07:37
USD 68.81
EUR 81.15
RUB 1.04

«Бюджетные игры» парламента

Предпоследний четверг 2015-го выдался непростым и обильным на инфоповоды: президент страны сразил своей, пусть местами и грубой, но искренней эмоциональностью, а правительству с боем удалось утвердить в парламенте бюджет на следующий год.

Пока проект главного финансового документа проходил через комитеты, фракции и чтения, каждый депутат считал своим долгом пнуть кабмин за увеличение бюджетов министерств и ведомств, не забывая похвалить себя любимых, решившихся на сокращение расходов. Правда, ни один депутат так и не сказал, на какую именно сумму уменьшился бюджет парламента в 2016 году. Единственной официально названной цифрой стали 25 миллионов сомов, которые Жогорку Кенеш, по словам спикера палаты Асылбека Жээнбекова, сэкономил бюджету. Но это в уходящем, 2015-м.

Что дозволено Юпитеру…

На 2016 год все пока осталось без изменений, и, согласно бюджету, который парламентарии одобрили сразу во втором и третьем чтении, на законодательный орган страны в следующие 12 месяцев предполагается потратить почти 800 миллионов сомов, а если быть точнее - 791 миллион 284 тысячи. О чем говорил и в своем письме на имя генерального директора ИА «24.kg» управляющий делами Жогорку Кенеша Алмаз Кожомкулов, возмущенный тем, что в статье информагентства «Бесхребетный парламент» приведены неверные цифры о бюджете его ведомства. Мы признаем, что вместо разбивки по статьям сложили цифры, получив 1,6 миллиарда сомов, но, увы, сути это не меняет. На сегодня Жогорку Кенеш не узаконил ни одного пункта из обещанной программы оптимизации и экономии расходов, зато не стал затягивать с депутатским фондом.

Читайте по теме

Пока же вернемся к письму управделами ЖК, который искренне недоумевает, что Н.Осмонова, «ежедневно приходя в Жогорку Кенеш, неизвестно как насчитала «плюс-минус 1200 сотрудников», превысив реальную численность работающих почти в два раза. А число сотрудников отделов кадров завышено ровно в 8 раз: не 80, а 10 кадровиков (7 в аппарате и 3 в управлении делами)».

Во-первых, хочется сказать спасибо Алмазу Кожомкулову: пусть хотя бы так – в виде опровержения, но общественности стала доступной информация о числе сотрудников парламента, которую по неизвестным причинам руководство ЖК засекретило. О необходимости снятия грифа «Для служебного пользования» с документов о расходах и штате парламента говорила фракция «Республика – Ата Журт», предложение которой, естественно, не поддержали.

Более того, «РАЖ» предлагала размещать эти данные на сайте Жогорку Кенеша. Может, тогда и не возникало бы домыслов (причем и у самих депутатов, которые делятся данной информацией с ИА «24.kg») о том, что отдел кадров настолько раздут.

При этом депутаты почему-то возмущаются, что правительство засекретило бюджеты силовых ведомств. Оно, конечно, исходило из того, что оборона и безопасность - вопросы государственного характера. Возникает вопрос: отчего же тогда слуги народа закрыли аналогичную информацию о себе? Жогорку Кенеш - силовое ведомство? Или оборонное?

Безотчетная и безграничная

Похоже, этой же риторики решил придерживаться и управляющий делами парламента, который пишет: «В центральном аппарате ЖК работают 323 сотрудника, вместе со 120 консультантами депутатов всего 443 сотрудника, а в управлении делами парламента числятся 170 сотрудников, из них 49 -государственные служащие и 121 - технический персонал». Итого: 613 человек. Но почему-то – случайно ли, умышленно ли - Алмаз Кожомкулов «забывает», что в возглавляемом им управлении есть так называемые подведомственные учреждения, а именно: детский сад №172 «Арген» и пансионат «Алтын-Куль» на побережье Иссык-Куля. Простите, а к кому относится персонал этих структур? И не забывайте об автопредприятии, где трудятся не только 120 водителей и еще несколько в качестве запасных, но и автослесари, механики и, опять же, управленцы.

Несмотря на то что депутаты отказались от служебных машин, изменения в нормативно-правовые акты не внесены. Поэтому пока бюджет страны принят с учетом того, что на автопредприятие парламента в 2016 году планируется потратить 100 миллионов 648 тысяч сомов. Причем эта статья увеличена почти на 7 миллионов сомов, о чем сказано в пояснительной записке к проекту бюджета. И опять Алмаз Кожомкулов доказывает, что данная информация «является устаревшей и не соответствует действительности». Но это - к правительству КР в лице Минфина, который данную записку и готовил.

Управляющий делами напоминает, что «не соответствует действительности информация о том, что 10 служебных кадиллаков так и закреплены за спикером, его заместителями и лидерами парламентских фракций, поскольку Жогорку Кенеш решил не предоставлять служебный автотранспорт для обслуживания лидеров депутатских фракций».

Мы этому только рады, но почему-то о дальнейшей судьбе служебных машин – а это солидное количество неплохих иномарок – руководство ЖК «скромно» умалчивает. А ведь даже по минимальным подсчетам (исходя из расчета, что одна машина стоит $11 тысяч, то есть около 780 тысяч сомов), за все 72 автомобиля марки Toyota Camry можно выручить почти 5 миллионов 616 тысяч сомов. Не говоря о 10 кадиллаках, 7 из которых, по словам Алмаза Кожомкулова, не используются.

