21:20
USD 69.74
EUR 79.24
RUB 1.05

Как мигранты решают проблему детей на чужбине

По данным Министерства труда и социального развития, в Кыргызстане 102 тысячи 406 детей живут без попечения родителей. Из них 16 тысяч 787 — дети внутренних мигрантов, а у 85 тысяч 619 детей родители выехали за пределы страны на заработки.

По данным МВД, в 2018 году около 500 преступлений совершили дети, чьи родители находятся на заработках за границей, а по отношению к ним было совершено 600 преступлений.

Дети мигрантов — одна из злободневных тем, проблема уже вышла за пределы страны: никто не знает, сколько их находится вместе с родителями на чужбине.

24.kg узнало у мигрантов в России, как они решают вопросы со своими чадами.

Без родителей в зоне риска

В СМИ то и дело попадают истории о жестоком обращении в отношении детей мигрантов. Причем часто виновники — самые близкие люди.

История девятилетнего мальчика, которого дядя протащил несколько метров, привязав к машине, возмутила общественность.

Приехала его мама и теперь уже не сможет оставить ребенка. После окончания следствия мать и сын

покинут страну и пополнят ряды мигрантов с детьми в России.

В Сузаке двухлетняя девочка попала в реанимацию. Ее мать тоже находилась на заработках в Москве. Малышка умерла в больнице, не приходя в сознание.

Но мать написала встречное заявление. Она не верит, что бабушка могла так жестоко избить маленькую внучку.

Никто не знает, сколько детей вместе с родителями находятся в миграции.

Государственные органы Кыргызстана не ведут такой учет. В дипломатические службы мигранты обращаются, лишь когда нужно свидетельство для возвращения на родину, или за получением загранпаспорта ребенку.

А по данным госорганов России, на миграционный учет в 2018-м встали 32 тысячи 987 детей из Кыргызстана. По данным МВД РФ, 68 тысяч 620 мальчиков и 47 тысяч 868 девушек до 17 лет приехали из Кыргызстана в прошлом году.

По словам директора агентства недвижимости Нургуль Каимовой, семейных мигрантов в России стало больше. Поэтому они начали снимать отдельные комнаты, квартиры.

«Раньше 70 процентов наших клиентов, то есть соотечественников, были одинокие, без семьи. Они жили в одной квартире по 30-35 человек. Теперь в основном семейные, с детьми стараются снять отдельную комнату», — рассказала Нургуль Каимова.

Деньги не заменят родителей

Тоска, слезы, отношение родных, беспокойство за безопасность заставляют мигрантов забрать детей к себе.

«На родине бываем раз в год. Дети отдаляются от нас. Хотя ради них мы трудимся, но потом чувствуешь, что нет связи между нами, как чужие, становится больно. Понимаешь, что родительскую любовь не заменить деньгами», — говорит мигрантка Айнура.

Недавно в Москве умерла от болезни Аяна Бактыбек кызы, 2016 года рождения, из Джалал-Абадской области. Ее мать одна воспитывала девочку. Диаспора собрала деньги для отправки тела на родину. А в прошлом году в Москве умер шестилетний мальчик, он упал с балкона.

7 июля, играя на детской площадке многоэтажного дома на Рязанском проспекте Москвы, при непонятных обстоятельствах погиб 14-летний подросток.

«Дети мигрантов уязвимы и с родителями, и без них. Тем более несчастный случай может произойти где угодно. Конечно, родители стараются оберегать детей», — рассказал представитель диаспоры Улан Кошматов.

Но в Москве не у всех хорошая жизнь, из-за работы мигранты не всегда могут следить за детьми. К большому сожалению, иногда приходится отправлять на родину тела детей, бывает, что хороним здесь.

Улан Кошматов

Без няни, без детского сада

Не все мигранты могут создать лучшие условия своему ребенку в стране пребывания. Со школами нет проблем. Почти все дети мигрантов учатся.

