00:30
+1
USD 69.75
EUR 82.18
RUB 1.18
Общество

Жизнь крестьянская не сахар

В ИА «24.kg» поступили жалобы от читателей на километровые очереди в пункты приема сахарной свеклы. Чтобы узнать, в чем причина такой задержки, звоним в Министерство сельского хозяйства КР. И вот что узнаем.

Взгляд сверху вниз

— Создан Республиканский штаб по проведению организованного приема сахарной свеклы. В него вошли заместители министров сельского хозяйства, транспорта и коммуникаций, внутренних дел, а также первые замы полномочных представителей правительства в Чуйской и Таласской областях, заместитель начальника ГУВД Чуйской области, директора сахарных заводов «Каинды-Кант» и «Кошой» и начальник управления грузоперевозок национальной компании «Кыргыз темир жолу».

Мы вчера издали приказ о продлении работы пунктов приема до 24.00. Раньше они работали с 8 до 20 часов, — сообщил замминистра сельского хозяйства, пищевой промышленности и мелиорации КР Эркинбек Чодуев.

Чиновник посетовал на то, что крестьяне (вот беда!) начинают собирать урожай одновременно, и это тоже приводит к очередям. А комментируя жалобы наших читателей, Эркинбек Чодуев ответил так: «Вот в рубрике «Агент 024» я вижу у вас две новости о том, что перед приемными пунктами выстроились очереди. В одной из них пишете, что стоят более 20 машин. Но 20 машин — это нормально. Их примут за пару часов. В другой новости вы выложили видео и написали, что к пункту приема в городе Токмаке километровая очередь. Я посмотрел видео. Вряд ли там километр будет».

Взгляд снизу вверх

И действительно, почему же крестьяне собирают сахарную свеклу одновременно да еще постоянно вверх, на небо поглядывают? Вероятно, чтобы успеть собрать до начала дождей, иначе наемные работники не согласятся, рискуя здоровьем, копать и очищать свеклу от ботвы в сырую погоду, да и техника на размытые дождем поля не заедет. А очередь к пункту приема в городе Токмаке на видео действительно километровая. Потому что читатель, приславший его, не смог доехать до самого начала очереди, на это ушло бы слишком много времени.

Эх, далеки от народа наши чиновники. В надежде, что они хотя бы прочитают, как живется крестьянам, отправляюсь прямо на поле неподалеку от села Юрьевка в Ысык-Атинском районе. Здесь в полном разгаре уборка урожая.

Кажется, вся жизнь из деревни перенеслась сюда. По дорогам между полями туда и обратно курсируют машины и трактора, люди собирают кто сахарную свеклу, кто кукурузу, кто капусту. Вокруг бегают дети, собаки, коровы ходят по полям и жуют ботву от сахарной свеклы, сложенную в кучи. Солнце еще теплое, но холодный ветерок ни на минуту не дает забыть о том, что зима не за горами.

К черту политику!

Сборщики свеклы приняли меня за представителя одной из партий. «Опять агитаторы!» — воскликнула женщина, увидев, как я приближаюсь к ним. Все остальные подняли головы и стали смотреть на меня. «Это из какой партии?» — спросила другая. «Ну их, эти партии, к черту! У нас обед скоро!» — сказал мужчина в огромной шапке.

Чтобы преодолеть невидимую преграду, пришлось признаться, что агитировать ни за кого не собираюсь. И только после этого постепенно разговорились.

Фото ИА «24.kg». Фермер Нурадин Алиев, Ысык-Атинский район, 2017 год

Сахарную свеклу на этом поле в 12 гектаров вырастил крестьянин Нурадин Алиев. Земледелием он занимается всю жизнь. После школы отучился в политехническом институте, но по специальности работать не пошел. Вернулся в деревню и занялся тем, чем занимались отец и брат.

