06:29
+34
USD 68.30
EUR 79.59
RUB 1.15
Общество

«Мои 24». Один день из жизни хирурга Сабырбека Джумабекова

Фото ИА «24.kg». Кыргызский самородок - доктор Сабырбек Джумабеков

Первое, что он сказал, когда я вошла в кабинет: «Раздевайтесь!» И протянул медицинский костюм… С этого началось дежурство в Бишкекском научно-исследовательском центре травматологии и ортопедии, которым заведует академик Сабырбек Джумабеков.

Восемь операций на восемь человек

Он не проводит инструктаж, не рассказывает, что можно и чего нельзя, а сразу выдает марлевую повязку и ведет в операционную, где бьет в нос мерзкий запах жженой кости и едкий тошнотворный — химический. Как выяснилось позже, это запах цемента, от которого с непривычки мне и стало плохо.

По плану на сегодня в одном блоке восемь операций. Большинству пациентов производят плановую замену суставов, но есть и сезонные проблемы. Такие, как перелом копчика или конечностей. Чаще всего с ними поступают дети и подростки.

Первый больной — мужчина 56 лет. У него вторая операция по замене тазобедренного сустава. Месяц назад ему установили металлический протез. Как говорит Сабырбек Джумабеков, это люди-роботы. Нынешняя медицина позволяет заменять разрушенные кости долговечными стальными деталями.

Удивительно, что человек во время операции находится в сознании. Врачи то и дело справляются о его самочувствии, а Джумабеков еще и подшучивает: дескать, нужно избавляться от лишнего веса, иначе ни один сустав не выдержит такой нагрузки, и, смеясь, похлопывает пациента по тучному телу.

В операционной спокойная атмосфера, негромко играет радио. Бригада из восьми медиков практически не разговаривает между собой: каждый знает свои обязанности. Лишь изредка слышится: молоток… очки… зажим…

Главный здесь — нет, не Джумабеков, а сестра операционного блока. Она отвечает за стерильность. Что она скажет, то все и выполняют, будь то академик или профессор.

Пока я привыкала к виду разрезанного бедра, в ход пошли молоток и обычная строительная дрель. Четкими ударами Сабырбек Джумабеков устанавливает новенький протез и хвалится работой.

Фото ИА «24.kg». Доктор с удовольствием демонстрирует свою работу, несмотря на полуобморочное состояние журналиста

— Видишь металлическую деталь? Это новый сустав, теперь он работает, — показывает он, сгибая и разгибая ногу пациента.

Кыргызский самородок

Заменой суставов Сабырбек Джумабеков занимается 21 год, а доктором медицинских наук стал в 30 лет. Тогда маститые московские ученые не сразу поверили, что молодой кыргызский парень может добиться таких успехов в медицине, но, ознакомившись с его диссертацией, поняли: перед ними талант.

Впервые в Центральной Азии протезирование началось в Кыргызстане с подачи Сабырбека Джумабекова. Ежегодно в БНИЦТО проводят около 1,5 тысячи операций.

Желание помогать людям появилось у ортопеда еще в детстве. У его отца заболела нога. Никто не мог понять, в чем дело. Лечение помогало лишь на время, а зимой начиналось обострение. Даже столичные медики не могли помочь. А сельский врач сделал в ноге разрез, через который вышел гной. Этот случай и вдохновил десятилетнего Сабырбека стать «костным врачом». В том возрасте он еще не знал, что специальность называется «ортопед», но понял в чем его призвание.

До этого он хотел быть математиком. Способность к точным наукам поможет Сабырбеку Джумабекову во время учебы в медицинском институте при создании чертежей его изобретений.

В ординатуру он поступил в Крымский медицинский институт, где находился под кураторством профессора Александра Ивановича Блискунова. Именно он изобрел имплантируемые конструкции для удлинения конечностей травматическим больным после операции.

Разглядев талант Джумабекова, профессор помог ему остаться на Украине, поступить в аспирантуру и досрочно защититься через год. Молодой ученый сразу приступил к докторской работе.

На постсоветском пространстве еще никто не защищал докторскую диссертацию в 30 лет.

Московские академики не понимали, как он смог добиться такого успеха за короткое время. Но, увидев его чертежи, научную новизну, единодушно одобрили работу.

Молодой специалист получил немало выгодных предложений, но остаться в России не смог. На родине его ждали многодетная семья и отец, которому надо было помогать поднимать детей.

Через год Блискунов умер от рака. Он завещал передать кафедру Джумабекову, а также трехкомнатную квартиру, чтобы врач не нуждался в жилье. Но он отказался и от работы, и от квартиры.

То, чего я достиг, это заслуга моего учителя. Конечно, во-первых, родители, гены, воспитание, а во-вторых, учитель. Но я привык добиваться всего сам.

Сабырбек Джумабеков

Джумабеков поставит на ноги

Практически всех пациентов академик помнит поименно. В практике хирурга немало интересных случаев. Первый пациент, про которого он рассказал, актриса и стенографистка Айша Карасаева. В 96 лет сломала шейку бедра, через два года получила еще одну травму. После нескольких операций в возрасте 101 года она поехала в Каракол на открытие памятника своему мужу.

