00:23
USD 69.74
EUR 79.24
RUB 1.05

Страхи, риски, отсутствие гарантий... Почему инвестор не хочет идти в Кыргызстан

Чиновники всех рангов не устают заверять, что Кыргызстан — это рай для инвесторов. Однако бизнесмены красивым речам не верят и не очень-то торопятся вкладывать свои кровные в экономику республики. Тем более что гарантий хотя бы возврата этих средств нет никаких.

Бегут из страны

По данным Национального статистического комитета, приток прямых иностранных инвестиций в январе — сентябре 2018 года сложился в размере $344,9 миллиона. По сравнению с аналогичным периодом 2017-го показатель сократился на 31,5 процента. А отток инвестиций составил $328,1 миллиона.

Фактически за три квартала прошлого года чистый приток инвестиций оценивается лишь в $16,8 миллиона.

В структуре прямых иностранных инвестиций отмечалось снижение объемов всех составляющих, за исключением взносов в собственный капитал и торговых кредитов.

Можно было бы, конечно, списать все на неудачный год, но и сравнение данных последних семи лет тоже говорит совсем не в пользу Кыргызстана. Приток прямых иностранных инвестиций в 2017 году составил $616,8 миллиона, снизившись по сравнению с 2016-м на 24,2 процента, а по сравнению с 2013-м — на целых 36 процентов.

В 2014 году поступления всех прямых иностранных инвестиций обеспечивали 142 компании, в 2015-м — 127, в 2016-м — 99. В 2017 году количество иностранных организаций, которые вкладывают деньги в страну, выросло. Их стало 115, а по итогам девяти месяцев 2018-го — 137.

Казалось бы, идет рост количества компаний, но при этом объем денег, которые они инвестируют, падает. Если в 2014 году на каждое предприятие приходилось по $5,1 миллиона, то по итогам прошлого года в два раза меньше — $2,5 миллиона.

Чего боится инвестор?

Агентство по продвижению и защите инвестиций (АПЗИ) сухие цифры статистики не пугают. Более того, ведомство продолжает оптимистично заявлять, что замечательно работает. Например, в 2018 году запущены девять инвестиционных проектов на $28,2 миллиона. Еще 21 проект находится в разработке.

А падение притока иностранных инвестиций на треть чиновники агентства объясняют… мировой тенденцией.

«Если во всем мире объем инвестиций снизился на 23 процента, в развитых государствах — до 35-37 процентов, в странах с переходной экономикой, то есть в таких, как Кыргызстан, снижение составляет 23 процента», — заявил журналистам директор АПЗИ Адилбек уулу Шумкарбек.

Правда, более детальные расспросы рисуют совсем иную картину. Прежде чем вложить деньги, инвестор смотрит на время реализации проекта, безопасность вложений и рентабельность. А еще он смотрит на то, как защищают иностранный бизнес, который уже работает в республике. Кыргызстану в этом плане похвастать нечем.

«За последние год и два в связи с восприятием местного населения и неактивностью органов МСУ компании сворачивали свою деятельность и уходили. Или же инвесторы в течение трех-четырех лет не могут реализовать свои проекты. Это влияет на информационный фон, и многие принимают решение не инвестировать в страну», — признался Адилбек уулу Шумкарбек.

А если добавить к этому коктейлю неопределенность с соглашением по Кумтору, крупные штрафы Джерую, судебные разбирательства по Верхненарынскому каскаду ГЭС и митинги против разработки недр и китайского присутствия в республике, то картина становится и вовсе печальной.

Из реализованных в прошлом году инвестиционных проектов 35 процентов приходится на Китай.

Однако даже эта страна постепенно уменьшает свое присутствие в Кыргызстане. Если до 2015-го сумма ежегодных вложений доходила до $500 миллионов, то после она снизилась до $300 миллионов в год.

С 2015 года в КНР идет активное регулирование того финансового сектора, который предусматривал легкий способ выдачи средств в банках. Это отразилось на менее консервативных инвесторах, которые могли вкладывать до $5-10 миллионов.

Адилбек уулу Шумкарбек

Гарантий нет никаких

Инвесторы при вложении денег в любом случае идут на риск. И в случае с Кыргызстаном бывают моменты, когда иностранные компании просят гарантии государства в сохранности этих средств. Доходит до того, что инвестор просит 100-процентные финансовые гарантии своих вложений. Однако республика предоставить их не может.

Мы таким инвесторам отказываем, потому как считаем, что это «инвесторы-контрактеры», подрядчики, которые ищут реализацию проектов за счет государственных средств или средств доноров. Но инвестор должен быть готов пойти на риск.

Адилбек уулу Шумкарбек

Результат такой политики виден невооруженным глазом. Предприятия, рискнувшие зайти в Кыргызстан, остаются один на один со своими проблемами. И сколько бы власти ни говорили об обратном, история с добытчиками недр лучшее тому подтверждение. И еще: посчитать крупные компании с мировым именем, которые вложили средства в страну, можно буквально по пальцам. Отчасти, конечно, это связано с тем, что республика слишком маленькая. Но во многом такая политика объясняется неуверенностью в сохранности денег.

Государство это понимает, однако сделать ничего не может. Государственный долг Кыргызстана стабильно растет. Пик выплат по внешнему долгу приближается. У нас просто нет денег, чтобы дать финансовую бюджетную гарантию инвестору, каким бы хорошим и надежным он ни был.

В соответствии со среднесрочной стратегией управления внешним долгом государство полностью отказывается от предоставления финансовых гарантий. Соответственно, инвестор, который входит в нашу страну, должен полностью на свой страх и риск, в том числе и финансовый, инвестировать сбережения.

Адилбек уулу Шумкарбек

Пожалуй, это все, что стоит знать о защите инвестиций и бизнеса в республике.

Популярные новости
Бизнес