12:15
0
USD 68.17
EUR 85.45
RUB 1.21

Ольга Савова: В Минжилкиеве доброта души и красота голоса сочетались как ни в ком другом

В Бишкеке в эти дни проходит II международный фестиваль оперного искусства имени народного артиста СССР имени Булата Минжилкиева. Под сводами Кыргызского театра оперы и балета уже прозвучали оперы «Дон Жуан» и «Риголетто» в исполнении ведущих солистов Московского театра «Новая опера» имени Е.Колобова, лауреатов международных конкурсов Анастасии Белуковой (сопрано), Анджея Белецкого (баритон), Алексея Татаринцева (тенор) и отечественных певцов. Зал рукоплескал им. 

А сегодня театралы ждут оперу «Трубадур» Верди – историю запутанную, но увлекательную и изобилующую хитами. Она будет исполнена солистами Государственного академического Мариинского театра вместе с кыргызскими артистами. Накануне корреспондент ИА «24.kg» побывала на репетиции спектакля. Питерцы выглядели усталыми, и это немудрено: они прилетели утром и, не успев как следует отдохнуть, принялись готовиться к выступлению. И выкладывались на сцене, словно и не было никакого перелета. В перерыве удалось побеседовать с заслуженным деятелем искусств России, режиссером Мариинки Иркином Габитовым и заслуженной артисткой РФ Ольгой Савовой (меццо-сопрано), которым посчастливилось совместно поработать с нашим прославленным земляком Булатом Минжилкиевым.

Иркин Габитов: Я знал его много лет. Нас связывала не только творческая работа, но и простая человеческая дружба. С Мариинским театром, куда Булат Минжилкиев приехал в конце 1980-х, связан творческий расцвет певца. Могучая жизненная и творческая сила артиста здесь обрела подобающий размах, что отвечало стремлению постоянного совершенствования. За последние девять лет жизни, проведенных в составе оперной труппы театра, он спел огромное количество партий, сыграл множество ролей, его гастрольная география была чрезвычайно обширной, ему довелось выступить на сценах ведущих оперных театров мира.

17 апреля 2015 года в нашем театре состоялся гала-концерт памяти Булата Минжилкиева. В 1997-м, когда у нас были гастроли, финны записали один наш концерт с ним. Я переписал у них эту видеозапись. На гала-концерте мы показали фрагмент из оперы «Князь Игорь», где поют Булат Минжилкиев и Вячеслав Трофимов, который также безвременно ушел из жизни. Мы построили концерт по такому принципу, чтобы показать все оперные арии, которые спел в нашем театре Булат. С помощью симфонической картинки мы хотели продемонстрировать всю певческую мощь, которой обладал Минжилкиев. И это удалось.

- Каким он был человеком вне сцены?

- Удивительным. Друг. Мягкий, добрейшей души человек. Ты никогда от него не услышишь грубого слова. Много разных людей вокруг него было, «друзей» в том числе. Так бывает в жизни… А он был человеком, который не делал отбора, не фильтровал их по каким-то признакам, со всеми общался и никогда не кичился тем, что он народный артист СССР. И люди пользовались его добротой, его добродушием, дружбой и возможностями, которыми он обладал.

Валерий Абисалович Гергиев сказал как-то, что хотел бы отдать Минжилкиеву дань не только как артисту, но и как человеку. «Перед ним можно было преклоняться: у него была позиция, он готов был служить театру, работать день и ночь, не спрашивая, сколько это будет стоить, какое звание он получит или куда поедет», - отметил он. И здесь он абсолютно прав.

- Вы не первый раз посещаете Кыргызский театр оперы и балета. Каковы ощущения в этот приезд?

- Прошли годы, и театр упал вниз. Те устои, что годами выстраивались в советское время, рухнули, связь с другими театрами потеряна. Раньше все в Союзе знали, что происходит в театре Ташкента или Уфы, например. Театры ездили в гости друг к другу, между ними происходил обмен информацией, да и зрители жили театром. Сейчас всего этого нет. Сейчас в театре осталась лишь рыночная экономика, а раньше была идеология.