Отец Нурадина в советское время работал заведующим гаражом, а мать заведовала пекарней. После развала Союза, чтобы прокормить семью, занялись земледелием. Тогда в основном сажали пшеницу. А сейчас, по словам Нурадина, единственное, на чем можно заработать, это выращивание сахарной свеклы. Продажа других сельхозкультур едва покрывает затраты на их выращивание.

Что посеешь, то пожнешь

Спрашиваю Нурадина Алиева, насколько затратен его бизнес.

— Я потратил чуть более миллиона сомов. В эту сумму входит аренда 12 гектаров пахотной земли. Расходы, то есть вложения, начинаются задолго до посева. Еще осенью землю надо обработать суперфосфатом или амофозом. Это питательные вещества. Весной нужен предпахотный полив, для глубокой вспашки. Чтобы посадить сахарную свеклу, глубина вспашки должна составлять 25–30 сантиметров. После вспашки землю нужно дисковать (измельчать). Затем маловать — то есть выравнивать и уплотнять верхний слой почвы на орошаемых участках. И лишь потом засеивать. На все это уходит немало денег.

Еще важно, по словам Нурадина, не поскупиться на хорошие семена. Дешевые могут не только дать плохой урожай, но и вовсе не взойти.

Семена крестьяне и фермеры приобретают на сахзаводе. Иначе потом могут возникнуть проблемы со сбытом.

Не купишь семена у завода — не заключат с тобой договор на прием урожая. А больше крестьянам сдавать его некуда.

Сахарная свекла — стратегический продукт, ее нельзя вывезти из страны и продать в Казахстане или России, например. А в нашей стране есть всего два сахзавода. Конкуренции у них нет, и монополист, можно сказать, диктует условия.

Успевай поворачиваться

После посева нужно проделать химическую прополку почвенными гербицидами. Они на 30–40 дней задержат рост травы, которая может помешать взойти семенам. Потом всходы нужно опрыскать листовыми гербицидами, чтобы через листья дать питание корням. Затем культивировать, чтобы к корням поступал кислород, и размягчить землю. В промежутках между этим обработать поле селитрой для лучшего роста корнеплодов.

Затем нужно нанять около 10 человек на один гектар земли для ручной прополки. Работники еще и прореживают всходы сахарной свеклы, чтобы растениям было не тесно расти.

Для второй ручной прополки требуется в два раза меньше людей.

Чтобы вырастить сахарную свеклу, нужны две химические прополки, две — ручные, три раза поле обработать селитрой, два раза культивировать, поливать не менее пяти раз и один раз окучивать. В общем, работы на целое лето. Мало кто из фермеров может позволить себе поехать отдыхать на Иссык-Куль, тем более за границу.

— Кто-нибудь контролирует, какими гербицидами вы пользуетесь? — спрашиваю Нурадина.

— Лично я покупаю лицензированную продукцию у добросовестных поставщиков. Но, честно говоря, никто не проверяет, что крестьяне используют на полях. Запрещенные химикаты в нашей стране можно купить на рынках совсем недорого. Многие так и делают, не думая о последствиях.

— Сколько сахарной свеклы вы собрали и продали?

— Уже 500 тонн собрал, еще думаю 200–300 предстоит собрать. По крайней мере, надеюсь на это, — смеется он.

— В очереди к пунктам приема свеклы стояли?

— В этом году нет еще. Вот в прошлом году были очереди! А в этом году, во-первых, сдаем по графику. Есть определенные дни для каждого айыл окмоту. Во-вторых, из-за засухи этот год выдался неурожайным. С одного гектара получили по 45–50 тонн свеклы, а в прошлом году было 60–70 тонн.

Вот такая арифметика

Принимают сахарную свеклу по 3,4 сома за килограмм. Но из одной тонны в пунктах приемы высчитывают за грязь по 6,5 процента, несмотря на то что в такую хорошую погоду свекла попадает на пункт приема практически чистой. Сложно представить, сколько процентов станут высчитывать, если фермеры не успеют собрать урожай до начала дождей и будут сдавать грязные корнеплоды. Да и за урожай наличными завод рассчитывается только за половину полученного товара. Остальное отдают сахаром.

