08:01
USD 79.04
EUR 93.73
RUB 1.05

Алмаз Кадыркулов: Должность – не привилегия, должность – это ответственность

Скандал в ОАО «Кыргызтелеком», теперь очевидно, разгорелся благодаря совету директоров. В начале апреля в отставку по собственному желанию ушли все три вице-президента компании. Спустя несколько дней председатель правления компании Алмаз Кадыркулов тоже принял решение покинуть свой пост. Уход топ-менеджмента обнажил конфликт с Советом директоров ОАО.

Алмаз Кадыркулов все эти дни готовился к отчету, он запланирован на 24 апреля. Но совет директоров разослал новость – принято решение уволить председателя правления. Вообще-то такое решение может принять только ФУГИ, а совет директоров только рекомендовать. Но такие действия лишь подтверждают о необратимости ситуации, вышедшей из-под контроля «Белого дома».

Алмаз Кадыркулов долго отказывал в интервью, ссылаясь на преждевременность. Но все-таки согласился ответить на вопросы ИА «24.kg».

- Ваш уход с поста председателя правления ОАО «Кыргызтелеком» грянул как гром среди ясного неба…

- Ничего странного в моем уходе нет. Я написал заявление об увольнении по собственному желанию 20 апреля. Это нормальная практика. Я считаю, что моя команда выполнила те задачи, которые были поставлены. Я рассчитывал, что дата прекращения моих полномочий будет определена после собрания акционеров, то есть 24 апреля. Но вчера появляется сообщение о том, что СД увольняет меня по статье.

- Откуда взялось это решение?

- Для меня это было сюрпризом. Увольнение председателя правления компании, где есть госдоля, должно согласовываться с Фондом по управлению госимуществом. Но ни мое заявление, ни решение СД не согласовано с ФУГИ. Фактически СД нарушает не только закон об акционерных обществах, но и Уголовный кодекс. В УК прописано, что если доля государства в какой-либо компании составляет более 30 процентов и действия руководящих органов мешают работе компании, то они могут быть привлечены к уголовной ответственности. Причем предусмотрено наказание в виде лишения свободы от 8 до 12 лет.

- Что будет дальше? Кто поставит точку в этом вопросе?

- Я надеюсь, что в ближайшее время ФУГИ озвучит свою позицию. Они должны либо отозвать решение СД, либо согласиться с ним. Если они отзывают решение СД, я остаюсь на своем месте до собрания акционеров. Если ФУГИ поддержит решение Совета директоров, то будет прецедент для всех остальных компаний. В этом случае СД даются неограниченные полномочия. Фактически они могут продать свыше 50 процентов балансовой стоимости ОАО «Кыргызтелеком». Например, захотят и продадут куранты. Нельзя создавать такой прецедент, нельзя допускать охлократию.  

- Кто сейчас руководит компанией? Прошла информация о назначении исполняющего обязанности председателя правления.

- Я по-прежнему являюсь руководителем ОАО «Кыргызтелеком», сижу у себя в кабинете. До тех пор, пока не будет решения Фонда по управлению госимуществом, я буду исполнять свои обязанности. С СД у меня диалога нет. Но компания работает в штатном режиме. Я считаю, что моя задача состоит в том, чтобы провести нормально собрание акционеров, чтобы они выбрали новый состав СД и членов правления.

- Вы останетесь на своем посту после смены состава Совета директоров?

- Нет. Я все равно покину пост. Считаю, что я и моя команда свою миссию выполнили.

- Как вы оцениваете положение компании на сегодня?

- Могу смело сказать, что сейчас «Кыргызтелеком» является нормальным игроком рынка. Это не та компания, которая чахнет. Мы вывели «Кыргызтелеком» из кризиса. Он является магистральным оператором. Мы подкорректировали законодательство, запустили домовые сети по стране, закончили оптико-волоконное кольцо вокруг Иссык-Куля, первый этап по внедрению в Кыргызстане цифрового телевидения. Мы взяли лицензию 3G, что позволяет капитализировать компанию.

- Но почему тогда есть упреки в плохой работе? Ваши противники щедро сыплют цифрами…

- Люди, которые смотрят итоги нашей финансовой деятельности, на самом деле не финансисты. Они не понимают, что произошло. Когда я стал председателем правления, то разрыв по ликвидности был 900 миллионов сомов. Сейчас он составляет 300 миллионов сомов. Задолженность сократилась с 2,2 миллиарда сомов до 1,3 миллиарда сомов. За год это колоссальная работа. Я благодарен нашим сотрудникам, которые поняли меня, согласились затянуть потуже пояса. Мы себе сразу поставили планку идти в рост. Чтобы понять, чего мы добились, нужно смотреть не на дивиденды, а на цену акции. Она увеличилась с 7 до 15 сомов.

