20:10
USD 84.80
EUR 98.41
RUB 1.19

Немые свидетели преступлений. Чем занимается самая закрытая служба МВД

Каждый раз, когда расследование очередного уголовного дела заходит в тупик и следователи ломают головы, пытаясь разобраться в его хитросплетениях, на первый план выходят они — эксперты-криминалисты. Уникальные люди, способные разглядеть важные детали даже в самых, казалось бы, незначительных мелочах.

На что, к примеру, может указать выкуренная человеком сигарета, или царапина от ключа, оставленная им на дверном замке?

Главный специалист оперативно-криминалистического центра МВД Георгий Каракай согласился не только рассказать о тонкостях работы одной из самых интересных милицейских служб, но и провести для читателей 24.kg экскурсию по ее кабинетам.

Чьи «пальчики» хранятся в МВД


Цокольный этаж центрального аппарата МВД в Бишкеке. Здесь за тяжелой металлической дверью располагается святая святых милиции — оперативно-криминалистический центр и его дактилоскопическая, баллистическая и трасологическая лаборатории. Доступ сюда ограничен даже для большинства милиционеров, о присутствии посторонних в коридорах центра и вовсе не может быть речи. Провести экскурсию для журналиста согласились при соблюдении нескольких условий. Первое — любые передвижения внутри центра только в сопровождении офицера. Второе и самое важное — руками ни к чему не прикасаться: на рабочих столах экспертов изъятые с мест преступлений улики.
24.kg
Фото 24.kg. Все найденные в Кыргызстане отпечатки пальцев в конечном итоге оказываются за этой дверью

На одной из дверей красуется огромный отпечаток пальца. Несложно догадаться, что исследуют специалисты внутри. Но вот чей, интересно, палец? Просто скаченный из интернета рисунок? Оказалось, что нет.

— Это оттиск с большого пальца руки одного из ветеранов нашей службы. Чей именно — не скажу. Секрет. Просто решили вот так сохранить о нем память в коллективе, — отвечает главный специалист центра Георгий Каракай.

— А он жив?

— Конечно. Скажем так — передает знания подрастающему поколению экспертов.

24.kg
Фото 24.kg. Главный специалист оперативно-криминалистического центра МВД Георгий Каракай. Слева от него единственный в Кыргызстане комплекс по изучению подлинности документов и ценных бумаг

Внутри в просторном офисе располагается комплекс с очень длинным названием — автоматизированная дактилоскопическая идентификационная система «Сонда». Говоря простым языком, это единая цифровая база отпечатков пальцев всех, кто когда-либо попадал в поле зрения правоохранителей, и оборудование, при помощи которого эти данные обрабатываются. В базе не только преступники, но и те, чью личность не удалось установить.

«Когда на месте преступления находят следы — отпечатки рук и пальцев, криминалисты снимают их при помощи специального порошка. Затем они направляются на изучение к нам. Здесь следы оцифровываются и проверяются сразу по нескольким базам. Наши эксперты сопоставляют присланные образцы с ранее обнаруженными и неустановленными отпечатками, с отпечатками пальцев лиц, представляющих оперативный интерес, и с отпечатками тех, чью личность установить не удалось», — говорит Каракай.

На словах звучит просто. На деле — кропотливый труд. На месте преступлений очень редко удается найти целые и четкие отпечатки. Следы, как правило, смазанные. Восстанавливать пригодные для изучения фрагменты экспертам приходится вручную.

Дактилоскопия. Мифы и реальность


Бытует мнение, что милиционеры могут подбросить отпечатки на место преступления, используя данные биометрической базы ГРС. Такие опасения не раз озвучивались в Кыргызстане противниками цифровизации. У экспертов этот миф вызывает улыбку.

«Отпечаток — это оттиск потожировых выделений человека, остающийся на поверхности. И я даже представить себе не могу, как его цифровую копию можно подбросить, к примеру, на орудие преступления», — говорит главный специалист оперативно-криминалистического центра МВД.

Еще одно заблуждение заключается в том, что после биометрической регистрации МВД получило в свое распоряжение «пальчики» всех без исключения кыргызстанцев.

«Дело в том, что ГРС, реализуя свой проект дактилоскопической регистрации в 2012-2014 годах, подошла к нему, мягко говоря, несерьезно, без привлечения необходимых специалистов в этой области. Отбор дактилоскопического материала происходил не на должном уровне. Когда возник вопрос о совместимости данных базы ГРС с существующей с 2001-го цифровой базой милиции, оказалось, что они совершенно несовместимы — разные форматы, разное качество данных и прочее. То, что в свое время приобрело ГРС, — это чисто гражданская система идентификации личности. Она применима разве что на выборах. Да и там, как вы знаете, система эта нередко выдает ошибки», — объясняет Георгий Каракай.