Известная экс-министр культуры Кулуйпа Кондучалова в 90 лет сломала шейку бедра. Ей заменили сустав, и она прожила еще 3 года. Перед смертью попросила пригласить на похороны Сабырбека Артисбековича и передать ему в подарок рубашки, галстуки. Так по-матерински она отблагодарила врача, который на несколько лет продлил ей жизнь.

Одну пациентку, байкершу Яну, Джумабеков до сих пор не может забыть и продолжает с ней общаться, несмотря на то, что она обвела его вокруг пальца.

У девушки возникли проблемы с коленом. Более того, у нее был СПИД. В Москве отказались ее оперировать. Она долгое время уговаривала Джумабекова сделать бесплатную операцию, аргументируя тем, что в Кыргызстане у нее есть жених и она примет кыргызское гражданство. После длительных уговоров хирург согласился, а Яна, реабилитировавшись, укатила в Россию. Зла на нее медик не держит. Это тоже опыт.

Еще одного пациента — Сталбека из Алайского района с болезнью Бехтерева — жена бросила с ребенком. Он 18 лет был прикован к инвалидному креслу. Одноклассники купили ему протезы. После операции жизнь наладилась. Он начал таксовать, женился. В семье родился ребенок.

Про Тенизбека — мальчика-кузнечика — многие знают. Благодаря этой истории Сабырбек Джумабеков стал всемирно известным. У парня была врожденная патология: его колени были вывернуты в обратную сторону. Такого случая давно не было в практике мировых ортопедов, поэтому опыт Кыргызстана важен для всех.

Бывали и курьезные истории. Пациент решился на удлинение ног ради невесты-баскетболистки. Пока он проходил длительное восстановление после операции, девушка вышла замуж за другого.

…Разговор прервала взволнованная помощница Джумабекова: в операционной ждут пациенты.

Очередная замена суставов. Ортопед замешивает в склянке пасту, от запаха которой в душном помещении находиться невозможно. Медики к нему уже привыкли, а мне пришлось несколько раз выходить в коридор, чтобы не упасть в обморок.

— Смотри, это разрушенная головка тазобедренного сустава, — внезапно появился передо мной Сабырбек Джумабеков с навинченной на штырь костью. — Вместо нее мы сейчас поставим металлический протез.

Золотое правило операционной

Про хирургов слывет дурная слава — дескать, они для храбрости «принимают на грудь» перед сложной операцией. К сожалению, такие случаи не редкость.

Учитывая, с какими тяжелейшими случаями приходится сталкиваться в травматологии, не могу не спросить, как Джумабеков относится к алкоголю.

— Бывало и такое, когда хирурги пили перед операцией — и не для того, чтобы набраться смелости. Это уже алкоголизм, — рассказывает Сабырбек Артисбекович.

Своим подчиненным он запретил распивать на территории больницы спиртные напитки.

Я сказал: пить будем только в двух случаях — на Новый год и дни рождения. И не в рабочее время, и не на рабочем месте. У нас жесткое правило: пьяным нельзя заходить в операционную.

Сабырбек Джумабеков

После тяжелой трудовой недели он иногда может снять стресс в баре, но это единичные случаи. Сабырбек Джумабеков отвлекается от работы прогулками на лошадях.

Отпуск главный ортопед страны провел с семьей в Мексике по приглашению американских друзей. В свободное время бегает, занимается плаванием. Из-за напряженного графика и частых командировок времени с семьей проводит мало.

Помощник Деда Мороза

После операций у ортопеда прием пациентов. Один за другим они заходят в кабинет, показывают снимки, рассказывают о проблемах. У него бесконечно звонит то мобильный, то стационарный телефон. На некоторые звонки доктор отвечает, не отходя от операционного стола.

Травмой закончилось для жены посла Франции в Кыргызстане Татьяны Ру катание на лыжах. Сломанную руку профессор решил не оперировать, а зафиксировать, чтобы кости срослись правильно.

Фото ИА «24.kg». Мечту мальчика вместо Деда Мороза решил исполнить Сабырбек Джумабеков

На прием к Джумабекову записалась семья из Нарына. У 12-летнего Кубата врожденная патология: недоразвита правая рука. Мальчишка написал письмо Деду Морозу, чтобы тот организовал встречу с именитым эскулапом. Академик предлагает выпрямить руку, а в 17 лет заменить сустав. Глаза ребенка светятся от счастья. Конечно, полностью недуг не излечить, но облегчить жизнь вполне под силу.

В перерывах между операциями и консультациями к врачу приходят благодарные пациенты, ученики, которые успешно практикуют за рубежом.

Приняв более десяти пациентов, убегаем на защиту докторской диссертации врача из Казахстана. Мероприятие весьма скучное и утомительное для человека непосвященного. А академики слушают доклад с интересом, задают каверзные вопросы.

Ближе к вечеру мне удалось сбежать с защиты и пообедать. А наш герой вынужден остаться — он председатель комиссии. Пока же у меня есть возможность рассмотреть кабинет академика. Огромный стол завален книгами, бумагами, костями, а скелет увешан медалями.

Фото ИА «24.kg». Кабинет, где для многих начинается путь к новой жизни

Вернувшись в кабинет, Джумабеков продолжает консультировать больных. Прием продолжится до тех пор, пока он не осмотрит всех записавшихся. Рабочий день давно закончился, обед остыл, а люди идут и идут, и отказать им в помощи медик не может.

Популярные новости
Бизнес