13:03
USD 84.68
EUR 103.38
RUB 1.15

Профессиональные родители. Как живут фостерные семьи в Кыргызстане

Программа о приемных (фостерных) семьях в Кыргызстане внедрена в 2014 году. Положение было утверждено правительством. Приемным родителям предусматривались выплаты в 6 тысяч сомов и еще столько же на расходы ребенка. Но несмотря на это, взять на воспитание чужое дитя желающих было не много.

Поэтому в 2021 году решили размер финансирования приемным семьям увеличить. Сегодня сумма выплаты составляет полтора прожиточных минимума, или 9 тысяч 402 сома — пособие на ребенка, а также оплата приемному родителю за уход и воспитание подопечного — 9 тысяч 355 сомов. Всего 18 тысяч 757 сомов.

Журналист 24.kg поговорила с родителями, решившимися на такой шаг, узнала, с какими трудностями они столкнулись при воспитании приемных детей и что они думают о программе.

Главное — внимание родителей

44-летняя учительница из села Кызыл-Суу Иссык-Кульской области Венера Темирбекова два года назад взяла на попечение восьмилетнюю Мээрим (имена всех детей изменены из соображений этики).

У женщины есть две дочери. Одна из них вышла замуж, другая учится в 10-м классе.

«Я работала в детском доме. Там воспитателям рассказали, что появилась такая программа. Когда старшая дочь вышла замуж и уехала, младшая осталась одна, и я решила удочерить девочку, чтобы у нее была сестренка», — рассказывает вдова Венера Темирбекова.

Биологическая мать оставила Мээрим еще в младенчестве, отец женился на другой, а дочь отдал в детдом.

Венеры Темирбековой
Фото Венеры Темирбековой . Приемная дочь Мээрим

Первую встречу с малышкой Венера вспоминает с улыбкой. «Мы с ней виделись дважды, и работники соцзащиты рассказали ей обо мне, о том, что я стану на время ей матерью. Можно сказать, что морально подготовили. Когда в третий раз пришла, она подбежала ко мне и обняла. Мне стало очень тепло на душе», — отмечает женщина.

Отношения с приемной сестрой сложились не сразу.

«Вначале моя дочь не могла привыкнуть к Мээрим, ревновала меня к ней, была недовольна, что уделяю больше внимания новому члену семьи. Спрашивала, перестала ли я ее любить. Я поговорила с ней наедине, объяснила ситуацию. Она поняла. Сегодня они дружные», — говорит Венера Темирбекова.

Нельзя привязываться

Это сейчас Мээрим открытая, общительная девочка. Но вначале, как признается Венера, малышка была очень замкнутой, ей было трудно идти на контакт с людьми. «Всему пришлось обучать заново. Она не умела читать, писать, хотя уже училась во втором классе. Мы ей покупаем книги, игрушки. Каждый день я занимаюсь с ней, вместе делаем уроки. Поэтому в классе она стала самой успевающей ученицей. Она изменилась в лучшую сторону. В воспитании детей, могу сказать, важно уделять внимание, дарить заботу и тепло», — считает приемная мать.

Воспитание детей в фостерных семьях не означает их усыновление — дети воспитываются строго определенный договором срок.

Мээрим в семье Темирбековых тоже временно: если кто-то из родственников девочки или родители захотят забрать ее, то Венере придется отдать дочь.

«Однажды она подошла ко мне и говорит, что хотела бы поскорее вырасти, чтобы родственники не смогли забрать ее. Это меня очень растрогало тогда. Она стала членом нашей семьи. Я ее уже не представляю в другом доме», — говорит женщина.

Во время обучения будущим фостерным родителям объяснили: нельзя привязываться к ребенку, отдаваться всем сердцем, потому что в последующем, если объявятся близкие и заберут его, расставаться будет тяжело.

Все понимаю, но не могу не любить ее.

Венера Темирбекова

С родителями приемной дочери Венера готова встретиться, но говорить о расставании с Мээрим женщине очень тяжело...

