14:58
USD 69.74
EUR 79.24
RUB 1.05

Мелодия Бишкека

Каждая эпоха рождала свои незабываемые образцы градостроительного искусства, которыми гордится все человечество: Тадж-Махал, собор Парижской Богоматери, Московский Кремль… Любуясь ими, кажется, летишь сквозь время и встречаешься с живой историей мира. Архитектуру сравнивают с музыкой, застывшей в камне. Так «звучит» в нашем городе здание столичного театра оперы и балета, построенное в греко-римском архитектурном стиле (дорический ордер). В таком же классическом стиле выстроена наша мэрия (коринфский ордер). В Бишкеке есть чем любоваться. Но звуки архитектурной классики сегодня все чаще заглушаются некой какофонией так называемых точечных застроек, выбивающихся из общей картины. В столице с трудом узнаешь гармонию прежнего зеленого и уютного Фрунзе. Что изменилось, надо ли так уж болеть прошлым, и каким мы увидим город через полвека?

Маленький Урумчи

По мнению архитекторов, силуэт города сегодня жестко ломается: среди малоэтажных застроек хаотично поднимаются высотки, разрушаются бульвары, структура и масштаб города.

«В Италии не найдете ни одного сооружения, которое бы выбивалось из облика города, потому что там жестко работают. Посмотрите, как построили Дом Москвы, это силовые решения, здесь архитекторы принимают участие, но их не слышно. Сейчас решают экономические вопросы. Любое здание могут построить, где хотят. В кармане план детальной планировки (ПДП), а рисуют то, что надо», - говорит доктор архитектуры, профессор, декан факультета архитектуры, дизайна и строительства КРСУ Равиль Муксинов.

«Мы сейчас видим маленький Урумчи, где строили все, что могли строить. Когда открыли границы, туда стекались все инвестиции, - вторит ему докторант КРСУ, зампредседателя Союза архитекторов КР, завкафедрой факультета архитектуры, дизайна и строительства КРСУ Айгуль Насирдинова. - У нас происходит схожая тенденция. Открыли границы, и повалил дешевый строительный материал из Китая, но, пожалуй, инвесторы не поймут, как с нами работать. Это как бурный поток, его не остановить. Этим потоком нужно правильно управлять, и его энергию использовать для пользы горожан». «Никто не доволен таким городом. Это настоящие каменные трущобы, дома друг от друга на расстоянии 5-6 метров, смотрят окно в окно. Ни градостроительные, ни эстетические факторы не учитываются», - отмечает и доцент кафедры факультета архитектуры, дизайна и строительства КРСУ, член правления Союза архитекторов КР Бейсен Кариев.

Город интенсивно застраивается, но единой стилевой направленности в его архитектуре нет, а наблюдается лишь импульсивная, стихийная тенденция к имитации, подражанию одному, другому или третьему. В нынешней ситуации, считают архитекторы, без ошибок и переделок мы не пришли бы ни к какому результату. «Тогда массового строительства не было бы. Теперь мы можем выбирать, можно регулировать», - говорят они.

По мнению Бейсена Кариева, помимо объективных есть три субъективных фактора, которые непосредственно влияют на развитие нашего города. «Первый фактор - это власти в лице мэрии, Госстроя, Бишкекглавархитектуры (БГА), которые определяют градостроительную политику не только в Бишкеке, но и в КР в целом. Второй фактор - специалисты: архитекторы, градостроители, дизайнеры, ряд технических служб, которые обеспечивают город теплом, электричеством, чье влияние тоже велико. И третий фактор – потребители, простые горожане, влияние которых меньше, но возможности у них большие. Во всех трех факторах есть проблемы, которые тормозят наше развитие и превращают город в то, что мы сейчас видим».

Весь мир уже отказывается от точечной застройки города. Архитекторы сходятся в том, что пора начинать проектировать город комплексно, кварталами, а лучше районами, и только потом застраивать. «Как ни странно, сейчас наиболее благоприятная среда в Бишкеке для проживания – в микрорайонах, потому что они цельно спроектированы, - отмечает Бейсен Кариев. - Там и жилье, и соцкультбыт, и вся инфраструктура есть, единственно, их испортили точечными внедрениями. На тот момент это было большое достижение массового социального жилья, нигде в мире оно на таком уровне не строилось. Люди получали хоть и небольшую квартиру, но она была с электричеством, газом, теплом, горячей водой, плюс вся инфраструктура». Чтобы комплексно проектировать, надо, чтобы кто-то об этом думал.

«Бишкекский горкенеш до сих пор не может нормально профинансировать развитие проекта детальной планировки города, чтобы спроектировать и определить его основные параметры. Необходимо 10 миллионов сомов на старт этой процедуры, года четыре муссировали эту тему, и до сих пор толком не начали эту работу», - подчеркивает архитектор. Однако, отмечают специалисты, на сегодня есть и хорошая новость: под влиянием Генпрокуратуры и прочих рычагов Госстрой приостановил строительство 57 точечных объектов, пока ПДП города не будет сделано. Возбуждено 30 уголовных дел по таким объектам с претензиями к БГА, правда, там отвечают, что все вполне законно, а есть лишь противоречия в связи с устаревшими нормативно-правовыми актами.

