15:18
USD 84.57
EUR 100.74
RUB 1.17

Необычный и удивительный Бишкек в картинах Эмиля Насритдинова

Порой город, в котором ты живешь далеко не первый год, неожиданно открывается для тебя в новом свете. Ты начинаешь замечать прекрасное в вещах, прежде казавшихся обыденными, — в торговых павильонах возле дома, в остановках общественного транспорта и даже в балконах обшарпанных многоэтажек.

Бишкекский художник и урбанист Эмиль Насритдинов научился не только чествовать Бишкек по-особенному, но и передавать эти ощущения в акварели.

24.kg
Фото 24.kg. Эмиль Насритдинов

В интервью 24.kg он рассказал о том, что подтолкнуло его заново переосмыслить город и почему, объехав немало стран, большую часть своих картин он посвящает именно столице Кыргызстана.

— Расскажите о себе. Где прошло ваше детство? Что подтолкнуло вас к увлечению живописью?

— Я родился в Оше в 70-е годы, в советское время. С детства увлекался рисованием. Помню, еще в садике я никак не мог уснуть в дневное время, и воспитатели усаживали меня рисовать. Потом были кружки в Доме пионеров. В старших классах я ходил в студию изобразительного искусства, которая работала в Оше при хлопчатобумажном комбинате под руководством замечательного художника Вячеслава Захарченко. Именно он привил мне первые профессиональные навыки, заставил работать над картинами более серьезно и обдуманно. Я всегда хотел стать художником. Мечтой было поступить в Художественный институт имени Сурикова или Репина...

— Однако по образованию вы архитектор. Что помешало воплотить мечту?

— Родители посчитали, что, став профессиональным художником, я закончу жизнь алкоголиком в нищете (смеется). Компромиссом стал архитектурный факультет КГУСТА. Я начал изучать архитектуру, но не стал бросать рисунок. Если одногруппники занимались им только до второго курса, то я посещал уроки рисования до 6-го курса. У нас был замечательный преподаватель Сергей Тартыков.

— Окончив университет, с живописью вы не расстались...

— Нет, на какое-то время я немного отошел от живописи. После университета с головой погрузился в работу. Позже переехал за границу, получал дополнительное образование. Вернулся в Бишкек. Стал преподавать в университете. И примерно года четыре назад мне захотелось вновь взяться за рисунок. Сначала попробовал себя в графике. В 2016 году поучаствовал в конкурсе современного искусства, выиграл гран-при. Меня это вдохновило, и я вновь начал заниматься акварелью.

— Большинство ваших работ написаны в жанре акварели. Многие считают его один из самых сложных жанров.

— В какой-то степени это так. Акварель не прощает ошибок. Масло, например, можно закрасить поверх. С акварелью этот фокус не выйдет. Поэтому и говорят, что рисунок акварелью ты должен закончить за 10 минут до того, как ты должен его закончить. Нужно сдерживать себя и вовремя останавливать. Потому что один лишний мазок может убить работу. Но в то же время в акварели есть свои преимущества. Непредсказуемость — никогда не знаешь, как потечет краска. Больше возможности для создания интересных текстур. Очень много разных методов. Как говорит моя дочь — «опять ты на свою работу наплевал». Это и в буквальном и в переносном смысле. Я обычно начинаю набрасывать акварель, стряхивая кисть брызгами на бумагу, получаются интересные формы.

— В ваших работах есть особенность — вы ухитряетесь увидеть нечто особенное даже в самых, казалось бы, обычных вещах. Остановка городского транспорта, задвижка в арыке. Как вам это удается?

— Фокусу с маленькими деталями меня научил мой наставник и руководитель дипломной работы — художник Улан Джапаров. После первой выставки, которая была скорее традиционной, он посоветовал попробовать поискать нечто менее масштабное.

— Вы довольно много путешествуете. Однако подавляющее большинство ваших работ посвящено именно Бишкеку. Чем вас так сильно привлекает этот город?

