01:05
USD 79.15
EUR 93.38
RUB 1.04

Радислав Сафин о вере детей в волшебство, иллюзионе и сценической магии

Недавно отечественный иллюзионист Радислав Сафин и его партнер Ольга Крамер вновь заставили кыргызстанцев прильнуть, затаив дыхание, к экранам телевизоров и компьютерным мониторам, чтобы увидеть их блестящее выступление на популярном европейском телешоу в Швейцарии Die grossten Schweizer Talente.

По окончании номера Silk Road зал осыпал их аплодисментами, а судьи сказали «да», пригласив их на следующий этап конкурса. А мы вновь поверили в волшебство, магию и во все то, что скрыто от нашего зрения. Захотелось побеседовать с современным кудесником. Радислав Сафин поделился с ИА «24.kg» секретами своей удивительной профессии и жизни.

- Почему вы решили стать иллюзионистом? С чего все началось?

- Все началось с рождения дочери. С ее появлением я задумался о том, чтобы проводить больше времени с семьей. До этого момента я очень серьезно занимался журналистикой, что отнимало уйму времени. Я был занят с раннего утра до позднего вечера, включая выходные. Просыпался и думал о том, какое возьму интервью, обедал и размышлял, на какую тему написать новый материал, ложился спать, а моя голова была забита мыслями о том, что следующий материал должен быть лучше предыдущего. Я не мог распоряжаться своим временем, не мог запланировать никакое семейное мероприятие. Всегда был, что называется, «в обойме», готов в любой момент первым взять очередное эксклюзивное интервью. В общем, я устал.

Теперь, несмотря на растущую популярность, я могу гораздо больше времени проводить с супругой и ребенком. Недавно моя дочь научилась кататься на велосипеде, сейчас осваиваем ролики.

Конечно, я теперь занят в праздники, выходные и очень часто по вечерам, но зато все остальное время веду спокойный и размеренный образ жизни. А главное - мне очень по душе моя новая жизнь.

- Сколько времени ушло на то, чтобы научиться первым трюкам?

- Свой первый иллюзионный опыт я получил, еще работая на телеканале «Россия» (ныне ВГТРК). Однажды познакомился с ребятами-иллюзионистами, когда наша редакция готовила о них сюжет, и мне это понравилось. С тех пор утекло много воды, я вернулся в Кыргызстан, продолжил журналистскую работу и вспомнил о своем забытом увлечении совершенно случайно. Начал переписываться с иллюзионистами, покупать обучающие видеоматериалы, смотреть выступления именитых профессионалов… В общем, все это привело к тому, чем я занят сейчас.

- Расскажите о своем самом сложном трюке, над которым пришлось, мягко говоря, помучиться.

- Не могу сказать, что новая деятельность мне дается тяжело. Мне понятен этот жанр, мне легко общаться с людьми, я комфортно чувствую себя на сцене. С трюками тоже никогда не было неразрешимых трудностей. В свое время немного пришлось повозиться с телевизионными проектами о фокусах, но журналистский опыт позволил их реализовать достаточно быстро и, надеюсь, качественно.

Вообще, если сложности у нас и возникают, то преимущественно в процессе «живых» выступлений. Например, нас могут объявить раньше времени, когда мы еще только в гримерке, или в самый неподходящий момент отключить основной свет, и публика в полумраке уже не может в полной мере насладиться всеми элементами представления. К тому же сами залы довольно часто бывают не адаптированы для иллюзионных представлений. Например, маленькая сцена или низкий потолок. Во-первых, мы не всегда можем в таких условиях разместить весь наш реквизит, во-вторых, не можем в представлении использовать элементы с огнем.

К счастью, все это решаемо, правда, требует дополнительных людских ресурсов. Публика видит на сцене лишь нас с Ольгой, а на самом деле над каждым нашим выступлением трудится куда больше людей - в разные моменты от четырех до семи человек. У нас есть постоянный звукорежиссер, который конкретно отвечает за музыкальное сопровождение шоу, дополнительные помощники, отвечающие за реквизит и его предварительную установку на сцене, а также фотооператор, который сопровождает нас на крупные официозные мероприятия. Отдельного упоминания заслуживает менеджер нашего шоу, ведущий переговоры с партнерами и клиентами. А еще у нас появился новый человек - контент-менеджер. Он занимается регулярной поддержкой наших аккаунтов в соцсетях, пока мы на выступлениях или гастролях. Знаете ли, в последнее время мы очень большое значение придаем развитию шоу в Интернете.

- Есть немало телепередач, где иллюзионисты раскрывают секреты самых известных фокусов. Как вы относитесь к этому? Имеет ли право иллюзионист раскрывать секреты своих трюков?

- К этому вопросу можно относиться по-разному. Конечно, если ты не являешься автором фокуса, который раскрываешь, то в какой-то мере поступаешь неэтично. Многие молодые фокусники раскрывают секреты для того, чтобы раскрутить свой канал на youtube и повысить популярность. Между тем они сами ничего не создали, не сделали ничего полезного для развития иллюзионного жанра. Наряду с этим рассекречивание фокусов ведет к развитию индустрии, так как иллюзионистам приходится постоянно совершенствовать свои трюки и создавать новые. А это уже положительный момент.

