01:18
USD 69.85
EUR 79.07
RUB 1.05

Детям-инвалидам в школе не место?

Только потому, что у ребенка детский церебральный паралич (ДЦП), его исключили из обычной школы.

«Первого сентября третьеклассник Ваня (имя изменено), как и все сверстники, пошел в школу. Проучился он всего три дня, после чего директор образовательного учреждения отправила ребенка вместе с матерью на психолого-медико-педагогическую консультацию (ПМПК). В этом году мальчик не смог выполнить на уроке физкультуры какое-то упражнение, и мама принесла справку об освобождении. Администрация школы подняла документы Ивана и обнаружила наличие диагноза ДЦП. На время разбирательства ребенка безосновательно отстранили от учебы. Встал вопрос о его отчислении. В школе сказали, что Ваня не усваивал программу и его даже хотели оставить на второй год», - рассказали ИА «24.kg» в Ассоциации родителей детей-инвалидов (АРДИ).

«Мальчик окончил второй класс с одной лишь «тройкой» - по кыргызскому языку. А тут появились три «двойки» за четвертую четверть. Обычно в педагогической практике детям в младших классах «неуд» за четверть не ставят. На вопрос родителя, почему их не поставили в известность еще в мае, директор ответила: «Школа диктует условия, а не родители». Хорошо, что женщина узнала о нашей организации. Мы помогли восстановить ребенка. Однако на классного руководителя начали оказывать давление, с родителей собрали подписи, чтобы этот мальчик не учился вместе с их детьми. Услышав об этом, Иван наотрез отказался идти в этот класс. И мама была вынуждена перевести его в другую школу», - добавили в АРДИ.

«У нас система образования построена так, чтобы всячески препятствовать обучению детей с инвалидностью в массовой школе. Вместо того чтобы вводить детей в социум, привлекать и развивать их в обществе, на родителей оказывают такое психологическое давление, что не каждый может выдержать. У многих родителей опускаются руки, они с детьми остаются один на один со своими проблемами, что влияет на дальнейшую судьбу многих лиц с инвалидностью», - отмечают в ассоциации.

Юрист АРДИ Зейнеп Дыйканбаева отмечает, что в обычные школы берут детей только с легкой формой инвалидности, с сохранным интеллектом. В остальных же случаях детям предлагают коррекционные классы, учебу на дому или в специализированных школах. «Даже если у ребенка сохранный интеллект, но он на коляске, ему рекомендуют надомное обучение. К сожалению, ни одна школа не доступна таким детям физически. Тут целый комплекс проблем - нехватка специалистов, технического оснащения, недостаточная квалификация учителей. И сами директора школ не заинтересованы: такой ребенок, как правило, не платит за учебники и обучение», - говорит она.

Законодательные пробелы

Некоторых подростков и вовсе не берут в школы, пока кто-то сверху не укажет на пробелы. Прокуратура Кочкорского района Нарынской области зафиксировала нарушение требований Кодекса КР «О детях». По ее данным, учеников средней школы имени Мырзабекова (село Кум-Добо) с ограниченными возможностями здоровья Ж.Ж., Б.Ж., К.С. и К.Ш. не привлекли к учебе до 15 сентября. Только после внесенного прокуратурой представления дети начали обучаться на дому по программе инклюзивного образования.

По словам председателя общественного объединения родителей детей-аутистов «Рука в руке» Жылдыз Садыковой, в стране много говорят об инклюзивном образовании, но фактически его нет. «Во-первых, нет нормативных документов. Даже в законе «Об образовании» слово «инклюзия» не прописано. И если детей и берут в обычные классы, то это просто директора идут навстречу родителям, из жалости. Это в регионах. А в городе детям с инвалидностью очень трудно попасть в школы, ПМПК не пропускает. Иногда для больных детей важны не столько академические знания, сколько социальная адаптация, подготовка к жизни», - рассказала она ИА «24.kg».

«В этом году мы договорились с одной частной школой, и они приняли детей, у которых нормальные академические знания, но проблемное поведение в связи с диагнозом. Весь педколлектив обучили, как вести себя с такими детьми. Но это не афишируют, потому что родители будут против. Они не хотят, чтобы «какие-то инвалиды или аутисты» учились с их «нормальными» детьми», - добавила председатель ОО.

«Больной ребенок - в зависимости от диагноза - все равно будет отставать от программы. Ему нужна дополнительная  помощь. На какие-то предметы он может ходить, а на какие-то нет. Но законодательно это никак не прописано. А домашнее обучение организовано настолько формально! Некоторые сидят в шестом классе, а программу и за второй класс еле-еле осваивают. Но в журналах будут писать и переводить ребенка из класса в класс, потому что родители как-то договариваются, подарки делают. В нашем обществе еще у самих мам и пап большая стигма, некоторым плевать на все, лишь бы какую-то корочку получить. А знает ли что-то ребенок, полезно ли ему - особо над этим не задумываются», - отмечает Жылдыз Садыкова.

Не инклюзивное, а интегрированное

Согласно Закону КР «О дошкольном образовании» инклюзивное образование обеспечивает его доступность детям уязвимых категорий, в том числе со специальными нуждами, с учетом создания условий для их обучения. По данным Министерства образования и науки, сейчас вносятся изменения в Закон «Об образовании», также включающие понятие инклюзии.

По мнению Зейнеп Дыйканбаевой, это направление в республике только зарождается. «Сейчас обучение не инклюзивное, а интегрированное, то есть когда ребенка с инвалидностью пытаются внедрить уже в существующую систему, если он может учиться. И у нас есть успешные истории, когда человек оканчивает школу или вуз, - отмечает она. - Сейчас есть классы коррекции – очень хорошая альтернатива, но это тоже не является инклюзивным образованием. Оно подразумевает, что обычные ребята и дети с инвалидностью учатся в общеобразовательной школе по общеобразовательной программе. Например, как на Западе.

Ребенок с синдромом Дауна там учится в общеобразовательной школе. У него рядом есть помощник, индивидуальный педагог, это тьюторство. У него своя программа. Он может приходить в класс только на рисование или пение, что он может осваивать вместе с другими детьми. Или может сидеть в этом же классе, но тьюторы его сопровождают.

Необходимо сделать все, чтобы помочь ребенку с инвалидностью получить образование с учетом его потребностей и возможностей. Если он не усваивает один уровень, нужно подобрать облегченный вариант».

По данным Министерства социального развития, в Кыргызстане зарегистрировано 28 тысяч детей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ). Однако Жылдыз Садыкова считает, что их гораздо больше, поскольку статистика говорит только о тех, кто официально прошел через МСЭК и получил инвалидность: «У нас очень много детей с ОВЗ, которых родители просто не водят на эти МСЭКи из-за сложностей. Например, детей с аутизмом направляют в Республиканский центр психического здоровья под наблюдение, недели на две минимум. А новая обстановка, новые люди для них – очень большой стресс, могут быть взрывы проблемного поведения. Им там делают успокаивающие уколы, мамочки рыдают, что ребенок забыл даже то, что умел. Так люди годами не проходят МСЭК».

«Получить хорошее образование – очень важно для людей с инвалидностью, - подчеркивает Зейнеп Дыйканбаева. - Ведь у них меньше перспектив в жизни, меньше физических возможностей в силу проблем со здоровьем. А у любого образованного человека больше шансов реализоваться».

Популярные новости
Бизнес