— Это интересный момент. Прежде я почти не рисовал Бишкек. В основном это были наброски из моих путешествий. Весь прошлый год мы пробыли в США, проехали штаты от Восточного до Западного побережья, по Европе ездили. И большинство акварелей были посвящены именно им. Оказавшись запертым на карантине в Бишкеке, я смог ближе и внимательнее рассмотреть город, в котором мы с вами живем. На удивление я увидел его не серым, а очень интересным и красочным.

— Ваши самые любимые места в Бишкеке?

— Мне нравится речка Ала-Арча в районе КГУСТА, девятый и десятый микрорайоны. В этих местах прошли мои студенческие годы. Я очень их полюбил. Рядом парк имени Ататюрка, набережная и отличный вид на горы.

— А в Кыргызстане есть такие места?

— Ош. Я там вырос. Очень красивый и живописный город.

— Живопись для вас сейчас хобби или нечто большее?

— Для меня она в какой-то степени становится призванием. Я делаю это для души, и если раньше я действительно занимался живописью в качестве хобби, только в свободное время, то с момента, как все мы вышли на карантин, я начал рисовать более активно. Если посчитать, то с марта до сегодняшнего дня я написал около 130 работ. Творчество помогло мне справиться с пандемией и изоляцией. Этой теме была посвящена моя летняя выставка. Она так и называлась «Акварельная терапия».

— Что вдохновляет вас творить?

— Я не концептуальный художник и никогда им не был. В основном вдохновляюсь какими-то интересными графическими и цветовыми композициями. Если вижу что-то красивое, динамичное — это может быть городской пейзаж или природа, то мне хочется рисовать.

— Кто ваш любимый художник? Чьими работами вы восхищаетесь?

— Я всегда вдохновлялся русской школой реализма. Мне очень нравятся акварели Михаила Врубеля, его композиции. Ну и классики, конечно, — Валентин Серов, Илья Репин. Нравится советская школа реалистического искусства. Из современных — американский художник Томас Шаллер, испанский — Альваро Кастаньет и австралийский художник Джозеф Збуквич. С последним мы знакомы лично. Он преподавал в университете в Мельбурне, где я учился.

— Вы продолжаете совмещать творчество с преподаванием?

— Да, я преподаю в АУЦА на факультете Антропологии, технологии и международного развития и являюсь координатором магистерской программы «Антропология, урбанизм и международное развитие». Преподаю в основном антропологию и урбанистику — градостроительство, архитектуру, городское планирование.

— Что бы вы хотели изменить в столице Кыргызстана как человек, профессионально занимающихся урбанистикой?

— Самая главная проблема Бишкека — это смог. Потому что ты можешь закрыть глаза на что угодно: на политику, на плохую инфраструктуру. Ты можешь выбрать в городе места, которые тебе нравятся, и посещать только их, отказавшись от пространств, на твой взгляд, некрасивых и неудобных. Но невозможно избавиться и убежать от загрязненного городского воздуха. Он убивает. Я беспокоюсь за детей, за родителей. Для меня, как урбаниста, это проблема номер один.

— Сложно совмещать живопись с преподавательской работой?

— На самом деле сложно. Но рисование дает некий импульс, дополнительную энергию, которая помогает в преподавании, заряжает позитивом.

— Как на ваше творчество реагируют ваши студенты?

— Не многие о нем знают. Я не преподаю студентам рисование, хотя хотел бы. Но те студенты, что есть у меня в друзьях в Facebook, видят мои работы, и им они нравятся.

— Если бы вам пришлось оставить что-то одно, что бы вы выбрали — живопись или научную работу и университет?

— Без сомнения, живопись. У меня в душе осталась эта «козявка». Я хотел стать профессиональным художником — не получилось. Но у меня есть цель — с годами полностью уйти в искусство. Я не готов бросить все прямо сейчас, как Ван Гог, и заниматься только живописью. Есть семья и дети, которых надо поднимать на ноги. Но я надеюсь, что в течение десяти лет мне удастся отойти от насущных дел и полностью посвятить себя живописи.

Популярные новости
Бизнес