08:51
USD 69.74
EUR 79.24
RUB 1.05

Шамиль Атаханов о том, как его вычеркнули из круга Атамбаева, и деле Батукаева

Фото из интернета. Бывший вице-премьер-министр Шамиль Атаханов

Скандал с освобождением вора в законе Азиза Батукаева набирает новые обороты. В январе Генпрокуратура возобновила расследование по делу. Арестованы несколько врачей. Озвучиваются также фамилии бывших высокопоставленных чиновников. Им вменяют коррупцию, подделку документов и служебный подлог. В числе прочих упоминается и имя бывшего вице-премьер-министра, курирующего силовой блок, Шамиля Атаханова. После долгого молчания он согласился ответить на вопросы 24.kg.

—  Шамиль Есенжанович, вы долгое время отказывались давать интервью по этому скандальному вопросу. Почему сейчас согласились?

— В отношении меня и моего сына начались клевета и ложь, масштаб которых может поколебать любого человека. Правило, что чем чудовищнее ложь, тем более она похожа на правду, психологически работает. Здесь именно этот случай.

Буду оперировать только фактами. Мне важно, чтобы люди поняли суть событий. Бред Рысалиева (бывшего главы ГСИН. — Прим. 24.kg) и других требует ответа.

Мне ясно, что Рысалиев поплыл. В здравом уме человек не может себе требовать расстрела, статьи, которой уже более 20 лет нет в стране. Человек забыл принцип жизни о том, что, обливая других грязью, сам чистым не станешь.

—  О каких фактах идет речь?

— По поводу моего сына. Самолет, на котором вылетел Азиз Батукаев, обслуживала компания Kyrgyz Handling Company — APR. Данияр Атаханов ни фактически, ни документально учредителем или исполнительным лицом этой компании не является. Документы находятся в парламентской комиссии. Сведения, что мой сын встречал и обслуживал данный самолет, не подтвердились.

Никакого отношения к освобождению преступника, находящегося в местах заключения, мой сын не имел.

— Вы занимали должность вице-премьер-министра по силовому блоку. Разве ГСИН не входила в ваше подчинение?

— Вице-премьер — это не самостоятельная должность. Он куратор и координатор ведомств и министерств, входящих в состав правительства. Только по поручению премьер-министра он имеет право подписывать акты кабмина или давать указания.

Маховик коррупционной схемы по освобождению Азиза Батукаева запущен задолго до моего назначения на должность вице-премьера. Это показали и последующие события.

Попытки освободить Батукаева предпринимались более 10 лет, причем с большим терпением и настойчивостью.

В отличие от некоторых, я никогда не видел Батукаева и его родственников. У меня не было ни одного мотива заниматься им, а тем более не было возможности.

Парламентская комиссия шесть лет назад занималась этим делом с большой скрупулезностью. И ее выводы хорошо известны.

— Почему же Зарылбек Рысалиев указывает на вас? Рассказывает, что вы смотрели медицинскую карту Батукаева и давали указания врачам.

— Объем лжи и абсурда зашкаливает. Уверен, что этот пример говорит о том, что Зарылбек Рысалиев находится в неадекватном состоянии. Я оканчивал Академию МВД СССР, а не медицинский вуз. И медкарты читать не мое дело. Там врачи-профессионалы путаются. Для этого проводят консилиумы и другие формы медицинского решения. То, на что указывает Рысалиев, вообще, не могло быть. Я, будучи вице-премьером, не был куратором медицины. Кроме того, врач, в отличие от вице-премьер-министра, обладает полной процессуальной независимостью и несет за эту свободу правовую ответственность.

Ни один чиновник не имеет права и не может изменить заключение врача.

Мне кажется, что эта истина известна всем, кроме клеветников.

— Значит ли это, что Зарылбек Рысалиев имеет какие-то личные счеты с вами?

— Возможно, причина есть. Патологическая злость, затмевающая разум, имеет свою историю. В конце 2012 года меня назначили министром внутренних дел вместо Рысалиева. Мне сразу попался контракт, подписанный на $80 миллионов с китайской компанией по внедрению проекта «Безопасный город».

В 2011-м я инициировал внедрение «Безопасного города» в стране и хорошо знал параметры этого проекта. Переговоры велись с европейскими фирмами, которые уже внедряли такие проекты. Максимальные суммы по проекту варьировались в пределах $20-25 миллионов. Поэтому, увидев астрономическую сумму $80 миллионов, я направил подписанный договор на экспертизу в Минюст, который признал конкурс правительства по выигравшей компании несостоятельным, а договор ничтожным.

