05:20
-9
USD 68.17
EUR 85.45
RUB 1.21

Памятники архитектуры. До основания… А затем?

В Кыргызстане складывается «особое» отношение к памятникам. Одни воруют и сдают на цветной металл, другие разрисовывают горе-художники, возле третьих распивают спиртные напитки и оставляют мусор. Еще случается, что о памятниках просто забывают или им находят другое применение.
 
Так произошло и со зданиями бывшего газетно-полиграфического предприятия «Эркин-Тоо» (памятник республиканского значения) и бывшего ресторана «Сон-Куль» (памятник местного значения). Если последнее можно восстановить, то первое «находится в аварийном состоянии, несет угрозу для жизни людей и восстановлению не подлежит». Так, во всяком случае, говорят в Министерстве культуры, информации и туризма. 
 
Отметим, что постановлением правительства КР от 29 сентября 2015 года здание типографии (на бульваре Эркиндик, 95) исключили из Государственного списка памятников истории и культуры республиканского значения. Сделано это на основании заключения межведомственной комиссии. Правда, чиновники подчеркивают: не исключили, а внесли в список пометку «утрачен». Впрочем, сути дела это не меняет.
 
Охрана памятников, говорите?
 
«В комиссии были представители органов, работающих в области градостроительства и сейсмологии. Компетентные эксперты подчеркивают: здание небезопасно для эксплуатации и пребывания людей», - сказал в интервью ИА «24.kg» пресс-секретарь Минкультуры Марлен Соляной.
 
Директор Республиканской инспекции по охране памятников истории культуры Минкультуры КР, председатель той самой межведомственной комиссии Айсин Дуйшеналиева подчеркивает, что здание утратило свою историческую ценность. «Мы не просто взяли и за час это решили. Работа длилась примерно год. В комиссии было семь человек, в том числе из Госархстроя, Кыргызреставрации, Бишкекглавархитектуры. Есть экспертные справки. Комиссия работала не просто так… Все рассмотрено по закону», - заверила она.
 
На вопрос, почему памятник архитектуры и истории довели до такого состояния и своевременно не реставрировали, Айсин Дуйшеналиева ответила: «У объекта есть собственник, который должен был делать ремонт и постоянно ухаживать за зданием. Есть разные причины, почему не было реставрации. Это очень дорогостоящая вещь, нужно большое финансирование».
 
Железная логика. Выходит, любой памятник можно разрушить, ссылаясь на отсутствие средств, а потом вычеркнуть его из списка и забыть. «Почему? Нет. По закону пользователь объекта в целях обеспечения сохранности должен постоянно проводить ремонтно-восстановительные работы, - говорит Айсин Дуйшеналиева. - Отвечать за этот памятник должен непосредственно владелец здания». 
 
А кто владелец и будет ли он привлечен к ответственности? «Ну этого мы не знаем. Мы только делаем свою экспертизу по отношению к памятнику. Что будет с ним дальше, мы не знаем», - разводит руками директор инспекции.
 
А каковы реалии?
 
Согласно списку памятников истории и культуры КР республиканского значения, бывший Дом печати построен в 1930-е годы. Во время Великой Отечественной войны в нем формировалась 163-я стрелковая бригада. Во что превратился памятник архитектуры сегодня, знает каждый бишкекчанин. Фасад здания едва заметен из-за многочисленных рекламных вывесок и названий. Облицовочная мраморная плитка пожелтела, покрылась слоем пыли и грязи, некоторые окна разбиты. При этом в здании снимают площадь десятки арендаторов. Тут и точка быстрого питания, и тренажерный зал, и роллер-клуб. Мы наведались в здание типографии. Чистый и без подтеков потолок, добротные стены и ступеньки. Стены недавно побелены и покрашены. Вполне прилично выглядит и деревянный пол. 
 
В безопасности постройки уверены и работающие там вахтеры. «Нам ничего не говорили об аварийности здания. На наш взгляд, оно вполне нормальное, - поделились своим мнением женщины. - Да вы сами можете это уточнить у директора здания – Алмаза». 
 
Некий Алмаз, видимо, ничуть не волнуется за жизнь арендаторов, раз сдает помещения. Его телефоны указаны при входе в типографию. ИА «24.kg» связалось с ним сначала под видом потенциальных клиентов: 
 
- Офисы сдаете?
 
- Вам для чего?
 
- Для адвокатской конторы, примерно на 30 квадратных метров.
 
- Есть. $250 в месяц будет стоить.
 
- А вы владелец или посредник?
 
- Владелец. 
 
Представляемся корреспондентами, говорим об аварийности здания и заключении межведкомиссии. Представившийся владельцем ответил: «Те здания, которые мы сдаем, пока нормальные. Просто есть подвальные помещения, которые тонут. Они не сдаются. Здание нужно отстраивать заново, а реконструкция невозможна».
 