- Как оцениваете уровень наших исполнителей?

- Ну я пока что не сильно успел оценить их умения. Но из того немногого, что услышал, скажу: надо работать над произношением, голосом. Много, упорно работать. Если нужно, надо приглашать специалистов из-за границы.

- Как Мариинскому театру удается оставаться на плаву?

- С помощью спектаклей, конечно. И потом, у нас же грант от российского президента. Дело в том, что несколько театров – наш, Большой театр, Екатеринбургский и другие, а также Большой симфонический оркестр получают финансовую поддержку  от государства. И президент Кыргызстана также обязан выдавать театру грант. Потому что как иначе сотрудникам театров жить и что-то создавать на свои оклады? Если бы у нас не было этого гранта, то никто бы в театре не работал, все давно бы сбежали.

- Сегодня будем слушать «Трубадура». В прессе эту постановку называют новаторской. Как вы относитесь к модернизму в оперной режиссуре?

- В вашем театре я «Трубадура» не ставил. Здесь зрители услышат и увидят восстановленную оперу. Отвечу на ваш вопрос. Когда в опере много бытового, это принижает музыку. Как модернизм появился? Люди от натурализма бросились в другую крайность. Был момент, когда на сцене оставляли один стул, палку или еще какую-нибудь деталь. И музыка диктовала все остальное. Это крайность, нельзя терять чувство меры. И не любую оперу можно ставить так. Скажем, есть исторические оперы, где не уйти от конкретного материала. Например, за рубежом ставят «Бориса Годунова», перенося действие в 1937 год, Бориса одевают Сталиным… Это все издержки. Суть-то не меняется, мысли остаются те же. Но если надеть сталинский мундир, исчезает эпоха. А это важно. Было смутное время, музыка написана так, что отражает эпоху, и ты не можешь от нее оторваться. Очень многое зависит от света. Плохо, когда в театре нет художника по свету, а есть просто осветитель. Световую партитуру режиссер и художник по свету вместе должны создавать.

Ольга Савова: С Булатом Минжилкиевым я познакомилась, когда еще училась в консерватории в Санкт-Петербурге, а он уже пел в Мариинке. Он был солистом, пел все ведущие роли и преподавал в консерватории. Поэтому я его помню и как замечательного исполнителя, и как превосходного педагога. В последнем качестве он успел выпустить двух басов - Евгения Никитина и Михаила Петренко, которые сейчас просто звезды мировой оперной сцены. Он успел передать свое мастерство и научить их. Ребята, хоть и были молодыми, но успели взять от него все лучшее, что могли.

Еще будучи студентами консерватории, мы ходили, конечно, на спектакли Мариинского театра. Минжилкиев пел в очень многих операх, вел активную концертную деятельность. Был незаменим. Одним из последних его спектаклей был «Огненный ангел», где он исполнял партию Инквизитора. Я вам скажу, что у него был выдающийся голос. Что всегда меня в нем удивляло, так это невероятная человеческая природа и голосовая порода. Есть много людей, которые сейчас научились петь и гладко, и красиво, и причесанно. И педагогов много. А вот именно богатейшего природного материала, как у Минжилкиева, сейчас найти крайне трудно. Можно сказать, что он относился к людям эксклюзивной голосовой породы и природы.

В личном общении Булат Минжилкиев производил впечатление очень позитивного человека. Добрый, он любил всех - молодежь, своих коллег. И никогда практически не отказывался от спектаклей. Я знаю, что он выходил на сцену и больной, последние спектакли у него были и с приступом сердца. Но он выходил и пел, он не умел болеть. Он жил театром. Его человеческая душа, бесконечная доброжелательность к людям была слышна в голосе. Про некоторых говорят: какой голос, как красиво поет! А вы знаете, голос может дать еще характеристику человеческим качествам. В Минжилкиеве доброта души и красота голоса сочетались как ни в ком другом. У него был бархатный голос, он лился, тембрился. Его голос обволакивал весь зал, всю публику и производил невероятное впечатление. 

Фото ИА «24.kg»

Бизнес