— Феликс Кулов приводит эпизод якобы своего разговора с Алмазбеком Атамбаевым. Цитирую: «Он [Атамбаев] рассказал, как к нему приходил ныне бывший вице-премьер-министр по обороне, безопасности и вопросам госграниц Шамиль Атаханов и уверял, что Батукаеву нужно позволить уехать из республики. Мол, иначе в Кыргызстане создается напряженная обстановка из-за противостояния между ним и другими криминальными авторитетами, к тому же Батукаев болен и никого не убивал». Это правда?

— У меня не укладывается, как можно выносить конфиденциальный разговор с президентом на всеобщее обсуждение. Если, допустим, у Кулова есть диктофонная запись этой беседы, то это свидетельский факт на умысел, на состав преступления. Если нет, то это сплетня лишенного чести и достоинства человека.

— Так этот разговор был? Зачем Кулову наговаривать на вас?

— Хотел бы дословно привести продолжение измышлений Кулова: «Тогда Атамбаев сказал Атаханову: «Если все по закону, то решайте сами».

Кроме желания бросить тень в этой жонглерской работе, ничего нет. Ни смысла, ни логики, ни малейшего желания представить ситуацию в правовом поле. О чем говорит Атамбаев «решайте все по закону», к нему претензий нет.

Вторая половина речи сводится к грубому намеку, что Атаханов взял и выпустил. Речь идет не о клетке с голубями — открыл дверцу и выпустил в небо. Речь о криминальном авторитете, который находится в месте заключения.

Действуя по закону, необходимо пройти десятки ведомств со своим законодательством и сложными процедурами: суды, прокуратура, медицина, места заключения... Где здесь место для вице-премьера? Какие решения и указания вышли из-под его пера? Где доказательная база? Ее нет и быть не может.

Сам Кулов все это хорошо знает. Но у него, видимо, время нового политического торга, и здесь не до правды.

Находясь в должности вице-премьер-министра с февраля по июнь 2013 года, я не был на приеме у главы государства.

— Почему? Вы ведь занимали высокий государственный пост.

— Обиды важнее поста. Так сложилось. У нас произошло обострение отношений. Работая министром внутренних дел, я был категорически против вывода Внутренних войск из состава МВД. Несмотря ни на какие аргументы, ВВ выведены из МВД. Как ветеран МВД очень рад, что сегодня Внутренние войска вновь возвращены в МВД президентом Сооронбаем Жээнбековым. Это очень важно для безопасности граждан.

— Вы говорите об обострении отношений, но вы же продолжали работать министром, а после стали вице-премьером по силовому блоку?

— Работать становилось все труднее. Кадровая политика МВД на тот момент перешла в руки заместителя руководителя аппарата главы государства Икрама Илмиянова. В знак протеста я подал заявление об отставке. Его не приняли. И через месяц меня перевели на должность вице-премьер-министра, которая к тому времени мало что значила.

В 2013-м реальная власть уже перешла к аппарату президента. Я был вычеркнут из окружения Атамбаева.

И я снова подал заявление об уходе по собственному желанию, на этот раз сразу подписали.

— Если вы на момент освобождения Батукаева не были уже вхожи к Атамбаеву, почему вас продолжают причислять к его ближайшему окружению?

— Чтобы ответить на этот вопрос, надо быть крутым политиком, надо быть во власти. Там свои невидимые водовороты. Например, в свое время с подачи того же Рысалиева запущено дело по мародерству членов партии «Ата Мекен». В этот период, в 2012 году, я возглавлял ГКНБ. К нам пришло это дело. Мы, насколько могли, тщательно проверили представленный материал, детально обследовали места хранения золота и другого имущества. Факты не подтвердились. Ни одного, даже косвенного участия Текебаева или Болота Шера, следователи не обнаружили. Соответствующую информацию я представил в парламент. Дело мы передали в МВД, которое возглавлял Рысалиев.

В МВД дело о мародерстве «Ата Мекена» заиграло другими красками — политическими. В ответ «Ата Мекен» раскрутил дело Батукаева и дал ему политическое звучание. Такие вот политические колотушки.

— Просто так громкие дела не возобновляются. Все же кто, по-вашему, может от этого выиграть?

— Не знаю, кто выиграет. Я не политик. Хорошо, если выиграет закон. Но точно знаю, кто проигрывает. Проигрывают кыргызстанцы — от постоянных политических интриг, которые далеки от закона. Хочется верить, что компетентные органы проведут полноценное расследование без ажиотажа и какого-либо влияния извне.

Популярные новости
Бизнес