15:38
USD 89.12
EUR 95.10
RUB 0.95

Германия плюс Центральная Азия. Осторожное движение по встречной полосе

Вслед за Китаем и США Германия как одна из ведущих стран Евросоюза провела саммит с участием лидеров государств Центральной Азии в формате «5+1».

Ключевым стало заявление президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева. Он подчеркнул: РК будет следовать санкционному режиму в отношении России, и у Берлина не должно быть опасений на этот счет.

Коллеги казахского президента по региону от подобных высказываний воздержались. Во всяком случае пока. Эксперты объясняют это тем, что в Бишкеке, Душанбе, Ташкенте и Ашхабаде еще не готовы к столь резкому развороту от России и прорабатывают линию поведения, исходя из национальных интересов. Плюс из всех государств ЦА наиболее тесные экономические связи с ЕС именно у Казахстана. В Астане Германию называют партнером № 1 в Европе.

Между тем зарубежные СМИ обратили внимание, что сейчас оптимальное время для укрепления отношений Запада со странами региона.

Это деловой подход

Берлин к странам Центральной Азии интерес проявляет давно. В 2007 году в ЕС председательствовала Германия и по инициативе канцлера Ангелы Меркель принята Центральноазиатская стратегия Евросоюза. Но, отмечают аналитики, большого политического ажиотажа она не вызвала. Поскольку многие рассматривали документ как очередную формальность. Что касается бизнес-отношений, то они развивались своим чередом, без привязки к политическому вектору.

По-настоящему важной с политической точки зрения Центральная Азия стала для Берлина только после начала войны в Украине. Эта тема затрагивалась и на двусторонних германо-казахстанских переговорах, и в рамках саммита «С5+1».

Эксперты напоминают, что Германия занимает второе после США место по объему военной помощи Украине. В этих условиях ФРГ заинтересована в создании как можно более широкой международной коалиции стран, осуждающих Россию и поддерживающих политику санкций против нее.

Для Берлина принципиально важно не столько публичное осуждение центральноазиатскими лидерами войны России против Украины, сколько то, что они говорят за закрытыми дверями.

Несмотря на то что в Берлине, Лондоне, Париже и Вашингтоне прекрасно понимают, что страны Центральной Азии тесно связаны с Россией, зависят от нее, закрывать глаза на, как пишет DW, «аномальный рост, с одной стороны, немецкого товарооборота со странами Центральной Азии, с другой — этих стран с Россией», не собираются.

По сути, речь об обходе санкционного режима и это категорически не устраивает ни Германию, ни Евросоюз в целом. Поэтому победой ФРГ на прошедшем саммите можно считать то, что удалось добиться от Казахстана и его президента готовности сотрудничать с ФРГ по вопросу перекрытия каналов обхода ограничений.

Это закреплено и в итоговой декларации саммита, в которой лидеры стран подчеркнули важность «дальнейших усилий по предотвращению обхода санкций».

Германия заинтересована в центральноазиатском сырье, в частности редкоземельных металлах, в будущем — в поставках зеленого водорода, например, по трубопроводу через Каспийское море, а в ближайшей перспективе — нефти.

Отсюда и такой интерес к Казахстану, намеривающемуся увеличить поставки на нефтеперерабатывающий завод PCK Raffinerie в восточногерманском Шведте по нефтепроводу «Дружба».

Не в накладе

Касым-Жомарт Токаев вернулся из Берлина с солидным пакетом предложений. Другие президенты похвастаться столь перспективными договоренностями пока не могут.

В частности, Садыру Жапарову удалось заинтересовать только компанию Knauf.

Но эксперты просят не забегать вперед, называя форум в Берлине для Бишкека провальным. Политолог Наргиза Мураталиева признает: да, некоторые саммиты остаются для Кыргызстана декларацией намерений, носят формальный характер и итоги последнего скромные. Но если говорить о Германии, то необходимо понимать, что страны ЦА представляют разную значимость и «весовую категорию».

«Кыргызстан как часть региона, безусловно, важен для Германии, но в аспекте торговых отношений занимает не самое главное место — если товарооборот с Казахстаном в прошлом году составил около $2,5 миллиарда, то с Кыргызстаном — всего лишь $180 миллионов. Казахстан также является одним из четырех основных государств, снабжающих Германию нефтью. С точки зрения энергоресурсов мы мало что можем предложить. В аспекте транспортных маршрутов и инфраструктуры мы опять-таки находимся в слабой позиции», — подчеркнула Наргиза Мураталиева.

Кроме этого, Кыргызстан не в полной мере использует статус ВСП+, что говорит о нереализованном экономическом потенциале между нашими странами.

Наргиза Мураталиева

Она добавила, что активность проявляется в аспекте мягкой силы Германии и образовательных проектов, но и здесь Кыргызстан рискует потерять проекты с учетом нарастающих авторитарных тенденций.

С такой точкой зрения отчасти согласен и эксперт Тамерлан Ибраимов. Он напомнил: в экономическом плане Кыргызстан никогда особо и не был интересен. Нефти и газа нет, металлов нет, объем рынка небольшой.

«Основной задачей этой встречи было налаживание политического сотрудничества в свете быстроменяющегося геополитического ландшафта в евразийском регионе. Кроме того, если посмотреть на соглашения, которые немцы подписали с казахами, все они связаны с разработкой природных ископаемых и их переработкой. В Кыргызстане база полезных ископаемых не такая и многого, что интересует Германию, у нас нет. Поэтому то, что Кыргызстан не подписал каких-то знаковых экономических соглашений, вовсе не является признаком провала», — считает аналитик.

В целом эксперты называют эту встречу первым шагом, попыткой, выстраивать отношения между Германией, а в ее лице и всей Европой, и странами Центральной Азии на новом уровне.

А знаете, все еще будет

Руководитель Центра европейских исследований Международного научно-исследовательского института при Университете мировой экономики и дипломатии в Ташкенте Рустам Каюмов, подтверждая выводы коллег из Кыргызстана, подчеркивает: с началом вторжения России в Украину, Германия с Европейским союзом задалась целью отказаться от стратегической гегемонии США. В Берлине не возражают против участия в многополярном глобальном соперничестве с Китаем и Россией.

«Внешняя политика Берлина в Центральной Азии сосредоточена на трех направлениях: противодействие доминированию России и Китая и предотвращение установления полного контроля над регионом этих стран; содействие экономическому развитию с особым упором на немецкие товары и услуги; преодоление сложностей, связанных с Афганистаном. В новой стратегии национальной безопасности Германии говорится, что Россия представляет угрозу европейской безопасности, а Китай, хотя и является сложным конкурентом и системным противником, по-прежнему остается «важным партнером», — уточняет Рустам Каюмов.

Поскольку Центральная Азия окружена странами, которые находятся под санкциями Запада (Афганистан, Иран, Китай и Россия), то пострадала от антироссийских санкций. В этой ситуации государства региона пытаются диверсифицировать свою внешнюю политику.

При этом от сотрудничества с ФРГ выигрывают как Центральная Азия, так и Германия. Берлин получает доступ к продовольствию и энергоносителям, а Центральная Азия выстраивает сбалансированную внешнюю политику, снижая зависимость от российских и китайских инвестиций и, что более важно, от торговли.

Популярные новости
Бизнес