22:49
USD 69.85
EUR 79.72
RUB 1.05

Заблудшие

Вопросом религиозной безопасности уже не первый год озабочены власти КР. Однако результатов принимаемые чиновниками меры не дают. Попытки обуздать повальную радикализацию населения, в частности на юге страны, тщетны. Это отметил накануне и президент страны Алмазбек Атамбаев, выступая на заседании Совета обороны.  

«За широкой исламизацией стоит идея превратить кыргызов в манкуртов. Уже видно, что отдельные молдо и политики стремятся к повальной исламизации страны. Если им удастся повести за собой людей, то недалек день, когда в стране установится религиозный фанатизм», - заявил глава государства.

По его словам, «человек должен своим поведением показывать, что он верующий, а не одеждой». «Человек не может моментально стать мусульманином, отрастив бороду, надев широкий дамбал и формально читая намаз. Напротив, очень часто встречаются факты, когда некие бородачи, прикрываясь именем Всевышнего, творят беспредел, который трудно принять нормальному человеку: убивают безвинных, насилуют, воруют девушек», - отметил Алмазбек Атамбаев.

В связи с этим глава государства предложил членам СО поддержать новый документ - Концепцию государственной политики в религиозной сфере на 2014-2020 годы. Смогут ли прописанные в нем положения вернуть «заблудших» к нормальной жизни?

ИА «24.kg» спросило респондентов, как остановить религиозную радикализацию страны.

Кадыр Маликов, юрист по исламскому праву:

- Жесткий запрет на ношение хиджабов и дамбалов не убережет общество от исламизации. Напротив, это породит еще больший всплеск недовольства среди верующих. Ведь проблема не в том, что кто-то носит традиционную мусульманскую одежду, а в том, что изначально в государстве не было религиозной политики. Ислам и мусульмане давно представляют две разные плоскости, и разрыв между ними увеличивается. В Кыргызстане же ислам характеризуется отсутствием культуры, образования - как светского, так и религиозного. То есть идет слепое копирование, поэтому у нас и проповедуют ислам с арабской и пакистанской спецификой, что представляет угрозу национальной самоидентификации. Более того, падает авторитет власти в связи с повышением цен на товары, ГСМ, тарифов на электроэнергию, и все это порождает рост протестного потенциала. И в этом плане нужно быть крайне осторожными, чтобы не спровоцировать напряжение и конфликт в обществе. Основной же смысл религиозной концепции, одним из разработчиков которой являюсь я, заложен не в отрицании и запрете, а в регулировании. Главная цель – заложить основы для формирования религиозных и светских ценностей, базирующиеся на национальной общности.

Жамал Фронтбек кызы, председатель прогрессивного общественного объединения женщин «Мутакаллим»:

- В первую очередь нужно обратить внимание на образование, особенно в той части, где речь идет о женщинах, о том, какого рода знания они получают об исламе, от кого и где. Согласно последнему исследованию, которое провело 10-е управление МВД, число представительниц слабого пола в религиозных организациях экстремистского толка возросло на 23 процента. Это связано с тем, что женщина в исламе именно в Кыргызстане находится, так сказать, в свободном плавании. То есть получить ответы на волнующие ее вопросы из компетентных источников она не имеет возможности, поэтому ее взгляды и приобретают со временем оттенок радикализма.

Что же касается одежды, то, опять же, тут мы кидаемся из одной крайности в другую. Да, я согласна с президентом Алмазбеком Атамбаевым в той части, где он говорит, что не все, кто носит дамбалы и хиджабы, правоверные мусульмане. Мужчины по Корану не обязаны носить дамбалы. Это не символ веры, достаточно просто прикрыть так называемые позорные места. Они и так это делают. Наши мужчины не ходят же в трусах по городу. А вот женщины, исповедующие ислам, должны покрываться, так сказано в Коране в двух аятах. Другое дело, что сегодня этот посыл главы государства насчет одеяния могут неправильно воспринять наши чиновники, и вместо того чтобы уделить внимание образованию, искоренить мракобесие в вопросах веры, будут попирать нормы закона о свободе вероисповедания, срывая с женщин-мусульманок хиджабы. Поэтому я и говорю, что не надо из одной крайности впадать в другую. Избежать радикализации можно не путем запрета на ношение религиозной одежды, а только повышением качества образования именно в сфере религии.

