17:43
USD 69.84
EUR 79.25
RUB 1.06

Под знаменами Шарля де Голля

Во Франции 21 февраля ежегодно отмечают День памяти иностранных участников Движения Сопротивления на территориях, оккупированных Третьим рейхом и его союзниками.

ИА «24.kg» расскажет о некоторых наших соотечественниках - кыргызстанцах, которые волею судеб оказались в рядах этих людей, героически сражавшихся с фашистами.

Подполье: пройти по лезвию

В начале 1944 года гитлеровцы организовали показательный процесс, отобрав из 60 арестованных парижских подпольщиков только иностранцев. Среди них были представители разных национальностей: евреи, армяне, итальянцы, венгры, испанцы, поляк. На улицах Парижа были расклеены красные плакаты с их фотографиями. Этой акцией гитлеровцы рассчитывали устрашить участников подполья и оттолкнуть население от поддержки Сопротивления.

Итак, 23 подпольщика-иностранца во главе с Мисаком Манушяном - руководителем всех ячеек Сопротивления Парижского региона - были приговорены к смертной казни. 21 февраля этот приговор в отношении 22 человек был приведен в исполнение на горе Монт-Валериен под Парижем.

Единственная женщина - Ольга Банчик была гильотинирована в Штутгарте. Но эффект получился обратный: акция только укрепила решимость французов в борьбе против фашистских захватчиков. Разгромленное в начале 1944 года подполье вскоре вновь начало расширяться.

Сквозь горнило войны

Великая Отечественная война. Что мы знаем о ней? То, что это была самая страшная война в истории человечества, и неслучайно названа мировой. То, что в нее были вовлечены десятки стран, и судьбы миллионов людей искалечены в жестоком молохе сражений. Принимали участие в войне и сотни кыргызстанцев, и не только в составе советских войск. В ходе кровопролитных сражений и в результате отступления страна несла огромные людские потери, солдаты попадали в плен, а затем - в концлагеря. Судьба их менялась кардинальным образом.

О кыргызах, выросших в горах Ала-Тоо, попавших в немецкий плен и бежавших из лагеря для военнопленных, мне рассказал заведующий курсами Дипломатической академии Министерства иностранных дел КР Абды Джекишев.

«Мой дядя Джекишев Омор был участником Сопротивления, - начал он удивительную и трагическую историю своего родственника. - Как видно из карточки военнослужащего, на момент начала войны ему было всего 18 лет. Несмотря на столь юный возраст, у него был приличный послужной список: мой дядя успел поработать учителем русского языка и литературы в одном из отдаленных мест Кыргызстана - в Чаткальском районе. По словам бабушки, в 1938-1939 годы он закончил во Фрунзе курсы русского языка. А до этого работал секретарем сельского совета. В 1941 году Омор был призван в Красную Армию и в первые же дни войны попал в плен. Сначала он оказался в концлагере, а потом его отправили в Германию на трудовые работы.

Там мой дядя познакомился с одним пленным французом, и они вдвоем совершили побег. Вопрос: как они смогли договориться? А вот смогли. Дело в том, что молодой человек имел замечательные лингвистические способности. Находясь в плену, он выучил немецкий язык, а позже и французский. Его записная книжка, которую нам удалось получить из архива КГБ, была полностью исписана немецкими и французскими словами и выражениями. И что удивительно, на немецком я не нашел ни единой ошибки. Говорю это как выпускник отделения немецкого языка и литературы факультета иностранных языков. По словам Абдыкерима Джумакеева, единственного участника Сопротивления, с которым мне посчастливилось встретиться, Омор не просто говорил на французском, а наслаждался этим языком».

Из огня да в полымя

«Уже после войны, в конце 1945-го, - продолжил свой рассказ Абды Джекишев, - дядя вернулся в Советский Союз. Но уже совсем скоро, весной 1946 года, был арестован сотрудниками НКВД и сослан в сталинские лагеря. Такая же участь постигла и других участников Сопротивления, которые решили вернуться на родину. Мой дядя умер предположительно в 1947 году, точную дату смерти и место захоронения мы так и не знаем. К тому времени ему было всего 24 года. Моя мать, Зейнеп Джекишева, приходится Омору Джекишеву родной сестрой. Она, по сути, последний свидетель его жизни, последний, кто знал его, говорил с ним. Мама умерла в декабре 2004-го. Она часто рассказывала мне, что дядя Омор был буквально влюблен во Францию. За тот короткий промежуток времени, который ему довелось провести на родине по возвращении с фронта - с ноября 1945-го по март 1946 года, он всегда рассказывал об этой стране, пел французские песни, читал книги на французском, которые привез. А привез он их немало - два чемодана. И недавно я нашел в его записной книжке интересную фразу «L’amour est plus fart que la mort». В переводе на русский она означает «Любовь сильнее смерти».

Те, кто выжил в советских лагерях, после смерти Сталина были реабилитированы. С них были сняты обвинения. Однако участниками войны этих людей не признали. Никто из них не получал юбилейные награды, медали, не пользовался льготами фронтовиков, им это было не положено. На их долю выпало самое тяжелое испытание – подозрение в измене».

