14:31
USD 68.96
EUR 78.50
RUB 1.01

Пересадка органов. Кто дешевле?

Продажа органов стала вполне обыденной вещью в Кыргызстане. Интернет-сайты предлагают десятки объявлений. Люди готовы отказаться не только от почки, части печени или костного мозга, но даже от сердца!

Есть спрос…

«Куплю почку, все детали по телефону. Пишите на почту…»

 

«Срочно ищу донора почки. Все расходы берем на себя, от вас никаких денег не требую. Не младше 25 лет, желательно с наличием загранпаспорта (если нет, поможем с оформлением). Наша благодарность вам - $15 тысяч (чистыми, наличными)», - щедро обещают покупатели.

…будет и предложение

В ответ доноры сообщают личные данные: возраст, группу крови, вредные привычки и контактный телефон.

Андрей: 26 лет, курю, редко выпиваю. Живу в КР, ничем не болел, кроме ветрянки и гриппа. Третья отрицательная. Рост 180 см, вес 69 кг.

 

Самат: Стану донором почки. Курю, не пью, имею загранпаспорт, из РФ депортирован.

 

Алекс: Стану донором, срочно нужны деньги. 

 

Жениш, 23 года: Продам почку. Из Бишкека, здоров.

 

Замир, 28 лет: Хочу продать свою почку, очень срочно нужны деньги. Имею загранпаспорт. Звоните, пожалуйста, в любое время суток, жду.

 

Азамат, 30 лет: Срочно стану донором печени или костного мозга.

 

Ольга: Продам обе почки, кому нужна пересадка сердца, звоните.

Корреспондент ИА «24.kg» связалась с двумя последними авторами объявлений, чтобы узнать, что подтолкнуло их к такому серьезному шагу. 

У каждого свои причины

Мужчина работает на станции техобслуживания автомобилей. Он готов помочь нуждающемуся в пересадке, аргументируя тем, что печень сама восстановится через несколько месяцев. «А с другой стороны, мне нужны деньги на операцию по пересадке почки сыну. Он уже стоит в очереди. Иначе я бы не пошел на такое дело», - признается собеседник. Каких-то конкретных требований он не предъявляет. «У меня одно условие: честное отношение», - подчеркивает Азамат. Нет у него и точной цены на свой «товар». «На счет суммы можем договориться. Слышал, что в соседних странах 30 процентов печени стоит $10 тысяч, сколько стоит в Кыргызстане, я не знаю. Все зависит от того, сколько нужно реципиенту: 30, 43 или 50 процентов органа. Я могу отдать до 50 процентов», - готов молодой отец.

В августе он уже мог стать донором. «Мы прошли полное обследование в Казахстане и собирались на операцию в Индию, - вспоминает он. - Они брали на себя все расходы на билеты, обследование, проживание и готовы были заплатить $13 тысяч. К сожалению, женщина не дожила до пересадки».

Нелегкая судьба и у Ольги, если верить ее словам. Пожилая женщина не видит радости в жизни. «Я была цветущей, красивой женщиной, всегда работала. А последние несколько лет не могу работать из-за проблем со здоровьем. Каждый день на нервах, замучила родных. Была на обследовании и в России, но лекарства не помогают, никто точный диагноз поставить не может. Поэтому если кому-то нужна пересадка почки или сердца, я готова отдать свой орган. Только с одним условием: чтобы пересадку делали в Кыргызстане, в Бишкеке», - рассказала женщина. При этом она называет точную цену, сколько хочет получить за одну почку: $20 тысяч, на меньшее не согласна.

Кто создает барьеры?

Только вот операции по трансплантации органов в Бишкеке делать перестали. В 2013 году, к примеру, в республике провели более 10 операций по пересадке. «Это уже не является экстраординарным», - говорили тогда в Минздраве. В 2015-м же таких хирургических вмешательств, по словам нынешнего министра здравоохранения Талантбека Батыралиева, не было. Почему? «Как правило, на все пересадки приглашали специалистов со стороны. Ни один наш специалист не говорит, что не готов технически, но трансплантация – вопрос отдельный. По зарубежным требованиям на подготовку такого специалиста нужно минимум 11 лет после института. Поэтому нам нужно построить хороший центр», - сказал он в интервью ИА «24.kg».

