21:10
USD 84.81
EUR 101.79
RUB 1.14

«Дружба» Финразведки и Финпола: в свою пользу, но против бизнеса и инвесторов

История с арестом счетов Араванского хлопкового завода — пример того, что госорганы используют свою власть не для защиты интересов страны, а для надуманных обвинений бизнеса. Причем случай этот не единичный.

Закон о противодействии легализации преступных доходов используют против добросовестного бизнеса.

«Я несколько раз писал про историю Араванского хлопкового завода. И опубликованные на прошлой неделе документы еще раз доказывают факт существования масштабной коррупционной схемы, которую наладило прежнее руководство Госфинразведки с прежним руководством Финансовой полиции», — отмечает блогер Сергей Джуманов.

Он рассказал, как работает эта схема.

Все переводы под контролем

Все начинается с Финансовой разведки. Туда от коммерческих банков поступают сообщения о проводимых их клиентами операциях. Чтобы у самих финансово-кредитных учреждений не было проблем с силовиками, они сообщают практически обо всех крупных операциях. Даже если в денежных переводах нет никаких признаков подозрительности, о них все равно будет знать Финразведка.

На семинарах в учебном центре Госслужбы финансовой разведки (ГСФР) банкиров за последние три года достаточно запугали на эту тему.

Сергей Джуманов

По идее в ГСФР должны изучать эти операции на предмет попыток легализации преступных доходов. Но вот на практике, уверен блогер, все сводилось к тому, чтобы выбрать самые крупные перечисления. На них служба составляла досье, пытаясь выделить признаки «подозрительности» операций. И вот на этом основании силовые структуры могли бы потом арестовывать счета, посчитав деньги отмытыми преступными доходами.

Возьмем в пример истории с Араванским хлопковым заводом. В постановлении об аресте счетов предприятия говорится о «материале», собранном той самой Финансовой разведкой. Но что же это за материал такой? В законе о борьбе с отмыванием преступных доходов указано: «обобщенный материал — документ, содержащий информацию о подозрении в осуществлении финансирования террористической деятельности или легализации (отмывания) преступных доходов и связанных с ней предикатных преступлений, подготовленный органом финансовой разведки по результатам анализа сообщений об операциях (сделках) и иной информации».

Это значит, что в «материале» Финразведка должна была показать, что есть информация о каком-то преступлении и каком-то преступном доходе.

Конечно, никаких голословных обвинений здесь быть не может. ГСФР должна была серьезно обосновать преступное происхождение российских инвестиций. Но у Араванского завода все хорошо с отчетностью. Да и у российского кредитора тоже нет проблем с властями. Тогда в чем же дело?

Неясно — значит подозрительно

В случае с Араванским хлопковым заводом основания, которые обнаружила Финразведка и на которые ссылается Финпол, непонятны. Оказывается, поводом для ареста счетов было то, что «по сведениям банка не совсем ясен характер сделок». А еще «нет документарного подтверждения источника указанных сумм».

Суть якобы подозрительных операций была в том, что Араванский завод получил из России несколько займов и часть суммы сам же дал в заем другому лицу на какое-то другое производство.

Но ведь заем, смысл которого непонятен финразведчику, не является преступлением. Где же само преступление, признаки которого углядели в ГСФР? Ни в одном документе о нем нет ни слова.

Либо плати, либо арестуем счета

«В этой схеме, обкатанной много раз, материал из Госфинразведки отправлялся в Финпол. А уже ГСБЭП арестовывала все деньги компании и начинала ждать гонцов от нее. Затем с бизнесом обсуждали условия, при которых Финпол готов был признать деньги легальными. Полученные отступные, разумеется, предполагалось делить. Не знаю, работает ли схема сейчас, но при прежних начальниках ГСБЭП и ГСФР она функционировала очень активно», — рассказывает Сергей Джуманов.

При этом блогер отмечает, что счета несговорчивых бизнесменов могли арестовать, назначить налоговую проверку. Ее итогом чаще всего становилось то, что найденные средства называли неучтенной прибылью.

«В любом случае на бизнес давили, несмотря на наличие документов или аргументов в оправдание. Выход был только один — договариваться. Араванский завод упорно не хотел понимать намеки и отбивался по закону. В августе 2020 года он получил из Санкт-Петербурга справку от полиции о том, что никаких нарушений по части уголовного закона у российского кредитора, то есть у источника происхождения денег, нет», — подчеркнул Сергей Джуманов.

Дальше по идее дело должны были закрыть, деньги освободить от ареста. Должны были быть предприняты меры против сотрудников Финразведки и Финпола, которые арестовали счета без наличия доказательств. Но до сих пор никаких действий нет. А ведь новый глава ГСБЭП Сыймык Жапыкеев публично заявил, что будет бороться с коррупционными проявлениями во вверенной ему структуре и защищать добросовестный бизнес.

«Вот вам схема. Боритесь. Увольте следователя, освободите из-под ареста средства российского инвестора и извинитесь за то, что возглавляемый вами орган творил с этой компанией беспредел целых два года. А желательно еще и возместить убытки», — предложил Сергей Джуманов.

Уже в ближайшие дни президент Кыргызстана Садыр Жапаров полетит в Россию с официальным визитом. Скорее всего, он будет просить руководство РФ о финансовой помощи. В Кыргызстане сейчас крайне сложная экономическая ситуация, а средства готовы давать россияне. Остро мы нуждаемся и в частных инвестициях из РФ. Но пока творится подобный беспредел, для любых, в том числе российских, частных компаний очевидно, что никакие инвестиции в Кыргызстан направлять нельзя. Это просто опасно. Можно нарваться на силовиков, которые все арестуют и которые не думают об инвестиционном имидже страны.

Популярные новости
Бизнес
3 марта, среда