено применение антикоагулянтов, полтора месяца пролежала в кабинетах Минздрава. В итоге это привело к нехватке тех же клексана, гепарина. Народ проклинал фармкомпании, но им только 1 июля передали перечень необходимых лекарств, в том числе антикоагулянтов. Это выяснилось на встрече с ними. Пока же они заказали препараты, пока привезли, уже половина июля прошла.

Протокол был готов 15 мая. Почему Минздрав держал его полтора месяца? Сколько жизней могли быть спасены, если бы этот список препаратов фармкомпаниям передали сразу?!

Эльвира Сурабалдиева

По-моему, тут вопрос коррупции и халатности, превышения служебных полномочий. Тут должно быть возбуждено отдельное уголовное дело.

Департамент лекарственных средств тогда провалил свою работу, да и сейчас это делает: до сих пор разница в ценах между Бишкеком и регионами колоссальная. Во время работы выяснили, что на складах почти полгода хранились дорогие препараты, которые были нужны больницам для лечения пациентов. Именно департамент отвечал за выдачу препаратов организациям здравоохранения. Эта структура Минздрава должна быть полностью реформирована. И об этом комиссия написала в рекомендациях.

Система распределения больных в прошлом году не была отлажена.

Пациентов без ПЦР-теста, с отрицательным результатом стационары не принимали, и многие люди буквально оставались на пороге больниц, умирали.

Эльвира Сурабалдиева

Проблему пытались решить при помощи дневных стационаров, но комиссия пришла к выводу, что их открытие было ошибкой. Они способствовали дальнейшему распространению болезни.

Почему Бишкек, регионы горели? Главный врач города, заболев COVID-19, ушла на больничный на несколько месяцев. В регионах была схожая ситуация. И вся нагрузка легла на плечи простых медиков, молодых аспирантов, ординаторов, у которых мало опыта. Уже тогда главные специалисты МЗиСР — пульмонологи, инфекционисты, реаниматологи — должны были начать обучение медиков. Но в ноябре, когда стали работать в штабе, выяснилось, что в регионах некоторые медики даже не читали протоколы лечения, не проходили обучение, хотя Минздрав рапортовал, что летом специалисты ездили по регионам, проводили занятия для врачей. Мы практически заставили заново провести обучение, сократить огромные протоколы до небольших руководств для врачей на двух языках, отправили их по регионам. И то, что сейчас ситуация лучше прошлогодней, — заслуга простых врачей, наученных горьким опытом.

Но заниматься контролем на местах должен не республиканский штаб, а Министерство здравоохранения. А оно занялось странными реформами в системе. Еще это заявленное повышение зарплаты медикам. Я думаю, руководство ведомства ввело в заблуждение президента, ведь по факту на руки медики получили совсем другие суммы.

Как глава штаба, я могла влиять на регионы, контролировать, обходя министра. Но в итоге не смогла с ним работать.

Человек абсолютно глух, нем и слеп, у него свое видение. И то, что сейчас происходит повторение летнего сценария, — это полностью вина министра здравоохранения, это на его совести. Он должен это понимать.

Эльвира Сурабалдиева

В январе собирали консультативный совет при Минздраве, и эксперты говорили, что нас ждет третья волна. В штабе с ноября готовились к повышению заболеваемости. Межведкомиссия подробно расписала, что нужно делать, чтобы предупредить рост. Но министр здравоохранения вместо того, чтобы прислушаться к ним, сопротивлялся, пытался спасти каких-то отдельных руководителей, которые не работали. Не знаю, остались ли они на своих местах.

Большое внимание было уделено определению потребностей организаций здравоохранения в оборудовании, медикаментах, врачах. В буквальном смысле вплоть до районов собирали информацию, сколько машин не работает, какая есть техника, какое оборудование поступало и так далее. Но до сих пор остается открытым вопрос рационального использования бюджетных денег, распределения гумпомощи. Минздрав не отчитывался ни тогда, ни сейчас. Я предполагаю, что это вопрос коррупции.

— По итогам комиссия выпустила заключение. Какие-то меры по нему были приняты?

— Заключение мы представили исполняющему тогда обязанности премьер-министра Артему Новикову, его должны были рассмотреть на Совбезе, но почему-то это так и не сделали. Какие-то материалы были переданы в Финансовую полицию, к сожалению, ее расформировали, на какой они стадии, не знаю. Насколько мне известно, далее дела переданы в АКС ГКНБ, но ее тоже расформировали, сейчас этим вопросом занимается Генпрокуратура.

Недавно членов межведкомиссии принял премьер-министр Улукбек Марипов, пообещал, что рекомендации будут учтены.

— Получается, что действий по итогам работы комиссии не было предпринято?

— Да, хотя министр здравоохранения Алымкадыр Бейшеналиев присутствовал, когда комиссия озвучивала рекомендации Артему Новикову. Я так полагаю, что он просто их не исполняет. В частности, мы предлагали крупные больницы (первую или шестую) сделать полностью ковидарием. А сейчас кусочки больниц отдают под госпитализацию пациентов с COVID-19. И уже может проходить внутрибольничное заражение.

Мы работали над созданием единой базы лекарств, чтобы каждый препарат, который приходит в страну, был под учетом. Но в Минздраве ее забросили, а она бы позволила предупредить и контрабанду, и контрафакт.

В итоге наступаем на те же грабли, что и в прошлом году.

— На ваш взгляд, почему итоги вашей работы положили под сукно?

— Видимо, это кому-то выгодно. Я уже говорила: цели наказать рядовых медиков не было. Но те, кто обворовывал республику, из-за кого умерло много людей, я считаю, должны понести ответственность.

Но у нас такая маленькая страна, очень сложно быть объективным. Обязательно кто-то кому-то коллега, друг, брат, сват. И вот эти процессы, к сожалению, тормозят люстрацию, перемены, реформы в нашем государстве.

Эльвира Сурабалдиева

По большому счету пока мы не сделаем выводы и не начнем кардинальных реформ в системе здравоохранения, у нас так и будут умирать люди. А так как нет прозрачности и ответственности, такая ситуация и будет продолжаться.

Популярные новости
Бизнес