09:37
USD 69.50
EUR 79.10
RUB 1.04

Нурлан Абдыкадыров о каше из топора и крыльях молодости

Процесс создания нового фильма проходит у режиссеров по-разному. Одни успевают сделать новую ленту за несколько месяцев, у других на это уходят годы. У заслуженного деятеля искусств КР Нурлана Абдыкадырова на съемки картины «Путешествие с бомбой» («Кыргыз-казак бир тууган») ушло три года. Своими размышлениями, накопившимися за этот период, режиссер поделился с ИА «24.kg».

- Ваши упорство и желание завершить фильм вызывают уважение…

- Это был сложнопостановочный фильм с большим количеством объектов, переездов, актеров, участием групповок, массовки, арендой большого количества транспорта. Я подключил все свои связи и бескорыстную помощь знакомых и друзей. Не будь их, на картину ушло бы еще больше времени и денег. Даже сейчас, в период ее выхода, многие безвозмездно помогают мне с рекламой. В период монтажа, озвучивания, написания музыки эти высокооплачиваемые специалисты, увидев материал фильма, взялись работать «в кредит».

Когда кончились деньги в первый раз, группа разбрелась. Осталась пара человек, и на досъемках, которые состоялись в 2014-2015 годах, я был всем: помощником рабочих, осветителей, вторых операторов, водителей, художника, гримера - всех. Считаю, что совершил невозможное для себя, сняв эту картину. Кредиты ведь за меня папа и дядя отдавать не будут.

Теперь в кино я не боюсь никаких преград и, набравшись огромного опыта, как тот солдат, что сварил кашу из топора, готов взяться за фильм, где многотысячные массовки и танки с самолетами. Хотя я не люблю такие ленты и не вижу смысла в яркой форме с минимальным содержанием. Фильм отражает мое видение жизни и людей, мировоззрение. Я вырос на академической школе, потом ушел в авангардизм. Комедия уровня Леонида Гайдая, выдающихся итальянцев, грузин была моей целью, хотел сделать зрительскую комедию.

- Что было принципиально новым для вас в работе над лентой?

- У меня цель: изучаю камеру, чтобы видеть глазами кинооператора. Сам сижу на монтаже. Это помогает понять, глядя с конца в начало, как надо снимать. Так что здесь я обучал себя самого киноязыку, операторской составляющей.

- Довольны результатом?

- Никогда не доволен тем, что сделал. Некоторые друзья по театру называли меня самоедом. Есть такое.

- С кем вам интереснее работать — с состоявшимися актерами или дебютантами?

- Помощники предлагают разных актеров, но точку в этом деле я ставлю сам. Мне интересно работать с профессионалами, но органичными, а не испорченными театром, заштампованными биороботами. Профессионалов надо «урезать», пробуждать в них органику, а непрофессионалов – наоборот, «будить», вытаскивать из них внутренние жизненные силы, которыми они не умеют пользоваться. В моей ленте снимались лучшие театральные актеры Кыргызстана, много было непрофессионалов. Но теперь я от последних откажусь, буду работать только с профессионалами. Также снимались актеры из Алматы, Караганды, Тараза.

- Если бы вам предложили снимать кино о Кыргызстане — его душе, сущности, характере, о чем была бы эта картина?

- Об Алымбеке датке. Современные политические интриги и ситуация в КР сейчас схожи с тем сложным временем, когда нас зажимали со всех сторон большие империи. Ничто не поменялось, кроме одежд и декораций. У меня есть несколько сценариев авторского плана о жизни сельских жителей. Бог даст, сниму, там все сказано о нашей душе - комическое и драматичное.

- Есть приглашения на работу из-за рубежа?

- Да, в Казань, Уфу, Казахстан на постановки. В минуты перерывов между битвами за фильм я готовил новые сценарии. Если что-то заработаю, сразу вложу деньги в новый приключенческий фильм о солдате. Я сам когда-то был солдатиком, на атомной станции в стройбате пребывал среди множества парней разных национальностей. Было много интересных типажей, может быть, они сейчас подспудно всплывают в моих киносценариях. Пишу роман про мою большую армию. Но там массовка, групповки, я этого не люблю. Как заглянуть толпе в душу? Можно заглянуть группе персонажей, но не тысячам. Если напишу когда-либо, отдам снимать кому-нибудь.

- Что вам больше по душе – писать киносценарии, снимать фильмы или ставить спектакли?

- Вместо института кинематографии я поступил в театральный институт. Но моим учителем был кинорежиссер, народный артист СССР Шухрат Аббасов. Так что подсознательно мы, его студенты, хотели по его стопам после театрального пойти на Высшие курсы кинематографии. Я много читал всю жизнь, да и сейчас не прекращаю. Труд в кубе. Благодаря работе в театре я многое переосмыслил, понял. На первом курсе у меня было мышление, как у кинорежиссеров, потом я понял условность театра, и это взрастило фантазию во мне. Теперь я через труд и упорство полюбил писать сценарии, делать жанровые наброски в дневник, постановку спектаклей. Но все же хочется делать кино, зрителей у него много.

- Чем займетесь дальше?

- В моем творчестве наступил период, когда надо снять картины по двум давно готовым собственным сценариям: «Влюбленные беглецы» и «Американский зять». Хочу, чтобы их увидели миллионы людей, так как за долгий период работы в театре мои спектакли видели от силы десяток тысяч зрителей. «Влюбленные беглецы» - приключенческий фильм о молодом солдате и его возлюбленной. Думаю, всем интересна тема армейской жизни, и я планирую уже летом снять эту ленту. Хочу это сделать еще и потому, что у меня прошла молодость, а о любви не снято ничего. А невыплеснутая тема юношеской страсти прячется по уголкам души, и надо от нее освободиться, закрыть тот период хоть задним числом, сложить крылья молодости. 

Бизнес