Жить, как в Баку

Районы под названиями «Лондон», «Париж», «Шанхай» из мазанок, домиков, покрытых толем, спасавших в свое время людей, ушли в небытие. Хотя, может быть, и не абсолютно. Оттуда люди переселились в «хрущевки». В 70-х годах появилось жилье 105-й серии, планировку которого швейцарские архитекторы считают совершенной, а мы к таким домам привыкли и не думаем, что на тот момент они были действительно определенным достижением. В какую же теперь сторону пойдем?  

«С такими районами, как «Черемушки» в Москве, которые раньше гремели, теперь не знают, что делать. Сейчас их по кусочкам разбирают, потому что от плотной застройки уже отказываются, - рассказывает Равиль Муксинов. - В Баку та же самая история. Микрорайоны 404-й серии полностью меняют. Либо за счет реконструкции, когда приводят к классическому стилю, надевая на здания новые «пальто», но внутреннее пространство остается тем же. Либо выкупают у горожан землю, переселяют их временно в другое жилье, сносят дома и строят новые - в классических формах, с богатым материалом, с хорошей планировкой. Тем самым создаются прекрасные условия. И потом возвращают жильцов, которые и экономически заинтересованы: они могут получить деньги за свое жилье, а через год и новую квартиру. Центр вычищается по кварталам, они сносятся, и появляется новый город».

Нам сложно тягаться с богатым Азербайджаном, но архитекторы считают, что инвесторы всегда найдутся, так как этот рынок сверхприбыльный. Стоит вспомнить, например, «Джал Артис», правда, там был почти пустой участок, и сноса не было. Сделали подземные парковки, не увидишь машин во дворах, как везде. Зелень, удобная среда – весь город таким должен быть.

Самое главное, подчеркивают они, горкенешу следует принять решение о механизме выкупа земель и определить их рыночную стоимость, о чем разговор идет лет двенадцать. «Это коммерческое дело: вложив деньги, потом они больше получат. И в казну деньги попадут, и жители будут довольны прекрасным городом, и трущобы сносятся», - рассуждает Бейсен Кариев. По его мнению, новый мэр эту идею поддерживает.

Городская культура

Кто-то любит гулять по Дзержинке весной, кто-то не обходит стороной уголки старого города. Выстраивая модель будущего, мы должны прежде остановить уничтожение исторической памяти города.

«Есть Великий шелковый путь по Жибек Жолу, есть памятники, места, священные для этого города. Мы в современном городе нуждаемся в сакральных точках, - подчеркивает Айгуль Насирдинова, рассказывая о своем проекте-концепции модели развития Бишкека до 2040 года, участвующем в конкурсе ТЮРКСОЙ. - Эта территория развивалась как огромный котел на пересечении разных культур и религий. Я предлагала 12 сакральных точек по истории городской культуры. Был, например, прообраз города Суяб - роскошный город и родина китайского Пушкина Ли Бо. Город страдает от духовной пустоты. Сакральные точки должны были стать духовными ориентирами для молодых». «Людям надо показать старый город, как самое почитаемое место, - Кузнечную крепость, откуда он развивался, поставить границы, насытить среднеазиатским базаром, – делится мыслями–проектами Равиль Муксинов. - Надо сначала зарезервировать исторические места и потом начать воссоздавать их. Мы делали несколько проектов мест, которые следует сохранить как исторический этнопарк, воссоздать ремесленное производство, которое раньше было. Кто же деньги даст на это? Через 25 лет будет уже поздно восстанавливать все то, с чем мы потеряли связь».   

Архитекторы считают, что в городе есть опорные здания, которые формируют старый образ, и их нельзя уничтожать, как это сделали с памятником архитектуры на Боконбаева-Эркиндик и гостиницей «Ала-Тоо». Остановить этот процесс может только социум, так же, как и остановить загрязнение пойм единственных двух речек в городе - Аламедин и Ала-Арча. Такой ландшафтный элемент, который надо бы максимально использовать для отдыха горожан, превратили в настоящую мусорку. По их мнению, обратить внимание на «легкие» города намерена теперь и мэрия, которая впервые провела конкурс на ландшафтный объект. Его цель – увидеть новые сады и парки, чтобы они были тематическими, с детскими площадками, велодорожками. «До этого парковые территории отвоевывались под строительство, уничтожена была одна треть, зеленых насаждений не хватает практически на 50 процентов, горожанам нечем дышать, некуда ходить», - отмечает Айгуль Насирдинова.  

«В конкурсе «Бишкек 2040» участвовало много иностранцев, но победил, тем не менее, кыргызстанский проект Сергея Рыспекова. Наш факультет отличается тем, что мы все время моделируем будущее. Все, что мы хотим, - это комфортная среда для проживания, учет региональных особенностей, высокие технологии развития, национальный дух. Это ясно и лежит на поверхности, но сейчас реализации этих принципов нет. Как будто все они работают в обратную сторону», - заключает Бейсен Кариев.

Строить город – сложный процесс, в нем должны активно участвовать и власти, и специалисты, и сами горожане. Мои собеседники рассказали о желании видеть город с живой душой, с современными пешеходными улицами, площадями и парками, с комфортной средой для проживания человека. Они надеются, что их рекомендации по архитектурным решениям будут использоваться мэрией, заключившей с факультетом КРСУ гуманитарный договор. А мы, горожане, надеемся услышать, наконец, красивую «музыку, застывшую в камне», потому что, несмотря ни на что, любим свой город. 

Бизнес