Ребенок «домушник» и обгоревший труп


Автоматизированная дактилоскопическая идентификационная система «Сонда» способна определить личность человека даже по небольшому фрагменту отпечатка пальца. Конечно, если исследованием будет заниматься человек опытный.

«Был в 2011 году случай. Нашли на территории одного из бишкекских заводов полностью обуглившиеся человеческие останки. Целым остался лишь кончик мизинца одной из рук. После долгих манипуляций удалось установить личность погибшей девушки. Обстоятельства трагедии я сегодня уже и не вспомню. Да и образы поступают в лабораторию, как правило, с минимальной сопроводительной информацией, чтобы исключить субъективность при их анализе. Для нас не принципиально, по какому поводу возбуждено уголовное дело, кто его фигурант. Важен сам предмет изучения», — говорит эксперт.

24.kg
Фото 24.kg. В базе данных МВД есть отпечатки пальцев всех, кто когда-либо попадал в поле зрения правоохранителей


За все время работы центра у его сотрудников накопилось немало интересных историй. К примеру, волна квартирных краж, в начале 2000-х прокатившихся по столице Кыргызстана. Их отличала удивительная особенность.

«Судя по целым дверным замкам, вор проникал в дома через форточки. Когда сняли с оконных рам следы — удивились. Они оказались детскими. Неужели «домушник» — маленький ребенок? Следователи месяцами ломали голову. Спустя время милиция по совершенно иному делу задержала очень маленького и щуплого мужчину. Когда к нам поступили на изучение его отпечатки пальцев — дело, считай, было раскрыто. Мы в них сразу же узнали нашего загадочного «домушника» ребенка», — вспоминает Каракай.

Пистолеты и плоскогубцы


Баллистическая и трасологическая лаборатории работают по схожему принципу. У них, как и у дактилоскопии, свои базы данных и картотеки. Покупая нарезное огнестрельное и травматическое оружие, человек обязан в первую очередь сдать его на так называемый отстрел, чтобы пополнить пулегильзотеку МВД.

«Оружие имеет свои «отпечатки пальцев» — особенности, которые при стрельбе остаются на пулях и гильзах. Так, например, в случае убийства мы узнаем, из какого именно пистолета или карабина было совершенно преступление и совершались ли они раньше. Так несколько уголовных дел могут быть объединены в одно», — говорит специалист.


Эксперты трасологической лаборатории занимаются изучением следов. При этом на рабочий стол к ним может попасть абсолютно любой предмет.

«У вас ведь, наверняка, дома есть плоскогубцы, и вы ими работаете. Так вот наши специалисты смогут определить, что и когда с их помощью откручивалось или вскрывалось. То же самое касается и ключей, и дверных замков и многих других предметов. Даже незначительная, казалось бы, царапина на том же замке может рассказать человеку, знающему, о многом», — уверяет главный специалист оперативно-криминалистического центра МВД Георгий Каракай.

Научиться слушать немых свидетелей

Когда милиция сообщает о нескольких версиях того или иного происшествия, знайте, что большую часть из них прямо на месте следователю и оперативникам подсказал криминалист. Опытный сотрудник способен по мельчайшим деталям рассказать почти всю картину произошедшего и восстановить точную хронологию событий.

«По следам от обуви, к примеру, можно узнать пол и возраст человека. По следам на окурках сигарет — особенности его прикуса и так далее. Всех тонкостей я вам раскрывать не стану. Все же вас читают не только люди законопослушные — сами понимаете. Мы называем улики немыми свидетелям преступлений. Они единственные, кто может рассказать все, что нужно следователю. Главное — это научиться их слушать», — говорит Каракай.

24.kg
Фото 24.kg. В чемодане эксперта-криминалиста есть все, чтобы собрать улики на любом месте преступления
Эксперт-криминалист обязан не только знать многое, но и раз в пять лет подтверждать свои знания, проходя соответствующий экзамен и получая сертификат. Без этого документа ни один его вывод не будет иметь никакого значения.

И напоследок немного цифр. Только с начала этого года эксперты-криминалисты осмотрели больше 16 тысяч мест преступлений. Ими проведено больше 3,5 тысячи экспертиз. С помощью специалистов было раскрыто 231 преступление, задержаны 217 преступников.

Популярные новости
Бизнес