14:48
+19
USD 67.94
EUR 75.99
RUB 1.21
Перекресток

Готов ли Кыргызстан противостоять террору?

В свете последних трагических событий – гибели российского авиалайнера А321 и серии терактов в Париже - во всем мире заговорили о возросшей угрозе терроризма, прущем напролом ИГИЛ и стремлении его адептов уничтожить национальные государства на Ближнем Востоке и в Центральной Азии. На севере Афганистана сосредоточилось до 5 тысяч боевиков. Насколько Кыргызстан готов к отражению террористических атак? И способна ли страна противодействовать набирающему обороты террору и религиозному экстремизму? С такими вопросами ИА «24.kg» обратилось к респондентам.

Кубаныч Сарбаев, экс-начальник Генштаба пограничных войск Кыргызстана:

- Недостаточно готов. И тому несколько показателей. Недостаточна численность погранвойск. Два участка границы не оформлены, и если смотреть юридическую сторону, то на рубежах есть так называемые свободные проходы, которые можно, выражаясь военным языком, пересекать через «зеленку». Не ведется должным образом разведывательная и контрразведывательная работа. Когда было такое, чтобы военнослужащий-пограничник призвал к джихаду? А у нас был такой случай в апреле 2015 года в Ала-Букинском погранотряде. Был еще инцидент, когда вся застава ушла в мечеть на чтение намаза. Есть и вопиющие факты – даават, причем прямо на границе. Это о чем говорит? О полной неподготовленности наших войск. Рубежи, по сути, толком не охраняются. Граница не на замке. Посмотрите, сколько непонятных субъектов с бородами до пят ходят по нашим городам. О каком предотвращении может идти речь, когда все эти бородачи и так уже здесь читают проповеди? Первым делом следует закрыть границы, усилить погранвойска, сделать упор на искоренение вредных настроений среди военнослужащих. Только в этом случае можно говорить о какой-то готовности.

Адахан Мадумаров, экс-спикер парламента:

- Думаю, не готов. Последние события с беглыми заключенными – тому подтверждение. Сколько мирных жителей в ходе операции по ликвидации этих террористов погибло? А где же наши спецы, которые бравируют осведомленностью и навыками? Если в конце Второй мировой войны было известно, кому брать Берлин, то неужели в погоне за одним убийцей Алтынбеком Итибаевым невозможно было определить, кому его брать, чтобы обойтись без жертв? Это говорит о хаосе в правоохранительной системе. Отсутствуют скоординированные действия. Но справедливости ради отмечу, что в одиночку ни одно государство сегодня не готово противостоять терроризму и бороться с этим злом. Посмотрите, насколько хорошо оснащена Франция и не смогла обезопасить своих жителей. Израиль ведет непрекращающуюся борьбу, и то случаются вылазки террористов и их пособников. А Кыргызстан в этом плане и вовсе ребенок.

Кадыр Маликов, эксперт-теолог:

- В Центральной Азии в противовес ИГИЛ надо создавать альтернативную мировоззренческую систему ценностей ислама. ИГИЛ, подобно вирусу, распространяется среди протестной части населения и молодежи. Все последние события говорят о глобальной угрозе, с которой столкнулся мир. Угрозу недооценивают, она носит не столько военный, сколько идеологический характер. В наших странах складывается прекрасная почва для радикализации. Наблюдается падение уровня образования, а государство ужесточает законы. Но к идеологическим вызовам мы не готовы.

Лично я сторонник жестких мер. В Кыргызстане за терроризм следует ввести смертную казнь. Но властям не стоит поднимать вопросы ношения хиджаба, бороды. Нельзя бороться с экстремизмом рассуждениями о светскости. Необходимо предлагать альтернативу. Поймите, цель ИГИЛ – построение халифата. Сегодня каждый верующий мусульманин сталкивается с проблемами самоидентификации ислама, он начинает искать их в политической части ислама. Демократию в мусульманских странах и ее ценности молодежь не воспринимает. Мы сталкиваемся с кризисом светских ценностей, а последние события в Париже приведут к росту исламофобии. Кыргызстану следует обратить серьезное внимание на религиозное образование.