Получив деньги, крестьянин сразу же должен закупить селитру, отдать деньги заводу за семена, которые получит весной, и запастись всем необходимым для посева на будущий год. И сделать это надо быстро: пока деньги, словно вода, не утекли сквозь пальцы.

— Сейчас я уже хорошо понимаю язык земли. Знаю, что землю не обманешь. Если вкладываешь в нее силы и средства, удобряешь ее, относишься к ней бережно, она даст хороший урожай. А если пытаешься экономить, она и ни с чем может оставить, — говорит Нурадин.

— Раньше я все время переживал, боялся получить плохой урожай. В этом году почему-то не было такого страха. Может, привык уже. А может, из-за того, что, кроме сеялки, у меня теперь есть вся необходимая техника. В прошлом году купил себе даже культиватор и опрыскиватель.

— Осталось только сеялку купить?

— Сеялку легче арендовать за 2 тысячи сомов на гектар. Потому что в год она нужна только один раз, и то полдня. В остальное время будет просто пылиться и занимать пространство во дворе.

У Нурадина жена и трое сыновей. Этот урожай — единственный доход семьи. Держат они только одну корову. Жена — домохозяйка. Но сегодня она пришла на поле помочь мужу собирать урожай, ведь небо затянуто серыми облаками и кажется: со дня на день пойдет дождь.

Полевой коллектив

«Вы про нее напишите. Несмотря на то, что у нее грудной ребенок, она пришла мужу помогать. Имя у нее красивое — Султан», — говорит фермер.

«И нас сфотографируйте, чтобы родственники за границей по Интернету увидели», — встают рядком веселые и шумные женщины.

Султан молча улыбается. Сначала попыталась отойти в сторонку, но женщины не дали ей этого сделать и заставили сфотографироваться.

— Мы домохозяйки. Домашнюю работу никто не видит. Поэтому, когда есть возможность, нанимаемся на поле поработать. Здесь не скучно. С бабами хоть поговорить, посмеяться можно. Да и денежка никогда не бывает лишней. Вечером получим 600 сомов и все вместе пойдем в магазин за продуктами и сладостями для детей. А потом и домашние дела переделать успеваем, — говорит Руфа Шарифова.

Женщины разговаривают, не отрываясь от работы. Ловко поднимают довольно крупный корнеплод с земли и отрезают ботву. Более крупную свеклу прижимают к себе, потому что удержать в руках такую тяжело.

Шаси Дадаева рассказывает, что каждый год старается сделать консервацию на зиму до начала полевых работ. И приходит работать на поле, чтобы купить домой продуктов. Семья у нее большая. Муж, двое сыновей, сноха и внук. Всех кормить нелегко, а работа на поле не постоянная. Пару недель работает летом на прополке и неделю осенью на сборе и очитке корнеплодов.

— Я предлагаю женщинам работать не с 7 часов до 17, как обычно, а с 8 до 18, потому, что по утрам стало очень холодно, но они не соглашаются. Говорят, привыкли уже. А вечером нужно скорей домой, ужин приготовить, печку затопить, детей искупать, к школе подготовить. Сегодня пришли в семь часов на поле, а здесь белым-бело. Все инеем покрыто. И все равно работали, — рассказывает Нурадин Алиев.

Ближе к пяти вечера стало заметно холодать. Подул резкий ветер, от которого слезились глаза. Но никто, кроме меня, кажется, его не замечал. Все, засучив рукава, принялись работать еще быстрее. Одни выкапывают свеклу, другие очищают ее от ботвы и складывают в кучки, третьи закидывают урожай в кузов грузовика. Нужно скорее наполнить последнюю машину и отправить на пункт приема.

Когда люди расходятся по домам, на поле становится уж совсем холодно, и солнце садится за горизонт.

Популярные новости
Бизнес