И ведь возможности законодательно закрепить свой отказ от помощников, водителей, служебных авто и прочего у народных избранников были. Первые голосования по оптимизации структуры Жогорку Кенеша и сокращению его расходов прошли еще 25 ноября 2015 года. Кто-то скажет, что месяц - это мало, но ведь сумели же слуги народа в рекордные две недели узаконить возможность не отчитываться в расходовании 40 тысяч сомов, выдаваемых им ежемесячно сверх зарплаты.

Данная инициатива, принятая постановлением палаты 3 декабря, уже 15 декабря обсуждалась в комитете в виде поправок в законы, а через два дня (17 декабря) одобрена палатой сразу в трех чтениях.

Теперь подсчитаем: 40 тысяч сомов на одного депутата ежемесячно - это 4 миллиона 800 тысяч сомов на весь Жогорку Кенеш. За год - или, точнее, за 11 месяцев (в прошлых созывах депутатский фонд выдавался ежемесячно, за исключением отпуска, который брал нардеп) - это 52 миллиона 800 тысяч сомов. Однако и на отдыхе народным избранникам полагалась оплата телефонной связи в размере 2500 сомов.

Исключались в отпуске представительские расходы (покупка сувениров, подарков гостям – около 1000 сомов), траты на бакалею (чай, кофе, сахар – 1000 сомов ежемесячно) и ГСМ (раньше было 10 тысяч сомов). Приостанавливалась выплата командировочных (по 7 тысяч сомов как на водителя, так и депутату), на ремонт автомашины (2 тысячи сомов) и «стипендии» парламентария в 4500 тысяч сомов. Так называемые командировочные за рубеж народный избранник получал единой суммой - 60 тысяч сомов раз в год, чтобы не дробить ее на пять тысяч сомов ежемесячно.

Но это было в прошлых созывах. Как теперь законотворцы будут тратить начисляемые им сверх зарплаты 40 тысяч сомов, за год выливающиеся государственному бюджету в 53 миллиона 100 тысяч сомов (при условии, что в отпуске им все-таки оплачивают телефонные переговоры), мы уже не узнаем.

Кто больше?

Тот же хваленый «РАЖ», на каждом углу кричавший об экономии и упрекавший коллег в невыполнении предвыборных обещаний, не заикнулся о сомнительности инициативы. Более того, когда профильный комитет рассматривал данные поправки, лидер этой фракции Омурбек Бабанов наряду с другими членами комитета выступил против предложения председателя комитета Галины Скрипкиной о получении согласия кабмина на инициативу депутатов не отчитываться за расходование 40 тысяч сомов.

«Если мы сейчас самовольно примем решение, не получив предварительного заключения правительства, поверьте: все забудут, что мы отказались от машин, квартир или еще чего-то, и припомнят именно это – как мы самовольно приняли решение о непредоставлении отчета», - предупреждала она коллег. Но мужчины-нардепы, перекрикивая друг друга, доказывали: дескать, мы же не дополнительные средства берем, а те, что нам положены по закону, уже прописанные в бюджете Жогорку Кенеша…

При этом Омурбек Бабанов не преминул похвастаться тем, что парламент сэкономил бюджету более миллиарда сомов. Однако его пыл остудил Мыктыбек Абдылдаев («Бир Бол»), с прокурорской точностью и педантичностью указавший, что по поступившим в Жогорку Кенеш бумагам и законам экономия пока не превысила 22 миллионов сомов. А управляющий делами ЖК в письме приводит цифру в 59 миллионов сомов. Без комментариев…

Как бы там ни было, какая-никакая экономия есть, ведь не зря потом народные избранники чуть ли не с лупой изучали бюджеты министерств и ведомств, и не было дня, чтобы очередной депутат - борец за справедливость не упрекнул того или иного министра: «Может, вам отдать деньги учителям и врачам, которые за год зарабатывают меньше, чем стоят ваши планшеты?», «Вы что там, в Минфине, паркером пишете?!» (Бактыбек Сыдыков, «РАЖ»), «У каждого второго кыргызстанца дома есть компьютер, но они не просят надбавки за вредность, как делают в ваших министерствах», «Может, лучше использовать skype и видеоконференции вместо траты денег на служебные поездки?»…

Фантазии нардепов не было предела. Гром и молнии в чиновников метали все – от опытных политиков до депутатов-новичков. Хотя…

В том же аппарате президента или правительства нет статей с загадочными названиями «Пособия по социальному обеспечению» или «Пособия по социальной помощи населению», из которых 553 тысячи сомов полагается аппарату парламента, а 139 тысяч 900 сомов - автопредприятию Жогорку Кенеша. Это помимо зарплаты, командировочных, транспортных услуг и так далее…

Хотя, конечно, нельзя не отметить положительные сдвиги: задетые за живое и вынужденные под давлением общественности пойти на экономию (пусть и минимально-показушную), парламентарии теперь в прямом смысле кошмарят правительство. Говоря о том, что Жогорку Кенеш сокращает расходы, депутаты не забывают дать такой же наказ кабмину. Главное, чтобы теперь и те, и другие от слов перешли к делу. Ведь даже сопартийцы Мирлана Жеенчороева («РАЖ») – единственного депутата, который вспомнил, что пора бы узаконить отказ нардепов от машин, квартир и помощников, не поддержали инициативу коллеги в части, касавшейся лишения депутатов медицинского, санаторно-курортного и бытового обеспечения «на условиях, установленных для членов правительства».

Свой отказ они объяснили страхом… очередей в обычных больницах, где лечатся простые кыргызстанцы. По мнению парламентариев, от этого может серьезно пострадать их деятельность. Оставили депутатам и возможность получать услуги госохраны и разрешение носить оружие, если на то есть веские причины. Остается надеяться, что пока законопроекты об отказе от привилегий дойдут через сито комитетов и фракций до третьего чтения, от них не останутся лишь «рожки да ножки».

Популярные новости
Бизнес