00:25
USD 69.74
EUR 79.24
RUB 1.05

Приграничные споры Кыргызстана и Таджикистана опасны для России

Противостояние на границе Кыргызстана и Таджикистана, где едва ли не ежемесячно проливается кровь, выглядит тревожным и в случае разрастания конфликта станет катастрофой для России. Об этом в интервью изданию «Лента.ру» заявил главный научный сотрудник Института международных исследований МГИМО, доктор политических наук Андрей Казанцев.

По его словам, «истории успеха с демаркацией границ в Центральной Азии связаны с двумя факторами — отсутствием серьезных причин для споров и сильной центральной властью».

Sputnik
Фото Sputnik. Доктор политических наук Андрей Казанцев

Например, кыргызско-казахская граница проходит по неплодородным степям и горам, за которые вряд ли кто-то захочет активно бороться, отметил эксперт.

Кроме того, межэтнические отношения кыргызов и казахов, в том числе за счет многочисленных межнациональных браков, спокойные и миролюбивые. Что касается сильной центральной власти, то в случае с Казахстаном вопросов не возникает — Нурсултан Назарбаев справедливо считался одним из самых эффективных лидеров региона.

Узбекистан, по сути, только начинает проделанный Казахстаном путь демаркации границ. После прихода к власти Шавкат Мирзиеев решил придерживаться доктрины полного мира, гармонии, добрососедства и сотрудничества. Силу центральной власти перенаправили на поиск компромиссов с соседями и предотвращение любых пограничных конфликтов, сказал Андрей Казанцев.

Подвижки в решении пограничных вопросов в Ферганской долине можно считать главным достижением Шавката Мирзиеева.

Андрей Казанцев

В январе Ташкент и Душанбе завершили процесс демаркации границ, в апреле согласовали график полевых работ. «На границе Узбекистана с Кыргызстаном все выглядит не менее оптимистично, хотя спор двух стран более принципиален: Ташкент контролирует пахотные земли, но не имеет доступа к необходимым для их орошения водохранилищам. У Бишкека прямо противоположная проблема. В августе стороны сообщили об успешном согласовании 92 процентов 1378-километровой границы. Неописанными остались лишь 10 участков, однако и там переговоры продолжаются», — пояснил эксперт.

«В сентябре в регионе произошел исторический прорыв: государства договорились о взаимовыгодном и равноценном обмене территориями. Стороны передадут друг другу по 413 гектаров земли. В перспективе этот прецедент может стать фундаментом для решения остальных территориальных споров в Ферганской долине», — считает он.

«На фоне дипломатических успехов Узбекистана ситуация на границе Таджикистана и Кыргызстана, где кровь продолжает проливаться чуть ли не ежемесячно, выглядит тревожной», — говорит Андрей Казанцев.

Он объясняет это не только тем, что власти в этих странах гораздо слабее, но и спецификой Ферганской долины. «Там друг на друга накладывается несколько факторов. Во-первых, это одна маленькая долина, где живет огромное число людей трех разных национальностей, вынужденных сосуществовать в условиях нищеты и нехватки ресурсов. Во-вторых, огромную роль играют организованная преступность и исламисты», — подчеркнул эксперт.

В Ферганской долине проживают около трети населения Узбекистана и Таджикистана и половина всего населения Кыргызстана, и в перспективе цифры будут расти, ведь государства Центральной Азии демографически «молодеющие».

Возникающие на границах столкновения носят не межгосударственный характер, а местечковый: стычки возникают между обычными людьми, а не правительствами.

Андрей Казанцев

«С одной стороны, это делает маловероятным начало полномасштабного военного конфликта, с другой — чревато безнаказанностью для зачинщиков и постоянным повторением историй», — заметил он.

Чтобы разрешить дилемму, необходимо создать благоприятные условия существования в Ферганской долине, избавившись от конфликтов. Однако в экспертном сообществе сомневаются в том, что это в принципе возможно.

«Принципиального решения нет, потому что это не межгосударственный конфликт, он между местными сообществами», — говорит эксперт.

По его словам, ключ от решения проблемы лежит на поверхности: избавиться от нищеты, контрабанды наркотиков, засилья организованной преступности, радикального исламизма. Но сделать это сейчас просто невозможно.

«На данном этапе эффективной может быть только стратегия сдерживания — не допустить перехода местечковых столкновений к конфликту уровня карабахского, когда одно государство претендует на территории другого или считает свою территорию оккупированной», — отметил Андрей Казанцев.

Для России такой сценарий стал бы настоящей катастрофой и потребовал бы вмешательства, ведь Кыргызстан и Таджикистан — участники ОДКБ.

Андрей Казанцев

Желания впутать в местные разборки Москву в Ферганской долине особо не скрывают. В сентябре после очередного пограничного конфликта жители Баткенской области потребовали закрепить спорные территории за Бишкеком и перенести российскую авиабазу «Кант» ближе к границе.

В Москве на такой шаг вряд ли пойдут — даже во время погромов в Оше Россия не стала вводить войска по линии ОДКБ, чтобы не спровоцировать усугубление конфликта.

Альтернативным решением могло бы стать наращивание экономической помощи странам региона, однако возможности России здесь ограничены. Хотя в экспертном сообществе популярна мысль о том, что ресурсы, которые тратят на поддержку таких далеких государств, как Венесуэла, стоило бы использовать в другом направлении.

Но такой шаг, пояснил эксперт, требует пересмотра геополитических приоритетов Москвы: «По своей идентичности Россия — все еще европейская страна. То, что происходит в Центральной Азии, хотя и касается нас непосредственно, не так интересует правительство и общественность, как те же события в Восточной Европе».

Популярные новости
Бизнес