20:48
USD 69.25
EUR 78.85
RUB 1.04

Тимур Сулейменов: Для борьбы с контрабандой в ЕАЭС нужно гармонизировать акцизы

Страны Евразийского экономического союза медленно, но верно идут к созданию общих для каждого участника правил и норм. В последний год государства активно работают над гармонизацией акцизной политики. О том, как идет процесс, а также о методах борьбы с незаконным перетоком товаров в рамках союза рассказал министр Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) по экономике и финансам Тимур Сулейменов.

- В России вводят акциз на пальмовое масло. Он относится к серии акцизов на так называемые вредные продукты. Если Россия и дальше продолжит практику внедрения акцизов на вредные продукты, учитывая, что в ЕАЭС все акцизы должны быть гармонизированы, будут ли вводить их другие партнеры по союзу?

- На решение президента, правительства России надо смотреть с точки зрения обязательств по ВТО. Очевидно, это направлено на здоровье граждан, соблюдение требований технических регламентов. Но, с другой стороны, в рамках ВТО часто возникают споры, когда под видом подобных мер применяются протекционистские принципы. Допустим, когда страна сама ничего подобного не производит, но вводит высокий акциз, получается, что только на импорт. То же пальмовое масло у нас не производится, а значит, акциз будет распространяться только на импортные продукты. Я думаю, что коллеги из РФ исследовали этот вопрос достаточно хорошо, в том числе и с точки зрения рисков со стороны ВТО. Тем не менее вопрос остается.

Будут ли Казахстан или другие страны ЕАЭС вводить акциз, например, на то же пальмовое масло или газировку? В этом вопросе у нас заложен налоговый суверенитет. Мы не обязаны вводить те налоги, которые применяет какая-либо страна ЕАЭС. Мы ведем гармонизацию акцизов по стандартным товарам, которые у нас есть: алкоголь, табак, машины. Нефтепродукты мы не трогаем, потому что там есть ряд двусторонних договоренностей.

- Будет ли подниматься вопрос Россией о введении в других странах подобного акциза?

Может так случиться. При этом опять будет формулировка, что товар может контрабандным путем пойти в РФ. Акциз платится по стране назначения. Когда мы говорим о «белом» обороте, если даже привезли пальмовое масло из Малайзии или Индонезии в Казахстан, а потом везут в Россию, то на территории РФ будут платить все причитающиеся налоги в нужном размере. Здесь проблем я не вижу. Особенно если учитывать, что сейчас рассматривается вопрос прослеживаемости товаров. Поэтому именно вслед за Россией другим странам ЕАЭС нет смысла вводить подобные налоги. Если сами эти страны решат вводить подобные акцизы, это будет суверенное налоговое решение.

- Казахские бизнесмены жалуются, что весь оптовый рынок Алматы и южных городов просто завален контрабандным товаром из КР. На севере много подобных российских товаров. Как с этим бороться?

- Гармонизация акцизов – это то неизбежное обязательство, которое страны ЕАЭС должны на себя брать. Если мы имеем открытые рынки и свободное передвижение товаров, мы должны смотреть на ценовую конкуренцию товаров. Мы не можем контролировать себестоимость товара, но для подакцизных товаров, где доля акциза высока и конечная цена во многом определяется государственной акцизной политикой, нужно гармонизировать акцизы.

Сам Казахстан тоже становился предметом критики, когда отдельные его предприниматели ввозили товар в Россию, не платя положенные НДС и акциз, что вызывало проблемы у российских бизнесменов. Теперь мы оказались в обратной ситуации, когда уже к нам из Кыргызстана везут подобную продукцию. При этом нельзя говорить, что виноваты только кыргызские коллеги, которые это продают. Есть и казахстанские бизнесмены, которые покупают, завозят каким-то образом и реализуют. Нам не надо делиться по странам и обвинять друг друга. Ясно, что уши растут с обеих сторон.

- А переход на евро не ухудшит обстановку?