- Когда при видимых положительных результатах работы весь топ-менеджмент дружно уходит, это выглядит, по меньшей мере, как демарш…

- Вообще-то, мы должны были уйти еще в январе 2015 года. Остаться нас попросил ФУГИ. Он попросил сдать отчет и потом уже уйти. Касательно наших финансовых результатов, то тут есть спорный момент. Мы сдали отчет главе ФУГИ, человеку, который имеет огромный опыт в управлении. Дуйшенбек Ирсалиев его принял и поблагодарил нас за работу. Но почему-то этот отчет не устраивает наш Совет директоров. Мы с ними разговариваем на разных языках.

- Раз уже речь зашла о выполнении поставленных задач. Расскажите, что именно ваша команда должна была сделать?

- В Национальной стратегии устойчивого развития перед «Кыргызтелекомом» стояли две задачи. Это окончание проекта по прокладке волоконно-оптической линии связи Бишкек - Ош и запуск цифрового телевидения. Касательно ВОЛС – физически стык состоялся. Все южные регионы получают нормальный Интернет и ЗОР-ТВ. Первый этап проекта по запуску в Кыргызстане цифрового телевидения мы тоже закончили. Запустили не только цифровое телевидение в европейском стандарте, но и спутниковое. И сейчас кыргызские телеканалы могут смотреть от Турции до Камчатки.

- Что касается цифрового телевидения, вас обвиняли в нарушениях во время тендера…

- Да, было такое. В нацстратегии на создание цифрового телевидения в КР было заложено $27 миллионов. Я работаю в госорганах давно и знаю, что такое брать деньги из госбюджета. Мы пришли к выводу, что должны своими силами запустить цифровое ТВ. Провели тендер, и победителем была признана украинская компания «Квантэфир». Она предложила $2,6 миллиона. Второй результат был у китайской компании, которая предложила чуть больше $5 миллионов. Победитель налицо. После тендера начались обвинения в мой адрес. Я могу прямо сказать, что и ко мне заходили люди, предлагали деньги. Но я не собираюсь пачкать свое имя и сидеть в тюрьме из-за любой суммы денег.

- А что коллектив? Как изменилась обстановка за время вашего руководства?

- Когда мы только пришли, люди не получали зарплату вовремя. Есть такой управленческий механизм: если ты знаешь, что зарплата маленькая, то не выдавай ее вовремя. Когда человек получает ее, он не считает, сколько получил, он рад тому, что зарплата вообще есть. Первым делом мы в первый же месяц начали выдавать зарплату вовремя. И у людей была эйфория от этого. Я знаю, что это может продолжаться в течение какого-то времени, максимум до полугода. А потом человек начинает спрашивать: а почему так мало? И тут мы вступаем в диалог с коллективом. А что ты сделал для того, чтобы было много? И тут начинается разговор о продукте.

- И разговор оказался успешным?

- Более чем. В «Кыргызтелекоме» всегда отсутствовал праздник. Сейчас мы изменили подход. Мы открываем сервис-центры, решаем социальные вопросы. Мы стараемся организовывать праздники, чтобы каждый сотрудник чувствовал причастность к нему. Например, мы пригласили в наш филиал в Токтогуле премьер-министра. Сотрудники смогли с ним пообщаться. Я благодарен коллективу за то, что они выполняют поставленные перед ними задачи. Я понимаю, что тяжело в течение года перевести более 4 тысяч человек на клиентоориентированность. Мы провели в прошлом году учебные тренинги в БГТС, чтобы наши сотрудники научились нормально общаться с людьми. Наши сервисы пока не совершенны. Но ситуация меняется. Раньше делалась работа ради работы, сейчас идет работа ради продукта.

- Что еще считаете достижением своей команды?

- Мы запустили куранты. Громадный пиар-шаг нам обошелся всего в 30 тысяч сомов. Это делали наши сотрудники. Куранты молчали порядка 16-17 лет. Нашим сотрудникам удалось их оживить, за что я им очень благодарен. Большим вопросом было отделение РПО РМТР (республиканское объединение радиорелейных магистралей телевидения и радиовещания). Изначально складывался конфликт, но после диалога мы пришли к взаимопониманию.

- СД уже представил своих кандидатов в руководство компании. Как вы к ним относитесь?

- К тем кандидатурам, которые они предложили, у меня претензий нет. Это бывшие сотрудники «Кыргызтелекома». Я могу сказать честно, что они гораздо лучшие связисты, чем я. Но касательно их менеджерских способностей – без комментариев.

Популярные новости
Бизнес