09:23
USD 80.80
EUR 95.74
RUB 1.05

СМИ.kg. На острие атаки

Кыргызстанцы больше не увидят программ радио «Азаттык» на первой кнопке. Руководство ОТРК решило с 29 июня не транслировать передачи представительства «Радио «Свобода» в КР. В самом «Азаттыке» как воды в рот набрали: комментировать произошедшее отказываются. Но подозревают, что сыр-бор начался из-за программы «Неудобные вопросы» с участием первого президента КР Аскара Акаева.

В то же время не перестает лихорадить «Вечерку». Скандал вокруг крупнейшего СМИ не утихает уже 10 месяцев. Сразу несколько громких разбирательств и многомиллионные иски, поданные от ближайшего окружения президента КР. На днях по решению суда арестованы счета и автопарк издательского дома.

Закончилось решением не в пользу журналиста еще одно судебное разбирательство — в отношении Дайырбека Орунбекова. Напомним, генпрокурор подала в суд иск о защите чести и достоинства президента Алмазбека Атамбаева и потребовала взыскать с журналиста два миллиона сомов. Фемида удовлетворила прошение главы ГП. Орунбеков должен выплатить всю сумму.

Это новый виток давления на СМИ? С таким вопросом ИА «24.kg» обратилось к своим респондентам.

Бегаим Усенова, директор Института медиа полиси:

— На мой взгляд, необходимо различать ситуации вокруг «Вечернего Бишкека» и «Азаттыка». Наш институт выступил с заявлением по поводу материалов на ОТРК касательно «Вечерки» неспроста, там и вправду были нарушены стандарты журналистики.

Что касается «Азаттыка», то с ними на ОТРК никто не прощается, ведь телеканал заявил о готовности предоставить им другое эфирное время. И это является критически важным, потому что журналисты этого радио зачастую готовят более профессиональные материалы, предоставляя свою площадку для разных мнений. С другой стороны, популярность передач «Азаттыка» обусловлена не только качеством, но и выходом в эфир в прайм-тайм. Ведь это самые лучшие часы в силу того, что телезрители смотрят активнее, нежели в другое время суток, поэтому неудивительно решение руководства ОТРК продвигать свой контент.

Наша организация в данной ситуации считает более важным обращать внимание общества на то, чтобы ОТРК самостоятельно производила общественно-значимый продукт, давала возможность альтернативной точке зрения, и для этого крайне важно, чтобы Наблюдательный совет лучше защищал телеканал от разного рода давления.

Денис Бердаков, политолог:

— Если кто не заметил, то за последние годы у нас все СМИ были взяты администрацией президента под контроль. С большинством СМИ это было сделано через их покупку. Это не хорошо и не плохо. Просто факт. Нужно понимать, что те угрозы и вызовы, которые стоят сейчас перед Кыргызстаном, требуют построения жесткой вертикали власти, в том числе и в информационном плане, иначе страна просто развалится. Сейчас вся ответственность на президенте и его команде, смогут ли удержать страну, в том числе с помощью частичного ограничения информационных каналов и гомогенизации элит. По ситуации с «Азаттыком», считаю, все законно. Руководство ОТРК имело право перенести их с прайм-тайма. Но, учитывая, что денег сейчас у ОТРК мало, идет недофинансирование, и отказ от $300 тысяч, которые платит «Азаттык», можно расценить как предвыборный шаг.

Вообще, все эти разговоры о свободе СМИ как разговоры в пользу бедных... СМИ все предвзяты, имеют свою редакционную политику и собственника, поэтому чистых и открытых СМИ у нас нет. Общество у нас такое граждански недееспособное в массе, а таким людям свободные СМИ не нужны, они за них платить не хотят. Но журналистам не стоит прекращать борьбу за свои права, вы — то немногое, что еще сдерживает олигархические группы в нашем государстве.