Игорь Шестаков, эксперт:

- Поднятые президентом вопросы актуальны. Сторонники радикального ислама активно действуют в Кыргызстане уже не менее 15 лет. Причем госструктуры пустили эти процессы на самотек, если не считать силовиков, которые пресекают попытки деятельности радикальных организаций.

Действия боевиков движения ИГИЛ демонстрируют, что экстремисты - это уже не просто кучка фанатиков, которые стремятся посеять террор, а профессионально подготовленные военизированные подразделения. Они имеют и военную технику, и финансирование для достижения цели создать государство, границы которого могут продвинуться гораздо дальше Ближнего Востока. Плюс идет активная вербовка сторонников радикальных идей и в социальных сетях.

Кыргызстан также стал страной, где эти процессы присутствуют. Граждане республики воюют в составе террористических отрядов в Сирии и Ираке. В этой связи государству необходимо иметь дорожную карту в виде Концепции государственной религиозной политики до 2020 года. Однако важно не просто иметь документ, но и реализовывать его. Особенное внимание надо обратить на молодежь, создавая в регионах страны соответствующую инфраструктуру. В этом плане не надо «придумывать велосипед». Достаточно вспомнить, как в советское время успешно действовали различные молодежные клубы. А сейчас этот вакуум как раз и пытаются заполнить религиозные радикалы. Там, где в плане идеологии недорабатывает государство, будут работать оппоненты. Необходимо также контролировать финансовые потоки, которые вкладываются в радикальную религиозную деятельность. Как только экстремистские идеи останутся без средств, они сразу пойдут на спад, и число их сторонников резко сократится.

Валентина Гриценко, глава правозащитной организации «Справедливость» в Джалал-Абадской области:

- Вопрос надо адресовать священнослужителям. Хорошо, что принимаются документы, направленные на урегулирование религиозной сферы. Но и имамам не надо забывать просвещать верующих - и радикальных, и умеренных, которые посещают мечеть, и направлять их к истинному исламу. Одной только концепцией проблему не решить. Сколько было принято подобных документов и программ! Необходимо бороться на практике. Ведь радикал, узнав из прессы, что принята концепция, не сбреет бороду и не перестанет быть фанатиком.

В последнее время число тех, кто носит мусульманскую одежду, стало больше, и это не только на юге, но и в Бишкеке. Радикальные силы воздействуют на этих людей, пользуясь тяжелой ситуацией в стране, мол, власти не работают, и это зачастую имеет результат. Особенно среди молодежи.

Если говорить о компетенции имамов, то она тоже оставляет желать лучшего. Так получилось, что в Джалал-Абадской области убрали казы, который очень образован, владеет несколькими иностранными языками. Это настораживает: почему убирают грамотных и назначают на их место случайных людей, толком не знающих Коран?

Суйун Омурзаков, начальник Главного управления МВД по Ошу:

- Президент прав в том, что на самом деле сейчас много бородатых людей, которые носят мусульманскую одежду, ходят по пятницам в мечеть, но верующими на самом деле не являются. Религиозность доказывается не одеждой или внешним видом, а поступками. Вера - она в сердце.

Мы повседневно и повсеместно ведем работу по выявлению радикально настроенных граждан. Подключиться к этой деятельности должны и спецслужбы при содействии местных властей, которые знают о ситуации на местах. Кроме документа надо принимать реальные меры и не ждать, пока общество полностью заблудится в псевдорелигии.

Роман Вейцель, эксперт Института стратегического анализа и прогноза при КРСУ:

- Противодействовать религиозной радикализации следует комплексно. Осуществление одних мер при отсутствии работы по другим даст половинчатый эффект.