Кстати, представители диаспоры отметили, что российские педагоги хвалят наших детей за усидчивость. Недавно девушка из семьи мигрантов из Баткена Марсиана Айкынова окончила с золотой медалью школу имени Маяковского в Москве.

До этого диаспора выразила желание открыть школу с кыргызским языком обучения. Мигранты готовы сами финансировать частное учебное заведение, просят госорганы помочь только в решении правовых вопросов. Нынешний посол Аликбек Джекшенкулов обещал поддержать, если будет возможность...

С детьми младшего возраста сложнее. В государственные детские сады их не принимают без гражданства, а в частных — дорого.

Услуга нянечки может стоить до 15 тысяч рублей в месяц, эта сумма для многих работающих на чужбине кыргызстанцев неподъемна.

из интернета
Фото из интернета. Дети детского сада для граждан СНГ в Москве

«Многие привозят в качестве нянь своих родственниц из Кыргызстана. Иначе тут трудно найти, цены высокие. Поэтому я сижу дома с сыном. Муж работает. Недавно он перенес операцию, пока восстанавливался, я вышла на работу. Сейчас так живем. Когда сын вырастет, отдадим в школу, тогда я тоже пойду работать», — рассказывает мигрантка Салтанат.

Все кыргызстанцы помнят историю 13-летней Айганыш, которая в 2013 году замерзла на улице Екатеринбурга. Она работала няней у знакомых. Именно такие молодые девушки приезжают из Кыргызстана заниматься с детьми родственников.

В социальных сетях в группах кыргызстанцев в России часто можно встретить объявления, в которых женщины предлагают услугу няни. Обычно сидят дома со своим ребенком и готовы взять еще пару чужих. В большом мегополисе сидеть без работы — роскошь.

«Бывает, что совместно проживающие мигранты объединяются, чтобы посменно смотреть за детьми, и находят работу с соответствующим графиком», — объяснили соотечественницы.

«Конечно, трудно нашим мигрантам с детьми в Москве. Отдаем в основном в свои детские сады, где цены более приемлемы. Но многие наши девушки работают по 12 часов в сутки. Они не могут вовремя забрать и отвести ребенка в сад», — говорит представитель диаспоры Уринса Баймуратова.

Уринса Баймуратова сама уже пережила трудности с детьми, теперь нянчит внука. Кстати, многие мигранты начали забирать к себе и родителей, чтобы было кому оставлять ребенка.

Все своими силами

У Нургуль Эндешовой трое детей. Старшие учатся в школе, а младший с ней. Пока сидела дома, решила открыть курсы развития для малышей.

«Но оказалось, что курсы на несколько часов неудобны многим. Они хотели оставлять детей на подольше. Поэтому приняли решение открыть детский сад», — говорит Нургуль.

Теперь она заведует дошкольным учреждением для граждан СНГ. У них уже несколько филиалов по Москве.

Дети приходят к нам непостоянно. Бывает, что через пять-шесть месяцев забирают. Кому-то надо уехать в Кыргызстан, а кто-то просто не в состоянии оплачивать, поэтому ищут другие варианты

Нургуль Эндешова
Саламат Садыбакасова тоже недавно открыла детский сад. Ранее в Москве женщина работала воспитателем. Потом пришлось уехать домой. По приезде решила самостоятельно набрать группу.

«Живем рядом с детским центром, каждый день проходили мимо и потихоньку у нас зрели планы. Спасибо людям, которые не равнодушны к судьбе детей мигрантов. Мы с ними заключили официальный договор о сотрудничестве. Набрали группу от трех до шести лет», — говорит она.

В детских садах и центрах, предназначенных для детей мигрантов, кроме уроков развития, учат самому главному — русскому языку. Ведь малыши в миграции живут в изоляции, знакомясь с мегополисом через окна квартир, так не выучить язык.

Переезд детей за родителями в РФ повлиял и на обьем денежных переводов в Кыргызстан. 

Обосновавшиеся с семьей мигранты начали меньше отправлять на родину. Часть заработка, которую они выделяют на образование, здоровье детей, остается теперь в России.

Популярные новости
Бизнес