А как же Научно-исследовательский институт хирургии сердца и трансплантологии органов (НИИХСиТО)? Ведь там уже делали пересадки, и есть успешные примеры. Есть кадры. Там же выдают препараты пациентам с пересаженными органами. «Он (НИИ) существует уже лет 15! И что реально? Должна быть целая система, - подчеркивает министр. - Типирование органов нашим пациентам делают, к примеру, в Алматы, если что-то возникает, у нас ничего нет… Должна быть национальная программа. То, что мы эпизодически делаем, еще не трансплантология! Материально-техническое оснащение, клиническая база, подготовка кадров, подготовка больных к пересадке – полностью мы еще не готовы».

А тем временем в Жогорку Кенеше поправки в Закон «О трансплантации органов и (или) тканей человека» обсуждают уже в третьем чтении. «Из-за скудного финансирования и отсутствия средств государственный центр по трансплантологии не отвечает современным требованиям», - признал на заседании профильного комитета ЖК министр. Он добавил, что если частные центры получат разрешение заниматься забором, заготовкой и трансплантацией органов, то возрастет конкуренция между клиниками.

Смена позиций

Удивительно, как кардинально поменялась позиция руководства Минздрава КР. Почти два года назад, когда в парламенте только начинали обсуждать данный законопроект, тогдашний заместитель министра здравоохранения Марат Калиев говорил: «Мы понимаем, что необходимо развивать частную медицину. Но частные медучреждения не готовы к проведению таких сложных операций, их сотрудники практически заимствованы из государственных. Профессионально же подготовленные кадры по трансплантации работают практически только в госбольницах».

«Как мы защитим наше население? В отделе лицензирования Минздрава работают всего три человека. Ежегодно выдается 300-400 лицензий. Сможем ли мы завтра, когда заработает закон, проконтролировать все частные медицинские учреждения? При таких условиях и ресурсах я вам однозначно скажу: нет. Министерство здравоохранения не готово защитить население от лжеспециалистов», - честно признался тогда Марат Калиев.

А Талантбек Батыралиев заверяет депутатов, что для недопущения злоупотреблений государство приложит максимум усилий. В частности, разрешение на занятие данным видом деятельности частным клиникам будет выдавать специальная комиссия. А сможет ли эта комиссия постоянно контролировать работу таких центров? Известно, что частный сектор просто так не проверишь. Согласно закону, субъекты предпринимательства необходимо уведомить о проверке за десять дней.

В соцсетях пользователи Интернета взялись активно размышлять, кто лоббирует данный законопроект, ведь «речь об огромных деньгах», и о грядущей «добыче органов криминальным путем и их продаже». Впрочем, Талантбек Батыралиев так и заявляет: «В последнее время продажа органов участилась. Поэтому обязательно нужно подключать биометрию, чтобы исключить криминальные элементы и не допустить торговлю органами». Станет ли биометрия серьезным заслоном с нашим-то уровнем коррупции, когда любую справку, доверенность и даже паспорт можно купить и подделать?

Где помощь от Минздрава?

Ранее сообщалось, что потребность в пересадке почек в Кыргызстане составляет 200-250 операций в год. Стоимость такой операции антимонопольный орган оценивал в 417 тысяч 472 сома. За несколько лет цена могла подрасти, но и с учетом этого она значительно ниже, чем в других странах. Сегодня больным, выезжающим на операции, приходится продавать последнее, что у них есть, – машины, жилье, влезать в долги, обращаться за помощью к неравнодушным соотечественникам. Операции на родине, в государственных учреждениях, были бы им доступнее. Будут ли цены приемлемыми в частных центрах? Ведь в любом случае частная медицина – один из видов предпринимательства, который преследует главную цель: получение прибыли.

Если парламент одобрит законопроект в третьем чтении, его направят на подпись президенту. Пока же документ не принят и частные центры не появились, надо повышать потенциал НИИХСиТО. В своих силах сотрудники института уверены. «Мы уже сделали 10 трансплантаций самостоятельно. Но нам нужны государственная поддержка и финансирование на оборудование, лаборатории», - говорит заведующий отделением трансплантации НИИХСиТО Жамал Ашимов.

Государственно-частное партнерство не означает, что нужно развалить государственное и поднять частное. Никто не говорит, что для частного сектора не нужно создавать условия, но прерогатива Министерства здравоохранения КР и, в частности, министра – развивать и всеми способами поддерживать государственное здравоохранение.

Бизнес