15:49
USD 68.90
EUR 80.95
RUB 1.04

Экономика.kg: печальные итоги, смутные перспективы. Часть I

Экономика Кыргызстана последние два года не в самом выигрышном положении. Успехи 2013-го, когда ВВП по итогам года вырос на 10 процентов, нам повторить не удалось. И даже больше: за минувшие два года показатели отечественной экономики упали в разы. Масла в огонь подлил и евразийский вектор страны, который заставляет республику отойти от реэкспорта и заняться развитием производства. Мы понимаем, что ситуация патовая, но меняться не хотим.

Рост по нисходящей

По итогам 2014 года рост ВВП в Кыргызстане составил 3,6 процента. Общий объем внутреннего валового продукта - 397,3 миллиарда сомов. При этом выпуск промышленной продукции по сравнению с 2013-м сократился на 1,6 процента – до 167 миллиардов сомов. Это связано с падением производства на предприятиях по разработке месторождения Кумтор. Без них рост составил 3,4 процента.

Явно не такого развития событий ждало правительство, окрыленное показателями 2013-го. Как ни призывали эксперты кабинет министров спуститься с небес, он сделал это лишь ближе к концу 2014-го. На тот момент было бесполезно отрицать очевидное: повторения прыжка не будет. Однако власти старались сохранить оптимизм, убеждая население в том, что лучшее впереди. На 2015 год они запланировали рост ВВП в 4,5 процента. Однако мировые эксперты не спешили радовать прогнозами. Европейский банк реконструкции и развития спрогнозировал замедление роста ВВП Кыргызстана в 2015-м до 3,2 процента.

Они в итоге и оказалась ближе к реальности. По итогам 11 месяцев 2015 года ВВП страны сложился в 373,3 миллиарда сомов с ростом 3,6 процента. К концу года показатель, скорее всего, будет в районе трех процентов.

Стабильное снижение производства наблюдается практически во всех отраслях экономики. Причины разные, но предсказуемые. Однако кабинет министров вместо предупредительных мер предпочитает «пожарные». В 2015-м от такого вмешательства толку все меньше. Будущий год, похоже, станет для правительства испытанием на прочность. Либо мы научимся воспринимать пессимистичные экспертные прогнозы и принимать превентивные меры, либо попросту потеряем многие некогда прибыльные отрасли промышленности. А вместе с ними доходов лишится и без того скудный государственный бюджет. Уже сейчас Министерство финансов оценивает возможное выпадение доходов в 6,7-11,2 миллиарда сомов. Если еще прибавить риски неполучения внешних займов, то картина и вовсе печальна.

Евразийский пинок

Самым важным событием 2014-го стало подписание договора о присоединении Кыргызстана к Евразийскому экономическому союзу. Под его впечатлением власти прожили весь 2015 год. Но история с евразийским вектором не закончилась до сих пор. Когда завершится адаптация страны к требованиям, принципам и правилам ЕАЭС, сейчас, наверное, не возьмется говорить ни один эксперт. Слишком зыбкими на деле оказываются обещания и договоренности.

Официально вступить в Евразийский экономический союз Кыргызстан собирался в мае 2015-го. Руководство страны всеми силами пыталось завершить все процедуры в кратчайшие сроки. Но первое заседание ЕАЭС на уровне глав правительств, состоявшееся в Москве 6 февраля 2015 года, показало, что достичь желаемого так быстро не удастся. Камнем преткновения стали дополнительные протоколы к договору о евразийской интеграции Кыргызстана. У страны оставались расхождения со странами ЕАЭС и Евразийской экономической комиссией по шести ключевым вопросам. В том числе три вопроса стратегического и социального характера.

Договориться по всем пунктам ни премьерам, ни президентам в мае не удалось. Ратификация договора о ЕАЭС затянулась на все лето. В результате Кыргызстан официально стал полноправным участником союза лишь 12 августа 2015-го. Именно тогда открылась таможенная граница между Кыргызстаном и Казахстаном. Предприниматели, которые до этого терпели колоссальные убытки из-за закрытых границ с соседями, и таможенники с налоговиками вздохнули с облегчением. И зря. 

Во-первых, наша овощная и животноводческая продукция на тот момент по-прежнему оставалась под запретом для экспорта в ЕАЭС. Санитарный и фитосанитарный контроль на кыргызско-казахской границе сняли лишь 20 ноября, в день стодневного пребывания КР в составе союза. А вот ветеринарные посты не сняты по сей день. В вопрос пришлось вмешиваться президенту Алмазбеку Атамбаеву, но результата пока нет. Партнеры попросту боятся пускать наше мясо в свои страны. Регулярные вспышки различных болезней животных не дают экологически чистому продукту из КР попасть в ЕАЭС.