Омурбек Абдырахманов, депутат ЖК:

— Власть, пришедшая с лозунгами демократии, начала отворачиваться от своих идей. За пять лет правления никаких институтов демократии не создали, никаких реформ не провели. Наоборот, начали посягать на свободу слова. Свидетельство этому — законы о ложном доносительстве, об иностранных агентах, суды над «Вечеркой» и журналистом Дайырбеком Орунбековым. Раз «паровоз» автократии разгоняется — будут давить и других, кто осмелится критиковать власть. Хотя ОТРК формально называется общественной, на деле это монопольный рупор власти, как и прежде.

Иностранному «Первому каналу» России мы заплатили 200 миллионов сомов за ретрансляцию, причем незаконно. А если «Азаттык» платит и не нарушает наши законы, то я не против их вещания.

Станислав Епифанцев, экс-депутат Бишкекского горкенеша:

— Мне сложно дать конкретные определения по ситуации как с «Азаттыком», так и с «Вечеркой». Не зная всего, ее можно трактовать по-разному. Что, кстати, мы все сейчас и наблюдаем. Если говорить о том, есть ли давление на СМИ, контроль над журналистами, можно называть как угодно, то встают другие вопросы: а когда или где этого не было? Кто владеет информацией, тот правит миром. Все это понимают, в том числе и СМИ. Это поле борьбы. Со своими правилами и интересами. СМИ сегодня вполне себе заменяют классические формы ведения войны. Это, в том числе, инструмент цветных революций. Так что оставлять этот момент без внимания — себе дороже.

И где та допустимая грань, скажем, между вопросами безопасности и свободой слова? Кто обеспечит безопасность журналисту сегодня? Насколько велико влияние общества? Насколько страдает право гражданина на доступ к информации в конкретной ситуации?

Эдиль Байсалов, гражданский активист:

— Давление было всегда. Просто эпизод с «Вечеркой» вообще не имеет хоть какого-либо рационального объяснения. Я вообще не понимаю, как можно судам принимать такие абсурдные и незаконные решения. Примерно так же и по другим процессам. Объяснение одно — у некоторых людей в окружении президента кружит голову от ощущения всемогущества. Считают, что держат бога за бороду и можно ни с кем не считаться. Страна наша такое уже переживала. Лучший диагноз поставил президент России Владимир Путин. Болезнь называется «грабли». Зачем, абсолютно не понятно, ведь все равно у страны нет ресурсов на установление жесткого режима. Зачем все это делать? Знаю совершенно точно, что эти решения не принимает президент Алмазбек Атамбаев. Просто создали вокруг него такую атмосферу и нагнетают его горе-помощники. Потом они же первыми будут все спихивать на главу государства, что вот он такой, как сам говорил, дракон. Мы все это проходили. А останется виноватым в памяти народной и журналистских хрониках только Атамбаев. Никакой рациональной необходимости или логики нет, в том-то и дело. Так что следующим может стать кто угодно.

По поводу «Азаттыка», честно говоря, меня корежило, почему рейтинговые передачи, которые не стоят никаких денег, должны производиться иностранцами, и они еще платят за это деньги.

Дмитрий Орлов, эксперт:

— Давайте будем исходить из того, что мы не знаем условий, прописанных в теперь уже расторгнутом договоре между ОТРК и «Азаттыком». Что там было прописано — дело только этих двух сторон. Естественно, что сейчас появились обвинения властей в якобы имеющем место «покушении на свободу слова и СМИ». Это тоже вполне вероятно, учитывая то, что каждая власть хочет, чтобы ее любили и не замечали недостатков.

Однако надлежит вспомнить, что изначально радио «Свобода» (в КР «Азаттык») не являлось средством массовой информации. Эту радиостанцию основал в 1953 году так называемый «Американский комитет по освобождению от большевизма» как радио «Освобождение». В 1956-м эта организация переименовала себя в «Комитет Радио Свобода». «Свободой» же она стала только в 1959-м.

В лице «Азаттыка» мы имеем дело не со СМИ, а с органом агитации и пропаганды. Причем, что характерно, не нашей пропаганды, а чужой. Проблема в том, что в КР с 1991 года с собственными органами агитации и пропаганды — большая проблема. Поэтому у нас сейчас и происходит то, что происходит.

