13:24
USD 69.74
EUR 79.24
RUB 1.05

У государства воруют миллиарды. В Финполе раскрыли основные схемы вывода денег

24.kg
Фото 24.kg. Азамат Мамбетов
Начальник штаба Государственной службы по борьбе с экономическими преступлениями Азамат Мамбетов в интервью 24.kg рассказал, в каких ведомствах больше всего коррупционных нарушений и почему предприниматели погашают долги перед государством напрямую в бюджет, а не через спецсчет.

— Есть мнение, что силовые структуры, в том числе и ГСБЭП, приходят к предпринимателям и буквально требуют перечислить деньги на единый депозитный счет. В противном случае грозят найти любые нарушения.

— По закону, если человек или организация оступились, совершили ошибку и оказались должны государству, они могут погасить ущерб, и дальнейшего уголовного преследования не будет. При этом человек может перечислить деньги напрямую в бюджет через региональные отделения Казначейства (РОК) или через этот счет.

Какой-либо гонки или соперничества между органами нет. Все деньги все равно поступают в бюджет. О принуждениях или угрозах вообще не может идти речи.

Азамат Мамбетов
 — А кто решает, куда платить?

— Только сам человек. Если выявлены нарушения и есть ущерб, то он может прийти в РОК и погасить его. При этом он может даже не ставить в известность следователя или оперативного сотрудника об этом. О нашей службе могу сказать, что чаще всего так и происходит.

24.kg
Фото 24.kg

За 9 месяцев через региональные отделения Казначейства возмещено ущерба в бюджет на 1,6 миллиарда сомов, а на единый депозитный счет поступило 176,2 миллиона сомов.

Государственный карман — единый. Нам без разницы, каким образом человек погасит свой долг перед государством.

— А почему предприниматели предпочитают платить через РОК?

— На самом деле весь вопрос в процедуре зачисления денег в бюджет. Когда мы находим нарушения в части уплаты налогов, то предпринимателю выгодно как можно быстрее погасить долг перед бюджетом. За каждый день просрочки ему начисляются пени и штрафы.

Когда предприниматель погашает ущерб через РОК, деньги сразу идут в бюджет. А когда средства переводят через счет, то они сначала попадают на счет ведомства, потом на единый депозитный и только потом в бюджет. Проходит время. А предпринимателю это невыгодно.

— А кто тогда перечисляет деньги через счет?

— По тем уголовным делам, где не грозит пени за несвоевременную оплату, по коррупционным делам похищенные деньги в обязательном порядке перечисляются на счет.

За 2018 год выявлено 1 тысяча 317 правонарушений, ущерб по которым составил более 5,3 миллиарда сомов. Возмещено на сегодня более 3,2 миллиарда сомов.

— А кошмарить бизнес Финпол перестал?

— У нас никогда не было такой цели. Возбудить уголовное дело — не наша главная задача. Мы работаем над пополнением бюджета. С приходом нового руководства мы отказались от системы, когда главным показателем в работе было возбуждение уголовного дела.

24.kg
Фото 24.kg

Сейчас у нас часто складывается ситуация, когда дела даже не возбуждаются, потому что виновные просто погашают свои долги перед государством. Например, в этом году по 160 уголовным делам принято решение об их прекращении, потому что ущерб уже возмещен. 

Бизнес не должен останавливаться, но и перед государством по долгам надо отвечать

Азамат Мамбетов
— Как сейчас обстоит ситуация с громкими уголовными делами?

— По поводу дела о незаконном возмещении НДС — по нескольким эпизодам дела возбуждались как ГСБЭП, так и ГКНБ. Но по решению прокуратуры дело передано для расследования в ГКНБ.

С того момента как KAZ Minerals Bozymchak погасило долги по налогам, перечислив на депозитный счет деньги, уголовное дело против компании прекратили

Дело о контрабанде дорогостоящих автомобилей находится на стадии расследования. На сегодня по факту ввоза таких авто без уплаты таможенных пошлин возбуждено 13 уголовных дел, под арестом находятся 120 автомобилей. Но не исключено, что таких автомобилей может быть больше. Мы проводим проверку.