- Нам необходимо было найти общий знаменатель для всех стран. И это очень сложно сделать. Использовать российский рубль как валюту самой большой экономики нельзя. Там есть определенные квазиполитические моменты. Использовать валютную корзину сложно, потому что она все время будет меняться и зависеть от движения всех валют, которые в ней находятся. Поэтому решено устанавливать ставки акцизов в евро. Мы исходили из того, что у нас уже есть таможенные тарифы со ставками в этой валюте. Есть адвалорные, которые выражаются в процентах от стоимости, а есть специфические – евро за килограмм, евро за штуку. Это привычная для нас система. Это никого не напрягает.

Мы закладывали одну стоимость полгода или год назад, но после того как наши валюты обесценились, пришлось пересматривать ставку в евро. Здесь нужно быть предельно аккуратными. Ставка в евро за последний год все время уменьшалась из-за девальвации. Призываю не беспокоиться. Ставка акциза будет устанавливаться из тех сумм, которые мы закладываем в свои бюджеты в национальной валюте. Мы предлагаем механизм изменения ставки на уровне премьер-министров стран союза. Они собираются и вместе принимают решение, если на это есть экономические и социальные основания. В эту систему также закладывается гибкий механизм.

- Когда будут достигнуты соглашения по акцизам со всеми странами ЕАЭС?

- У нас два соглашения – отдельно по табаку и алкоголю. По табаку мы практически уже договорились – и по ставкам, и по коэффициентам отклонения. Единственной нерешенной проблемой остается выделение первой ценовой категории в Беларуси. У них есть собственные производители в отличие от всех стран ЕАЭС. И по ним - для поддержки своего производителя - в РБ есть более низкие ставки акцизов. Мы эту дифференциацию хотим убрать, потому что ясно: это мера протекционизма. Но они могут проникать на приграничные российские территории. Если мы дальше будем повышать акцизы на остальные категории сигарет, то этот товар может проникнуть и в Казахстан, и в Кыргызстан, потому что это легкотранспортируемый и денежноемкий продукт. Камень преткновения в том, с какой скоростью эта первая ценовая категория будет смыкаться с первой группой. Там есть проблемы, но это решаемо.

- Какова ситуация с установлением единых акцизов на алкоголь?

По алкоголю нам было легче работать на тройку (Россия, Беларусь, Казахстан), потому что там сопоставимые экономическое развитие и уровень дохода. Мы умеем друг с другом договариваться. По Армении и Кыргызстану ситуация несколько сложнее, они только присоединились. Для них это новый процесс и дополнительные обязательства. Ну и соответственно экономическая обстановка там несколько более сложная. Поэтому с такой же скоростью, как Казахстан, Россия и Беларусь, наращивать ставки акцизов они боятся, потому что к ним может хлынуть контрабанда сигарет и алкоголя из Таджикистана, Узбекистана, Китая. Мы проводим консультации. Договорились, что на вице-премьерском уровне будет отдельное совещание, посвященное этому вопросу.

- В каждой стране ЕАЭС есть достаточно мощное лобби, которое так или иначе влияет на процесс принятия решений, в том числе и по подакцизным товарам. Насколько велико это влияние в принятии решений о повышении акцизов в ЕЭК?

- Ясно, что мы не принимаем решения самостоятельно. Это налоговая политика, налоговый суверенитет каждой страны союза. Мы стараемся собрать их все воедино, гармонизировать, обеспечить одинаковое применение норм везде. Все решения согласовываются с национальными правительствами. Влияние минздравов, антитабачных кампаний значительное. Это было и есть везде. Но тем не менее это фискальная политика. Здесь необходимо всегда учитывать все факторы влияния, в том числе и здоровье населения. С другой стороны, просто поднимать акциз, делая недостаточно на национальном уровне для снижения уровня потребления табака и алкоголя другими методами (через спорт, популяризацию здорового образа жизни), - неэффективная мера. Поэтому взвешенный подход, который есть у минфинов или минэкономики стран ЕАЭС, реализуется и в рамках ЕЭК.

Бизнес