Венеры Темирбековой
Фото Венеры Темирбековой . С приемной дочерью Мээрим

В первый год тяжело

Бурул Ирсалиева вырастила и воспитала пятерых детей. Сейчас ей 53 года, она работает бухгалтером. Сын уехал из родного села Тосор Джети-Огузского района и теперь работает в столице. А четыре дочери окончили вуз и вышли замуж, тоже покинув отчий дом.

«Мы с супругом остались одни. Два года назад решили взять ребенка на воспитание. Я прошла обучение, получила сертификат, соцработники ознакомились с нашими условиями проживания, взяли характеристику у соседей и дали добро», — рассказывает Бурул Ирсалиева.

Посоветовавшись, семья решила взять двоих детей. «Когда заполняли анкету во время обучения, я написала, что хотела бы мальчика и девочку», — вспоминает женщина.

«Когда позвонили и сказали, что предстоит знакомство с детьми, я очень волновалась и даже боялась. Помню, всю ночь тогда не спала. Интересно было, какими будут дети. Пришла, увидела, понравились. Мы обнялись и поцеловались как родственники. Тогда дети сразу же меня назвали мамой. Было очень волнительно», — рассказывает Бурул Ирсалиева.

11 апреля 2019 года семье передали родных сестру и брата — Зарину и Адилета, 15 и 9 лет.

Родители Зарины и Адилета пропали в феврале 2019 года, они вышли порыбачить на озеро и не вернулись. Тело отца нашли 6 апреля на берегу Иссык-Куля, мать еще числится в розыске.

«Девочка жила у бабушки со стороны мамы, мальчик — у папиной родни. В семье были постоянные скандалы. Я боялась, ведь дети совсем недавно осиротели, думала, будут плакать, долго привыкать. Но к моему удивлению Адилет после первой же ночи сказал, что ему у нас понравилось и он никуда не уйдет», — делится воспоминаниями женщина.

Но доверительные и близкие семейные отношения им удалось выстроить не сразу.

«Были трудности. Когда только пришли, они были бесконтрольными. Могли целыми днями играть, уйти гулять, не предупредив, не имели понятия о доме, быте. Учебой совсем не занимались. Позже мы объяснили. Сейчас они более ответственные и учатся хорошо», — говорит приемная мать.

Особенно тяжело далось общение с Зариной. Сложно найти общий язык с подростком.

«Мы друг друга не понимали. Характер у нее непростой. Никогда не делилась переживаниями, мыслями. Была очень закрытой и отстраненной. Я все время спрашивала: как у нее дела, как в школе, никто не обижает, может ей что-то нужно. Она не шла на контакт. Почти год ушел, чтобы установились доверительные отношения», — рассказала Бурул Ирсалиева.

По договору дети в фостерных семьях воспитываются до 18 лет. Достигнув совершеннолетия, они должны покинуть родительский дом и дальше устраивать жизнь самостоятельно.

Ирсалиевы переживают за судьбу Зарины, ей осталось жить в семье всего год. Куда она пойдет? Как будет дальше выживать? Эти и другие вопросы терзают приемных родителей.

«Хотим, чтобы она получила образование и обзавелась хорошей семьей», — говорит Бурул Ирсалиева.

В семье ребенку лучше

Сегодня в республике в 44 фостерных семьях воспитываются 72 ребенка. Всего с 2014 по 2020 год через фостерные семьи прошли 200 детей.

Эксперты отмечают, что в фостерные семьи неохотно берут ребенка старше 10 лет, имеющего братьев или сестер и детей с инвалидностью.

В Минсоцзащиты уверены, что программы внедрения фостерных семей на практике приносит лишь положительные результаты. «Детям, воспитывающимся в детских домах и специальных учреждениях, сложно строить дальнейшую жизнь. А ребенок, который воспитывался в семье, видел домашний быт, вырастает более приспособленным ко взрослой жизни», — уверены чиновники.

Популярные новости
Бизнес
26 февраля, пятница