— Часто говорится о защите бизнеса и инвесторов в Кыргызстане, но по факту видим только уголовные дела и требования возместить ущерб...

— На самом деле это не так. ГСБЭП ведет активную работу по защите бизнеса, в том числе и иностранного. Мы готовы оказывать поддержку, защищать и от неправомерных действий других госорганов. Для этого мы постоянно проводим встречи с бизнесом и жителями в регионах. В нашем офисе встречаемся с представителями бизнес-ассоциаций. Мы готовы выслушать их проблемы и жалобы.

— И бизнесмены действительно рассказывают о проблемах, поборах, нарушениях закона?

— Пока, к сожалению, нет. Может быть, боятся последствий, если выскажутся открыто. Но мы готовы и отдельно с каждым встречаться и решать проблемы. Ведь с населением у нас тоже так. Много говорят о нарушениях, но при этом боятся обратиться к нам с заявлением.

— В каких госорганах чаще всего находят нарушения?

— По итогам девяти месяцев 2018 года выявлено 333 коррупционных правонарушения, ущерб по которым составил более 350 миллионов сомов. В том числе по должностным преступлениям возбуждено 254 уголовных дела, из них по взяточничеству — 20 уголовных дел.

24.kg
Фото 24.kg

— А в самой ГСБЭП есть нарушения?

— Не буду лукавить. Конечно, и у нас выявляют нарушения. Мы над этим постоянно работаем. Есть специальный отдел, который изучает жалобы на наших сотрудников. Когда мы встречаемся с бизнесом или населением, то в первую очередь спрашиваем об их претензиях к нам. Да, пока устно факты не озвучиваются. Но когда обращаются письменно, то идет незамедлительная реакция.

В 2018 году в 41 случае в отношении сотрудников ГСБЭП применено дисциплинарное взыскание, освобождены от занимаемых должностей два сотрудника, уволены восемь.

— Каким образом чаще всего пытаются забрать деньги из кармана государства?

— На самом деле коррупционных схем множество. И практически каждый день мы выявляем новые. Расскажу только о нескольких из них.

Например, при проверке перемещения грузов через границу мы выявили схему так называемых писарей-толкачей. Предприниматели, которые перевозят грузы через границу, договариваются с определенными людьми, чаще всего с местными жителями. Те оформляют документы на груз на себя, входят в сговор с пограничниками, и при перевозе товара его просто не регистрируют. Но у сотрудников ГПС есть все данные о грузе.

Далее пограничники ждут звонка от этих дельцов. Если, например, наша мобильная группа обнаружила такой товар, они звонят пограничникам и они вносят все данные груза в нужный журнал. Если нет, то этот груз так и проходит незарегистрированным, а его получатель в итоге не платит положенных налогов. Посредники получают свою прибыль от хозяина груза.

Еще одну схему мы выявили этим летом в Токтогульском районе Джалал-Абадской области. Сотрудники ГУОБДД выписывали штрафы и отправляли водителей платить их в местное отделение «Кыргыз почтасы». При проверке выяснилось, что выписали протоколов на 1,75 миллиона сомов, а в кассу оприходовано только 581 тысяча сомов. Фактически 1,1 миллиона сомов были растрачены. Сейчас мы проверяем и другие регионы на предмет наличия такой схемы.

Еще одна коррупционная схема касается пунктов весогабаритного контроля. Мы выяснили, что водители платили сотрудникам этих пунктов до 500 сомов, чтобы проезжать по дороге без взвешивания.

— Вы говорили о коррупционных схемах при перемещении грузов через границу. Есть ли взаимодействие с коллегами из приграничных стран?

— На сегодня мы уже заключили соглашение о взаимной работе с Таджикистаном и Узбекистаном. Сейчас работаем над тем, чтобы заключить подобное соглашение и с Казахстаном. Я считаю, что международное сотрудничество — важная составляющая нашей работы. Ведь благодаря этому мы можем не только пресекать экономические преступления, но и защищать бизнес.

Популярные новости
Бизнес