На долгосрочную перспективу необходимо решить две основные задачи. Во-первых, повысить уровень знаний и, как следствие, авторитет духовенства КР. Надо проводить регулярные аттестации, курсы повышения квалификации, обновлять кадровый состав, решать вопросы финансирования служителей религии. Во-вторых, работать над улучшением социально-экономических условий в стране, то есть найти политическую волю для борьбы с коррупцией, использовать более $1 миллиарда российских средств для создания местных производств и инфраструктуры, а не для «распила» между чиновниками.

В краткосрочной перспективе надо значительно активизировать и проводить на регулярной основе выездные собрания в селах, вузах, школах, с работниками рынков, коллективами общественных организаций по разъяснению истинных основ пропаганды религиозного радикализма и экстремизма. Следует создать общественные приемные и горячую линию по данным вопросам. Необходима аргументация с опорой на Коран и сунну, следует показать, что верующие в рядах экстремистов становятся лишь участниками смуты, фитны между мусульманами. Убивая друг друга, ослабляя умму, они умножают беззаконие, против которого якобы борются. Наиболее интересные вопросы и ответы целесообразно транслировать по телевидению и радио. Важным здесь является не только непосредственная агитация молодежи, но и работа с людьми старшего поколения. Они, как правило, менее подвержены идеологическому воздействию и будут охотнее сообщать о том, что их дети или родственники имеют намерение выехать или уже выехали за границу для участия в боевых действиях. Кроме того, необходимо найти консенсус в вопросах определения границ проявления светскости и религиозности в обществе, по вопросам хиджаба, даавата. Разногласия по данным темам внутренне ослабляют наше общество и дают экстремистам основания для критики. А также следует более активно работать над закрытием доступа к экстремистским интернет-сайтам. Усилить сотрудничество с антитеррористическими центрами сопредельных государств в этом вопросе.

Закир Чотоев, эксперт Госкомиссии по делам религий:

- Радикализации общества в Кыргызстане можно противопоставить повышение уровня религиозного образования, грамотности населения и духовенства. Нужно четко провести границу между религиозными и экстремистскими течениями. Четко уяснить, что религия – это вещь полезная, а радикализм – плохо. Надо проводить информационную работу среди верующих, поскольку сейчас идет информационная война. Причем в ней задействованы самые передовые технологии и самые мощные ресурсы. Наши граждане вербуются в Сирию посредством доступных им каналов в Интернете. Чтобы остановить это явление, необходимы ресурсы и активная поддержка государства. Нужно проводить ряд комплексных мероприятий, в частности тренинги для имамов, следует выработать концептуальный подход. Что же касается заявления президента об одежде, то могу сказать, что это не лишено оснований. Но тут надо понимать, что не каждый, кто носит дамбал или хиджаб, является радикалом.

Скорее всего, это отношение к одежде, но не к религии, и происходит это от безграмотности и необразованности. Длинные рубахи и широкие штаны – это традиционная одежда арабов, а не мусульман, они жители пустыни и поэтому закрывают лицо. Коран не предписывает, какую одежду носить. Должны быть закрыты только некоторые части тела. Но сейчас, как вы видите, такой одежды стало меньше. ДУМК проводит работу в этом направлении. Правоверные мусульмане Кыргызстана могут носить традиционную одежду кыргызов, не обязательно наряжаться в длинные рубахи и хиджабы. Это не символ веры. Сейчас наблюдается, как я уже говорил выше, отход от такой одежды.

Икбол Мирсаитов, эксперт по вопросам религиозной безопасности:

- Начнем с того, что запретомв хиджабов и дамбалов радикализацию не остановишь, наоборот, это вызовет только протест. Радикализации можно противостоять, имея в распоряжении специальную программу, причем национального масштаба. Нужна профилактика среди населения. Что же касается хиджабов и дамбалов, то внешний вид - это показатель того, что люди меняют свое отношение к форме религии, но не к содержанию. И, конечно, нужна реформа по оптимизации исламского образования, чтобы выпускники исламских вузов могли найти себе работу здесь, в Кыргызстане.

Бизнес