И если расторжение контракта ОТРК с «Азаттыком» будет началом создания собственной системы пропаганды, это будет хорошо. Если же это — сведение счетов за интервью с Акаевым, как пытаются преподнести некоторые СМИ, то ничего хорошего из этого не будет. И властям страны стоит крепко задуматься над созданием собственной, а не чужой реальности, в которой мы все сейчас имеем несчастье жить.

А по «Вечерке» я комментариев не даю вообще, потому что слышал девять (!) разных версий предыстории их разборок за 15 лет. И каждый рассказчик уверял, что остальные брешут.

Марс Черикчиев, эксперт:

— На сегодняшний день независимые СМИ — основной показатель развития демократизации в обществе, а в преддверии выборов это еще и один из мощнейших ресурсов, которые будут играть ключевую роль для притягивания голосов избирателей. Руководство ОТРК и радио «Азаттык» должны прозрачно и доходчиво объяснить причины расторжения контракта и не является ли данное решение политическим. Думаю, передачи «Азаттыка» должны показываться в Интернете, жаль, что у нас еще не очень хорошо охвачена вся республика глобальной сетью, и доступ в некоторых регионах к просмотру программы будет проблематичен.

На счет издательского дома «Вечерний Бишкек», то это именно один из тех ресурсов, которые будут играть большую роль в таком процессе, как выборы-2015. Разбирательство давно вышло из хозяйственного в политическую плоскость, за итогом которого следит все население страны. Люди следят за этим процессом с ракурса судебных реформ в целом. Ведь каждый громкий судебный процесс — это отражение той работы по реформе, которая проходит последние пять лет.

По судебному разбирательству в отношении Дайырбека Орунбекова — здесь большая роль лежит на самом профсоюзе журналистов или сообществе. Думаю, если работник СМИ и его творчество не будут вызывать сомнения у коллег, то они всегда встанут на защиту свободы слова. Если сами СМИ будут придерживаться этического кодекса и определенных правил журналистики, то их уровень и профессионализм тружеников пера вырастут в разы.

Гульнура Торалиева, медиа-эксперт:

— СМИ подвергаются разного рода давлениям — это было на протяжении всей независимой истории страны. Нам же нужно эти процессы направить на долгосрочно положительный результат. Что касается выборов, то борьба будет обостряться, и СМИ должны пройти проверку на свою независимость, профессионализм, устойчивость. Я надеюсь, что все, кто держал планку, выстоят.

Все сегодняшние процессы в СМИ на самом деле в природе своей здоровы. Они открыто обсуждаются и подвергаются критике со стороны общественности. Наконец-то стали подниматься проблемы неэтического поведения журналистов, неответственного освещения. Впервые я вижу, что начали работать органы саморегулирования СМИ, подвергаться общественному порицанию ТВ и печатные журналистские материалы. У нас появился общественный дискурс медиа-процессов, которого никогда не было, — все проходило латентно.

По ситуации с «Азаттыком» отмечу, что это СМИ является важным, зачастую альтернативным источником информации в стране, работающим по международным стандартам журналистики, и, что самое главное, его передачи транслируются на кыргызском языке. Для ОТРК их передачи в условиях отсутствия собственных достаточных ресурсов, в том числе человеческих и финансовых, должны быть более чем выгодны. Формулировка об отказе в прайм-тайме звучит мягче, чем в отказе эфира вообще, но меня беспокоит сама постановка вопроса. «Азаттык» восполняет сегодня нехватку качественной кыргызскоязычной журналистики, если ему будут сокращать возможности вещания, то наши граждане, особенно в регионах, будут получать информацию из «желтой» кыргызскоязычной прессы, развлекательных радио и ТВ-программ. Нехватка общественно значимой информации, острых общественных дискуссий никогда еще не приводила к прогрессу. Мне понятна позиция ОТРК, которая стремится наращивать собственный потенциал. Считаю, что это можно делать параллельно.

Бизнес
22 октября, четверг
21 октября, среда