Абды Джекишев рассказал, что все красноармейцы оказались во французском Сопротивлении, предварительно попав в плен к фашистам. «Сам факт побега из немецкого плена, - говорит он, - характеризует этих людей как стойких, отважных патриотов своей Родины, а не как предателей. Оказавшись на земле Франции, они продолжали борьбу против общего врага – фашизма. После войны, наивно полагая, что советское правительство примет эти обстоятельства во внимание, они вернулись домой. Но их здесь ждал «второй круг ада». Их всех обвинили в измене Родине».

Забвение?

«К сожалению, по сей день об этих людях никто не знает, - продолжает он. - И почти все наши соотечественники - участники Сопротивления, а их приблизительно сорок человек, отошли в иной мир. Я говорю «приблизительно», потому что эти имена известны только по записной книжке моего дяди Омора Джекишева. Возможно, их было больше. Наши граждане знают только тех участников войны, которые не попали в плен во время войны. Еще в 90-е годы, будучи студентом, я стал интересоваться книгами о движении Сопротивления. Могу сказать, что в советский период много было написано об этих эпизодах войны. Мы узнали, что движение это принимало различные формы: гражданское неповиновение, саботаж и диверсии на предприятиях, помощь бежавшим военнопленным и сбитым пилотам, распространение антинемецкой информации и пропаганды и даже вооруженное сопротивление.Однако нигде ничего не было сказано об участии во французском Сопротивлении кыргызстанцев. Я не нашел ни одной фамилии и ни одной фотографии наших земляков».

Уже 25 лет как Кыргызстан независимое государство. Мы многое пересмотрели и пересматриваем в своей истории. Много написано о тех людях, личностях, которые были неизвестны или их имена были под запретом по тем или иным причинам. Но история забвения кыргызстанцев - участников движения Сопротивления продолжается». И пора положить этому конец.

Нет повести печальнее на свете…

    

Абды Джекишев рассказал удивительную и в то же время трагическую историю любви двух молодых людей. Кыргыз и француженка, им не суждено было встретиться, если бы не война.

Досой Кадыров, участник Сопротивления, познакомился в годы войны с молодой, красивой девушкой - Елен Бертран. Они полюбили друг друга. После окончания войны, еще во Франции, поженились. Елен приняла советское гражданство и  даже перешла на фамилию мужа. Молодые супруги, поверив призывам агитаторов, приехали в Советский Союз, в родные края. Казалось, что гроза прошла мимо, и они уцелели, а впереди их ждет только радость. Все вышло иначе. После возвращения муж Елен Кадыровой - Досой тут же был арестован и осужден. А сама молодая женщина уже не могла вернуться назад во Францию, так как была гражданкой СССР.

«По словам одного из участников Сопротивления Абдыкерима Джумакеева (я с ним встречался в начале 90-х годов, а умер он в середине 90-х), отец Елен - Луис Бертран был коммерсантом, который поддерживал генерала де Голля, - рассказал Абды Джекишев. - Елен долго ждала мужа, пока его не реабилитировали. Я уверен, что это были самые тяжелые годы в ее жизни, так как она не говорила ни по-русски, ни по-кыргызски. Но она не сломалась, все выдержала. После освобождения мужа они зажили обычной жизнью советских людей. Она работала в книжных магазинах, а муж - на «Кыргызфильме» был заведующим отделом пропаганды и агитации. Супруги построили дом неподалеку от работы мужа. К сожалению, у этой замечательной пары не было детей. Где-то в середине 70-х Элен уехала в туристическую поездку в одну из социалистических стран и больше не вернулась. Вероятно, каким-то образом она перебралась во Францию».

«Досой очень надеялся, что жена вернется, ждал ее. Напрасно. Одиночество постепенно перешло в депрессию. И в конце концов, он утонул в пруду недалеко от своего дома. Была ли это случайность или он ушел из жизни сознательно, никто не знает. Это чувство преодолело все видимые и невидимые преграды: идеологические, пространственные, национальные. Эта любовь, я полагаю, заслуживает особого внимания писателей и кинорежиссеров», - завершил свой рассказ Джекишев.

О чем молчат архивы

Имя еще одного участника французского Сопротивления Ишена Тойчубекова в свое время было широко известно в республике. Это знаменитый председатель колхоза им.Ленина Тонского района Иссык-Кульской области. Человек уникальной судьбы. После войны он, как и многие военнопленные, вернулся на родину, где его также не встречали хлебом и солью. Молодому человеку тоже пришлось отсидеть в сталинских лагерях, но он выжил. И не только. Вернувшись в родное село, работал сначала рядовым бухгалтером, затем главным. После реабилитации поступил на экономический факультет университета, который закончил с отличием. Потом бессменно на протяжении двадцати лет возглавлял колхоз, который вывел в «миллионеры».

Достойны доброй памяти и другие участники французского Сопротивления. Это мужественные люди, патриоты своей страны. Книгу о кыргызских и казахских участниках партизанского отряда «Маки» написал казахский писатель Сабит Кинеев. Она вышла в Алматы под названием «Французский партизан». К сожалению, книга эта неизвестна нашим читателям.

Полагаю, что архив Государственного комитета национальной безопасности КР хранит немало сведений о драматичной судьбе наших соотечественников, сражавшихся с фашизмом далеко от Родины. Людям этим пришлось пройти плен, трудовые лагеря, пережить горечь унижения, несправедливые обвинения и даже забвение. Думаю, настало время вспомнить их подвиг и рассказать о нем кыргызстанцам. Какой бы горькой ни была судьба этих людей, это наша с вами история. История наших граждан, нашей страны, нашей Великой Победы.

Бизнес