00:27
USD 69.32
EUR 79.85
RUB 1.05

Реформа Вооруженных сил Кыргызстана. Сплошные парадоксы

В сентябре Сооронбай Жээнбеков подписал указ о выведении Внутренних войск из состава Национальной гвардии КР. Военные и эксперты считают, что следующим шагом может стать очередная кардинальная реформа Вооруженных сил (ВС) — ликвидация Генерального штаба.

Сейчас, по мнению военнослужащих, в Вооруженных силах страны сложилась парадоксальная ситуация двоевластия.

Напомним, что Внутренние войска вошли в состав Национальной гвардии во время последних реформ ВС, когда после принятия в 2013 году новой военной доктрины и появился Генеральный штаб.

Структура создана указом президента в 2014 году на базе Главного штаба Министерства обороны. В том же году в закон «О Вооруженных силах» внесли изменения. Согласно поправкам, Вооруженные силы состоят из Сухопутных войск, органов военного управления, Национальной гвардии, Сил воздушной обороны и Пограничной службы. Вместо прежнего Министерства обороны создан Госкомитет по делам обороны (ГКДО). Он входит в состав правительства, тогда как Генеральный штаб подотчетен президенту. Но, не являясь членом кабмина, ведомство не может вести военную политику на должном уровне. В частности, инициировать какие-либо законы. Этими полномочиями, согласно закону, наделен ГКДО как член правительства.

Кто и кем управляет?

Идея создания Генштаба была в том, чтобы он объединил все военные ведомства на случай чрезвычайных ситуаций или военных действий.

Генштабу отдали функции управления войсками, а Госкомитету по делам обороны — бюджет.

Фактически всеми финансами распоряжается Генштаб, поскольку по иерархии начальник Генштаба стоит выше председателя ГКДО.

Помимо этого начальник Генштаба негласно руководит и кадровыми вопросами. Если, к примеру, председатель ГКДО или Погранслужбы намерен назначить на должность офицера, он обязан согласовать кандидатуру с начальником ГШ.

Интересно, что начальник Генштаба представляет главнокомандующему кандидатуру председателя Госкомитета по делам обороны, тогда как эта должность входит в состав кабмина.

Кстати, согласно статье 88 Конституции реализация мер по обеспечению безопасности и обороноспособности принадлежит правительству.

Преждевременное решение

Военные эксперты в один голос утверждают: Минобороны нужно возвращать, а Генштаб должен быть подведомственен этому органу. Такого мнения придерживается, в частности, экс-министр обороны Таалайбек Омуралиев.

«Министерства и ведомства сокращаются, если в них больше нет необходимости. Однако в Кыргызстане военная угроза не исчезла — терроризм процветает, территориальные претензии имеются», — говорит он.

Парадокс в том, что в стране есть Минкультуры, а Минобороны, как органа, отвечающего за политику безопасности, нет.

По мнению генерал-майора, при возвращении Минобороны Генеральному штабу следует оставить функцию управления войсками. Но при этом он будет объединять штабы всех силовых структур.

Министерство обороны является членом правительства. За четыре года Генеральный штаб не смог объединить все штабы силовых структур. В войсках Генштаба сейчас двоевластие.

Таалайбек Омуралиев
Бывший заместитель секретаря Совета безопасности Адыл Курбанов пояснил, что идея создания Генштаба заключалась в улучшении управления вооруженными силами. Но при этом встал вопрос международного сотрудничества.

«У государств, с которыми сотрудничает Кыргызстан в рамках ОДКБ, Министерство обороны интегрировано с Генштабом. Его начальник является заместителем главы военного ведомства. Наша же система не совсем хорошо вписалась в эту вертикаль. Многие не поняли, кто принимает военно-политические решения», — сказал Адыл Курбанов.

По его мнению, возврат Министерства обороны расставит все на свои места.

Чужой опыт не для нас

Стоит заметить, что Генеральный штаб Кыргызстана был создан на основе опыта в Турции. В России глава ГШ служит в ранге заместителя Министра обороны.

Бывший начальник Генштаба полковник Жаныбек Капаров отметил, что в Кыргызстане нет четкого представления о Генеральном штабе и Министерстве обороны.

«Решение о создании Генштаба принято преждевременно. Нужно было оставить Минобороны, но при этом поднять статус Главного штаба как органа планирования, ведения боевых действий. Не имея четкого представления, заварили эту кашу, и она будет приносить лишь отрицательные дивиденды государству. Нужно вернуться в нормальную колею и четко прописать, что такое Генштаб или Главный штаб», — отметил он.

Жаныбек Капаров пояснил, что двигаться вперед, да еще в одиночку, по своим законам у нас не получится.

Кыргызстан состоит в военно-политическом союзе ОДКБ, где есть единая система управления.

За четыре года управления Генштаб фактически антиконституционно командует Вооруженными силами, так как он не отражен в системе госвласти и Конституции. Следовательно, не обладает государственными полномочиями, в том числе правом законодательной инициативы.

Эксперты не исключают вероятности возвращения к системе Минобороны. Однако решить этот вопрос предстоит главнокомандующему.

Популярные новости
Бизнес