Омурбек Абдырахманов, экс-депутат парламента Кыргызстана:

- Если большие державы не могут противостоять террору, то если террористы придут к нам, будет много трагедий. Когда в Баткен пришли несколько террористов, наша армия с большими потерями их уничтожила. Тогда мы потеряли 30 солдат. Террор охватывает мир…

В последний месяц произошли страшные террористические вылазки боевиков «Исламского государства» с многочисленными человеческими жертвами: катастрофа российского самолета в Египте, взрывы в Турции и Ливане, унесшие жизни сотен невинных людей. Теперь в Париже от рук террористов погибли более 130 человек. Тысячи людей остались калеками. В чем же дело? Кто виноват? На мой взгляд, тут прав президент Египта Абдул-Фаттах Сиси, который обвинил мусульманских богословов и сказал о необходимости революции в исламской религии. В средневековье христианские радикалы тоже были террористами. Их крестовые походы сопровождались массовыми убийствами. По мере укрепления светской власти и демократии христианская религия отошла от власти и политики и занялась божественным делом - лечением души человека. И это у них получается. Папу Римского уважают не только религиозные, но и атеисты. Лидеры государств разных вероисповеданий считают за честь рукопожатие с понтификом. А мусульманская вера, как самая молодая, еще не прошла «взросления». Она еще не очистилась от радикальной части последователей. Бедность и отсутствие образования подталкивают людей к радикализму. И в нашей стране появилось много радикально настроенных верующих. За одно замечание они готовы «убить» любого. Они нетерпимы к другому мнению.

По данным правоохранительных органов, более 500 человек из Кыргызстана стали террористами и воюют за «Исламское государство». Многие наши руководители заигрывают с религией. Одобряют религиозные поступки малолетних детей, поддерживают посещение школ в хиджабах. Наша страна по Конституции светская. Государственная власть и религия разделены. Но у нас есть люди и чиновники, которые хотят объединить государственную власть и религию. Например, по инициативе спикера в здании парламента открыта мечеть. Общество развивается нормально, когда государство и религия идут параллельно. Как только они соприкасаются, происходит «короткое замыкание». Демократия гарантирует человеку свободу вероисповедания. В то же время государство обязано пресечь радикализм и в исламе, и в любой другой религии. Иначе террор может прийти и в наш дом.

Эгамберди Кабулов, независимый корреспондент:

- Нет, не готов. Это зависит, во-первых, от работы спецслужб, милиции и других органов правопорядка, которые, как показали побег заключенных, уничтожение террористов в Бишкеке, действуют непрофессионально. Во-вторых, уровень коррупции, семейственности, трайбализма - одна из причин низкой, точнее, нижайшей эффективности работы органов. В-третьих, не секрет, что большинство наемников, уезжающих в Сирию, недовольны не религиозными притеснениями, а преследованиями на национальной почве. То есть в стране есть граждане второго сорта.

Какие меры нужны? Например, пока границу охраняли российские пограничники, поток наркотиков был минимальным. А теперь? Если же говорить об армии как инструменте противодействия террористам, то здесь все гораздо лучше.

Орозбек Молодалиев, глава Госкомиссии по делам религий:

- Борьбой с террористами и экстремистами у нас занимается ГКНБ. И судя по тому, как они своевременно предотвращают террористические вылазки, обезвреживают последователей радикализма, у них это получается неплохо. Мы же должны бороться с идеологическим экстремизмом. Сейчас наши специалисты объезжают регионы и встречаются с молодыми людьми, объясняют им, что есть ислам, а что - радикализм. Хорошо, что международные организации помогают с нашими поездками. Другое дело, когда адепты таких течений приходят на намаз в мечети. Священнослужители же не могут не пустить их на молитву, и мы не можем все пять дней в неделю неотлучно держать экспертов в мечетях для разъяснения. Надо заниматься просвещением в сфере теологии на государственном уровне. В свое время на ОТРК выходила передача «Религия и Общество», но количество ее часов сейчас урезали, а работа должна вестись непрерывно и систематически. Есть концепция религиозной политики, согласно ей и надо действовать. Но время, к сожалению, упустили.

Феликс Кулов, экс-депутат парламента Кыргызстана:

- Последние события показали, что ни одна страна в мире не готова к отражению террористических атак. Нам же необходимо укреплять качественно и количественно спецслужбы, в первую очередь ГКНБ и МВД. Что касается пропаганды и антипропаганды, здесь надо тщательно подходить. К примеру, течение «Таблиги Джаамат» в ряде стран считают экстремистским, оно запрещено, у нас Госкомиссия по делам религии в его последователях не усмотрела ничего радикального. Мне тоже приходилось беседовать с некоторыми представителями этого течения, и должен сказать - они выступают за исключительно мирный ислам. Другое дело, что под личиной таких миролюбивых течений могут скрываться и радикалы. Выявлять их надо старательно. Следует проводить особую работу и с теми, кто возвращается из Сирии, не хватать их и сразу закрывать, а именно выявлять через них каналы вербовки и местных адептов экстремистского ислама. 

Бизнес