Но шок ждал не только потенциальных экспортеров, но и тех, кто привык продавать товар исключительно на внутренних рынках. После открытия таможенных границ в страну хлынул поток контрабанды. Правительство вынужденно выставляло дополнительные посты на границах и приняло ряд мер по поддержке отечественного производителя. Сейчас ситуация более или менее стабильная, однако предприниматели до сих пор не могут оправиться от шока.

Российские финансы с кыргызским акцентом

Кыргызстан практически все годы независимости ходит с протянутой рукой. Можно долго спорить о причинах, но факт остается фактом: мы не в состоянии сами реализовать крупные инвестиционные проекты. Как и поддерживать собственное производство за счет бюджета. Вот и приходится просить помощи у богатых соседей. В последние годы абсолютным лидером по объему инвестиций в экономику КР остается Россия. Однако экономический кризис в РФ внес коррективы в ее кыргызские проекты.

В 2014 году завершилась эпопея с передачей «Кыргызгаза» российскому «Газпрому» за символический $1. Первыми насладились жителя юга, когда после нескольких месяцев в их дома начал поступать газ. Дальше – больше. В начале года в страну приехал председатель правления ОАО «Газпром» Алексей Миллер. Он представил программу газификации Кыргызстана, по которой планируется к 2030 году обеспечить голубым топливом 60 процентов республики. В проект вложат рекордные 45,5 миллиарда рублей. Идея хорошая, но радоваться только разговорам о будущих «ништяках» мы давно отвыкли. Тем более что с презентацией программы газификации совпали проблемы с другим крупным инфраструктурным проектом, который реализуется за счет российских денег.

Речь о строительстве Верхненарынского каскада ГЭС. Первые сообщения о том, что со стройкой века не все гладко, стали поступать в начале 2015-го. Соглашение о каскаде подписали еще в 2012 году во время визита в КР Владимира Путина. Реализует его компания «Русгидро». По проекту каскад должен состоять из четырех гидроэлектростанций общей мощностью 237 мегаватт. Его строительство практически остановилось в начале 2015-го.

Тогда все шишки достались кыргызскому правительству. Дескать, россияне и рады бы строить, да земли под каскад еще не выделили. У суверенного Кыргызстана до истории с Верхненарынским каскадом действительно не было опыта отвода земель под стройку. Процесс этот сложный и требует не только сверхточных расчетов, но и денег для расселения жителей, чьи дома попадут в зону затопления. В течение года вопрос землеотвода с трудом, но решился. Чего нельзя сказать о финансах. Деньги вроде бы начали поступать в проект, но во второй половине года. В итоге запуск первой ГЭС отложили примерно на год. Вместо 2016-го Ак-Булунская станция должна заработать в 2017-м. Если, конечно, финансовая ситуация у партнера вновь не ухудшится.

Еще один крупный финансовый проект России в Кыргызстане связан со вступлением страны в Евразийский экономический союз. Эксперты и власти еще на этапе обсуждения договора о ЕАЭС говорили, что КР нужна поддержка для реанимации собственной промышленности. Иного способа выжить у нашей экономики нет. России партнер с вечными экономическими проблемами тоже не особо нужен. В итоге создали Российско-Кыргызскый фонд развития с уставным капиталом в $1 миллиард. Надежды на него были колоссальные. Однако события 2015-го показали, что халявных денег больше не будет.

Сначала фонд долго и упорно - почти год - формировал свою структуру. К концу первого полугодия заговорили о том, кто же может рассчитывать на его поддержку. И тут эйфория прошла. Выяснилось, что РКФР будет выдавать кредиты от $3 миллионов и выше, дабы не создавать конкуренцию работающим в стране коммерческим банкам. Вот те на! Фактически получалось, что 80 процентов предпринимателей могут даже не мечтать о льготных деньгах. Все чаще стали раздаваться возгласы недовольства. Зачем стране такой фонд, если он поможет единицам в лице крупных компаний? А как быть малому и среднему бизнесу? Ведь именно они на грани вымирания из-за евразийских условий.

Пришлось пойти на уступки. В сентябре через два государственных банка запустили программу льготного кредитования для малого и среднего бизнеса. Всего на нее выделили 1,2 миллиарда сомов. За три месяца одобрили заявки на 58 процентов от этой суммы. Большая часть проектов - в сфере переработки сельхозпродукции. Не самые быстрые темпы освоения средств, но хоть какое-то использование выделенных денег. А по линии самого фонда за год размышлений и изучения заявок одобрили и профинансировали лишь один проект. Фонд подписал соглашение о кредитовании сельскохозяйственного проекта на $2,8 миллиона. Общая его стоимость - $7,2 миллиона. Планируется, что РКФР выделит средства в три этапа. Похвально, конечно, но такими темпами производство в КР умрет раньше, чем получит так необходимые ему средства.

Популярные новости
Бизнес