18:25
USD 68.16
EUR 80.04
RUB 1.09

Будни проститутки: за что хорошо платят, но бьют и ломают пальцы

Наш календарь сплошь состоит из памятных дат, иногда довольно странных. Сегодня одна из них: 17 декабря — Международный день защиты секс-работниц от насилия и жестокости.

На наш запрос о том, как часто представительницы древнейшей профессии, пострадавшие от насилия и жестокости, обращаются в милицию и с заявлениями какого рода, в МВД предоставили скупую информацию на одном листе.

О реальном положении дел ИА «24.kg» рассказала сама работница коммерческого секса.

Моя милиция меня бережет

Скупой ответ МВД можно объяснить тем, что в нашей стране проституция не запрещена и не легализована. Официально ее нет, поэтому не ведется статистика, касающаяся этой сферы жизни. А чтобы эффективно бороться с этим негативным явлением, правоохранительным органам нужен закон, запрещающий занятие проституцией.

Тем не менее, в структуре МВД в Службе криминальной милиции есть группы по организации борьбы с торговлей людьми и преступлениями против общественной нравственности.

В 2017 году в милицию поступили заявления от двух работниц коммерческого секса, по которым были возбуждены уголовные дела по статье 261 (вовлечение в занятие проституцией) УК КР. Еще по 12 заявлениям от них были возбуждены дела по статье 168 (разбой).

Нередко женщины обращаются с заявлениями о том, что их обокрали, ограбили или вымогают деньги.

«Работницы коммерческого секса обращаются в милицию по фактам нарушения их прав и совершения преступлений в отношении них так же, как и все граждане. Органы внутренних дел являются гарантом защиты каждого человека независимо от его гражданства, социального, имущественного и иного положения, расовой или национальной принадлежности, пола, возраста, образования и языка, отношения к религии, политических и иных убеждений, рода и характера занятий», — сказано в ответе.

«Милиция придет на помощь каждому, кто нуждается в ее защите от преступных и иных противоправных посягательств, и по каждому сообщению о происшествии или преступлении будет принято законное и обоснованное решение», — пишет МВД.

Обращаются как с мусором

Алина (имя изменено) занимается проституцией уже много лет. Сколько — точно не помнит. Утверждает, что по паспорту ей 26. Пришлось пообещать, что не буду называть ни ее настоящего имени, ни того, где и как ее встретила. Она не разрешила даже записать наш разговор на диктофон. «Откуда я знаю, вдруг вы запись в Интернет закинете?» — предположила недоверчивая собеседница.

По ее словам, насилию и жестокости работницы коммерческого секса подвергаются каждый день.

С проститутками мужчины обращаются так, как не могут позволить вести себя с другими женщинами.

«Прям, как мусор, пинают некоторые», — рассказывает она.

Но, уверяет она, это еще не самое ужасное.

По кривой дорожке

Алина, как и большинство тех, кто продает свое тело, вышла из неблагополучной семьи. Когда она была несовершеннолетней, ее изнасиловал отчим. Узнав об этом, мать поспешила не развестись с насильником дочери, а отправить девушку жить к своей сестре в Бишкек.

Тетя часто попрекала племянницу куском хлеба. Своих детей было сложно прокормить, а тут уже почти взрослая родственница села на шею. Алина стала искать работу. Подруга, у которой тетка трудоустраивала в Турции кыргызов, предложила поработать ей там няней.

Няней работала недолго, потому что не платили. А когда она потребовала зарплату, сказали, чтобы радовалась тому, что есть крыша над головой и еда.

А потом и вовсе выгнали из дома, сказав, что если она обратится в полицию, они заявят, что Алина украла у них деньги и золото.

Тетя подруги, которой позвонила Алина, назвала адрес, где она могла временно пожить, пока не найдет работу. В небольшой двухкомнатной квартире ютились 12 женщин из Кыргызстана. Одна из них предложила работу в борделе. Сначала девушка отказалась, но нужно было платить часть денег за квартиру или съезжать. А та женщина каждый день рассказывала, что немало ее знакомых, пару месяцев поработав в борделе, сумели накопить денег на бизнес в Бишкеке. Молодая и глупая Алина, подумав несколько дней, согласилась. Идти на улицу боялась, а денег на билет до Бишкека не было.

Очнулась... гипс

По ее рассказам, клиенты приходили к ним ухоженные, от них всегда приятно пахло, мужчины были аккуратно одеты, но... отличались жестокостью.

Правда, чем изощреннее они издевались над проститутками, тем больше оставляли денег.

Последней каплей, переполнившей чашу терпения Алины, стало то, что один из клиентов переломал ей все пальцы на одной руке и одной ноге.

К этому времени она сумела накопить всего $550. На это ушло четыре месяца. А ведь сутенерша обещала, что она будет зарабатывать $550 в день.

Мы никому не могли пожаловаться. Нам говорили, что в чужой стране у нас нет прав. И их полиции до нас дела нет. Если мы обратимся, то полицейские сами подкинут нам наркотики и посадят на много лет. Поэтому что бы клиент ни сделал, приходилось терпеть, иначе бы не заплатили деньги. Вот и молчали все и молились о том, чтобы поскорей закончилось.

Алине наложили гипс. Отлежавшись немного, она собрала вещи и поехала в аэропорт. Купила билет на первый же рейс и прилетела в Бишкек.

Местная специфика

Ехать к тете не захотела. В дом, где живет ненавистный отчим, тем более. Спросила у таксиста, где самые дешевые гостиницы. Он привез ее на улицу рядом с Ошским рынком, по обе стороны которой расположились притоны, помог девушке найти комнату.

Комната эта принадлежала притону, только вход в нее был отдельный. Но позже Алина стала там работать.

В Кыргызстане мужчины не жестокие. С ними даже поговорить можно. Но к нам все равно они относятся плохо. Толкают иногда, пинают, матерят, но хотя бы руки-ноги не ломают, не избивают.

Рассказывая, Алина курит одну сигарету за другой — без остановки.

По ее словам, здесь и держатели притонов не такие жестокие.

«Вам надо было у Ажары интервью взять. Ей почему-то часто жестокие клиенты попадаются. Жалко, сейчас ее нет. Но нам здесь можно заявления на клиентов писать. Нам разрешают, но мы сами не пишем. Мы же законов не знаем. И потом клиенты, которые бьют, потом нам на руки деньги дают отдельно. Потому что себя виноватыми чувствуют», — говорит она.

— Сколько же платят, если изобьют?

— По-разному: 200, 500, 1000 сомов иногда.

Внешне Алина очень симпатичная девушка с приятным голосом. Так и хочется подставить ей плечо, помочь найти другую работу, забрать из этого страшного места, больно уж оно не подходит ей. Но... хочет ли она сама этого? Будь так, она могла бы давно покинуть притон. Насильно же ее не держат.

Тогда почему Алина позволяет унижать себя, топтать, бить, но не меняет свою жизнь? Неужели у нее нет мечты? Оказалось, есть.

Она хочет, чтобы ей попался какой-нибудь красивый и богатый клиент, влюбился в нее и женился. Как иногда в кино случается. А трудиться девушка и не думает.

Популярные новости
Бизнес