Узнаем далее: «Как можно сдавать помещения, если комиссия признала здание аварийным?» «Аварийные мы не сдаем, еще раз говорю! Это частная собственность, мы сами знаем, что и как делать. До свидания!» - вежливость владельца мигом исчезла. 
 
Вопрос, если здание несет угрозу для жизни, тогда почему там находятся люди, мы задали и Айсин Дуйшеналиевой. «На свой страх и риск, значит», - ответила она. «То есть люди знают, что здание аварийное?» - уточняем. «Ну да, в любом случае. Для этого же и была создана комиссия. Если они не знают, это уже их… Юридическое лицо должно было предупредить», - сказала директор республиканской инспекции. 
 
Капитализм шагает
 
Свое мнение по этому вопросу высказал и известный отечественный архитектор Улан Джапаров: «Думаю, пригодны или нет для дальнейшего использования здания типографии и ресторана, может решить только техническое обследование. Сейчас заключение межведомственной комиссии, на основании которого здание типографии исключили из Государственного списка памятников истории и культуры республиканского значения, странным образом совпадает с теми решениями, по которым любой пятачок земли в центре города можно дорого продать. Любая корпорация или компания любым способом готовы урвать себе такой лакомый кусок. Напомню печальный пример: гостиницу «Ала-Тоо» у железнодорожного вокзала в свое время тоже вначале привели в запущенное состояние, разобрали, потом не нашли инвестора, затем так же исключили из списка памятников архитектуры и продали». Какой успешный бизнес!
 
Архитектор предположил, что в случае с двумя нынешними зданиями решение межведкомиссии было ангажированным. «Их можно восстановить, реконструировать. Было бы желание. Подобные вопросы решаются просто: собирают консилиум из разных специалистов – архитекторов, дизайнеров, культурологов. Главное, чтобы это были независимые специалисты. Для мировой архитектуры эти два здания (типографии и ресторана) - ноль, но для нашего города, республики – вопрос истории столицы для нескольких поколений горожан. Здания эти – образцы архитектурного стиля, называемого «советский конструктивизм», - пояснил он.
 
Улан Джапаров вспомнил, что в Бишкеке было несколько таких построек конца 1920-1930-х годов. «Здание ресторана «Сон-Куль» несколько раз переделывали, поэтому оно, к сожалению, потеряло свой первозданный облик. Такой же участи подверглись здания бывшей центральной аптеки, стеклянного кафе «Дружба» (находилось ниже ресторана «Нарын») и другие. Вот так пренебрежительно у нас относятся к культурному наследию. Взгляните на здание Русского театра драмы. Это стильное здание конца 1960-1970-х годов. В самом здании есть неброская красота, оно очень зрелое по архитектурной мысли. Там все фасады разные, они по-разному держат пространство вокруг себя. На самом деле это здание - шедевр архитектуры. Да и внутреннее пространство тоже было интересное, оно дышало, были витражи в вестибюле. Теперь это пространство убито застройками. Понятно, что нужно решать финансовые вопросы, но это же не повод варварски относиться к памятникам архитектуры. Они достались нам по наследству, а мы не можем этого ни осознать, ни сберечь», - посетовал он. 
 
«Понятно, что капитализм шагает. Но это совершенно варварский способ – поломать памятник архитектуры и на его месте построить нелепицу. В мире есть такая практика, когда у старых зданий все внутри частично или полностью меняют, но обязательно оставляют оболочку, внешний первозданный архитектурный вид. Это же древо городской культуры, которое нельзя рушить, уничтожать. Центр города нуждается в реконструкции, но это надо делать обдуманно, тонко, без варварских механизмов», - подчеркнул Улан Джапаров. 
 
Мое дело - сторона
 
Судьбой двух зданий мы также поинтересовались у главы Бишкекглавархитектуры Бактыбека Абдиева. «Об исключении здания «Эркин-Тоо» из списка памятников истории мы узнали буквально на этой неделе из СМИ, - признался он. - Данный вопрос рассматривался в течение двух лет. Это объект республиканского значения, поэтому рассматривало вопрос Минкультуры. Мы отвечаем только за памятники местного значения». 
 
Но ведь здание бывшего ресторана «Сон-Куль» к ним и относится. Будет ли ведомство его восстанавливать? «Владелец к нам по этому вопросу не обращался», - коротко ответил Бактыбек Абдиев. 
 
А самим чиновникам озадачиться этим вопросом недосуг? 
 
«Конечно, это неправильно, когда не выделяют деньги на реставрацию памятников, а потом их исключают из списка, - добавил главный архитектор Бишкека. - Мы ежегодно выдаем охранные паспорта. Владельцы обязуются производить ремонт». 
 
Впрочем, обещать можно что угодно. Исполняются ли эти обязательства? И следит ли архитектурное ведомство за ремонтом памятников историко-культурного наследия? «По крайней мере, мы выдаем охранные паспорта. Контроль проводится раз в пять лет. Положение такое», - сказал Бактыбек Абдиев. 
 
Положение, надо признать, хуже некуда.
 
Бизнес