- Сталкивались ли вы с такими случаями, когда вас разоблачали? Срывались ли ваши трюки?

- Сказать честно, не припомню ни одного случая, чтобы кто-то хоть раз пытался сорвать наше выступление. К счастью, публика с уважением относится к тому, чем мы занимаемся, я об этом сужу по их аплодисментам, теплым отзывам после шоу, комментариям в соцсетях. Иногда слышу от наших зрителей предположения о том, как мы выполнили тот или иной фокус, но маниакального стремления именно разоблачить нас я не встречал. Думаю, это показатель того, что людям важно видеть наше шоу, насладиться им, а не выведать все технические подробности того, как мы смогли их удивить.

- С какими трюками вы больше всего работаете? Как часто вообще выступаете?

- У меня нет четкого разграничения между трюками. Я просто размышляю о том, что может быть интересным именно для этой публики именно на этом торжестве, церемонии и так далее. Вот так и подбираю программу. До этого мы достаточно часто использовали разные ящики, коробки со сложными механизмами. Однако в какой-то момент я пришел к выводу, что слишком сосредоточился на них, а это тормозило рост моего мастерства. Сейчас меня больше интересует именно сценическая магия, когда публике демонстрируется цельный концептуальный номер, состоящий из насыщенных манипуляций различными предметами, такими, как трости, платки, зонты, веера. Они появляются, исчезают, меняют форму и цвета… Когда я вижу фокусников, выступающих в этом жанре, у меня порой захватывает дыхание от того, как ловко они все проворачивают. Есть некоторые вещи, которые у меня просто в голове не укладываются из-за того, что понимаешь, какого совершенства достиг человек – настолько слаженна работа мысли и тела.

А работать с крупным иллюзионом может каждый. Например, любой человек, узнавший секрет механизма, буквально за 10 минут репетиций худо или бедно, но сможет его показать. Как правило, иллюзион сам делает все за фокусника, вам нужно только широко улыбаться и вовремя нажать на какую-нибудь секретную кнопку, рычаг или дать некую команду своим помощникам, и уже они сами все сделают. Яркий пример - исчезновение слона. На самом деле в этой иллюзии стоило бы аплодировать в первую очередь самому слону и его дрессировщику…

Однако без крупных иллюзионов шоу может выглядеть недостаточно масштабным. Особенно если вы выступаете в большом зале. Именно по этой причине фокусникам приходится включать их в свою программу. Здесь главное не переборщить, когда в вашей программе остаются только ящики, ящики и ящики. А это я вижу, кстати, повсеместно.

- Для какой публики вам больше нравится выступать - взрослой или детской?

- Все мои последние иллюзии разработаны для международной сцены, и речь в первую очередь, конечно же, идет о взрослой публике. Между тем мне всегда нравилось работать с детьми. Я помню себя еще совсем мальчишкой, когда фокусы можно было увидеть только в программе «Спокойной ночи, малыши!». Это было большим счастьем, и всегда мечталось посмотреть на выступление фокусника вживую. Поэтому когда меня приглашают на детские торжества, я всегда стараюсь выступить. Например, в честь 8 Марта воспитатели моей дочери из детского сада попросили меня выступить на утреннике. Я с большим удовольствием согласился, и вместе с дочерью Яной мы устроили миниатюрное представление. Это было наше первое совместное представление, и нам обоим очень понравилось.

Вообще в нашей стране у детей не так много развлечений, и когда я вижу, что многие из них верят в волшебство, хочется приложить все усилия для того, чтобы эта вера прожила в них как можно дольше.

- В мировом кинематографе есть немало захватывающих фильмов про иллюзионистов. Например, «Иллюзия обмана», «Престиж» и другие. У вас есть любимая картина об иллюзионисте, иллюзионе?

- Нет. Я все их видел, но в списке моих любимых значатся совершенно другие фильмы. Если вам интересно, среди них «Шоу Трумена», «Побег из Шоушенка», из последних – «Джо» с Николасом Кейджем.

- В фильме «Иллюзия обмана» есть сцена, где на экране показывают карты. Герой картины, обращаясь к зрителям, просит выбрать одну из них. В итоге ему удается угадать ее. Такое возможно в реальности?

- Порой фокусники действительно совершают чудеса. Иногда это становится возможным благодаря многолетним упорным тренировкам, а иногда вмешивается счастливый случай.

- Если к вам подойдет человек и спросит, что ему нужно сделать, чтобы стать иллюзионистом, каков будет ваш ответ?

- У меня нет ответа на этот вопрос. Думаю, что порой лучше не искать ответа у чужих людей, а самостоятельно принять решение и идти к своей цели. Если вам нравится заниматься футболом, идите на поле и не спрашивайте никого. Нравится писать картины - берите холст и кисти. Не тратьте время на бессмысленные умозаключения, как это сделать и стоит ли это делать вообще. Если вы чувствуете изнутри желание что-то создать - создавайте, а все остальное сложится само по себе.

Считаете ли вы себя волшебником?

- Не-е-е-т, что вы! Я обыкновенный человек, который занимается любимым делом. Просто само дело необычное.

Фото предоставлены Радиславом Сафиным.

Бизнес